Ролевая игра «По ту сторону»

 

 

 

 

 

 

 

Содержание:

 

 

 

 

 

© «Перепечатка любых материалов сайта как в сети, так и на бумаге и их коммерческое использование запрещена и преследуется по закону.»
Главная » Истории и хроники » Аида Арманди » Битва оборотней

Читать рассказ: Битва оборотней

Пара Волков неспешно но уверенно шла по лесу, направляясь домой, любуясь тем, что есть в этом лесу, том лесу, который когда то был исконными владениями Фианна.  Так продолжалось бы до самого дома Ал, если бы ноздрей Зигфрида не коснулись запахи, запах смерти под маской дорогих духов и запах волка, волка в овечьей шкуре? Нет, не волка, скорее боевого пса, за свою сотню лет, Зигфрид отлично научился разбирать запахи.
- Чуешь, Ал? - это был не вопрос, а скорее утверждение. - нужно проверить, я все же хотел объявить эти места нашими местами, священными местами и мне очень интересно почему тут вампиры ошиваются, да еще в таких компаниях... только пообещай, что не будешь рисковать без необходимости, и не шути, что я сейчас речи. недостойные Фенриров говорю.
Сказав это ульфверенар изменил направление  движения прошло еще около десяти минут и волки вышли к тому месту, где инквизитор-оборотень сидел рядом со страстно обнимающей его вампиршей. Сомнений быть не могло, это был он, он самый. Что это удача или рок? Не важно, но мне не будет покоя, если не состоится бой. Гигант севрянин сделал несколько шагов вперед, освобождая руку из руки фианна, а чехол с молотом плавно соскользнул с плеча.
- Инквизитор. - раздался голос с рычащими нотками. - Вижу ты пустился во все тяжкие... Вставай. Я Зигфрид Клинок Север Торсон, потом Фенрира, сын ярлов Норвегии бросаю тебе вызов, бросаю вызов как Гару, бросает вызов Гару, клыки и когти, никакого оружия, ты одолел герцогиню Грей, ты сделал то, что хотел сделать я. Сразись со мной, я должен узнать, благосклонен ли ко мне великий Фенрир. Одолеешь меня - будешь отмечен Фенриром, никто из благородных волков не посмеет тебя тронуть, откажешься - все стаи будут гнать тебя вечно, ты не скроешься нигде. Что скажешь Инквизитор?
Алирии все давно было ясно...
-Хорошо, обещаю... Разве я могу рисковать едва зародившейся жизнью...
Княгиня нежно улыбнулась, давая обещание - но потом, когда Зигфрид пошел к Инквизитору... Седовласая Фианна мгновенно превратилась в свой привычный образ - один из лучших ассасинов Европы. Одна из. Анкх. Частичная трасформация - зрение, реакции, клыки, пока небольшие, как кошачьи, коготки... Амулет готов активизироваться в любой момент. Гару молча наблюдала за всем происходящим - и не дай Гея вампиресса решит бесчестно помочь убийце Киры... Это будет последним, что она сделает в своей нежизни.
---
Аида мысленно выругалась, самыми цензурными словами, это было можно озвучить так: "Ну и откуда тебя принесла нелёгкая, Зигфрид, Клинок Севера?...А ты в курсе, что помешал моим планам, оборотень?"-быстрый взгляд на приблизившихся: "А ведь тоже парочка, а тут еще и моего Коллина обвиняет! кто ты такой, что бы обвинять его? Посчитай сперва свои грехи, прежде чем другие считать!"-Аида, беззвучно шипя от разочарования, выскользнула из-под Коллина, и села на своем плаще, поправляя платье. "Ах, мой милый....так не во время, твои враги!"-сказал ее быстрый взгляд, брошенный на него. Будет ли она защищать его, она и сама не знала, уж слишком не любила она вмешиваться в конфликты....а тут пахло противостоянием стаи...
---

В первый миг Коллин решил что Господь всё же решил покарать его за отступление от обета. Но едва ли Всеблагой Отец выбрал бы своим оружием этого .. этого... Чёрт, ну почему именно сейчас?!!!

Оборотень с силой впечатал кулак в землю и рывком поднялся на ноги.

Ах тебе позарез приспичило узнать благосклонен ли к тебе твой языческий идол?!! Сейчас узнаешь! Монах поправил растрепавшуюся одежду и медленно кивнул головой.

Хорошо Зигфрид, Клинок Севера. Я Коллин МакМо.. Коллин МакФерсон, принимаю твой вызов. Пусть же Господь решит кто из нас..

Между тем Коллин взглядом опытного бойца оценивал противника. Тот был явно на две головы выше и фунтов на 50-60 тяжелее. В обычном случае, инквизитор бы сказал "Большие шкафы громко падают", но рассчитывать на неуклюжесть вервольфа не приходилось. Опыт? У древнего гару его явно больше.. Ну что же, полковник Кольт не даром называл своё детище уравнителем шансов.

.. Кто из нас прав. Только клыки и когти? Хорошо.

Монах повернулся в профиль и принялся развязывать пояс халата. И тут же  его рука, на миг скрытая полой выхватила пистолет. Три выстрела прозвучали как один. Пули прошили шёлковую ткань и устремились к Зигфриду.

---

Произнеся свои слова и ожидая ответа Коллина, Зигфрид сбросил рубашку, оставаясь обнажённым по пояс, но ни на минуту его внимание не ослабевало, и все го чувства сейчас были обращены к монаху. Господь? Бог рабов - ничто для воинов. Губа ульфверенара приподнялась и из под нее показалась пара острых клыков. Следующим движением должна была быть передача чехла с молотом Ал, ритуальная сдача оружия, все так, как полагается. А Инквизитор оказался трусом, он не был волком, он не смог бы править вместо Киры, а сейчас он попросту решил посмеяться над священным поединком, правил на которое предоставял ему Зигфрид, право истинных Гару. Он нарушил слово, и допустил лишь одну ошибку, как оборотень, он был еще слишком молод, по сути щенок, еще не привык... Главное чувство человека - зрение, а для оборотня таким же является и обоняние и, что сейчас оказалось самым важным - слух. Этот звук Зигфрид слышал не раз и не два, сколько раз его пытались пристрелить вот так. И он слишком хорошо знал звуки, предшествующие этому. отходящий баек, поворот барабана. Используя всю скорость и реакцию, дарованную ему великим Фенриром, Зигфрид сместился в сторону, естественно уклоняясь не от пуль, а просто уходя с прямой линии в надежде на то, что в него не смотрит ствол. В данном случае размер сыграл плохую роль и уйти полностью волк не смог, две последних пули прошли мимо, но первая пуля вошла в в плечо левой руки, обжигая ее серебряным огнем, продираясь через высочайший болевой порог фенрира, издавшего разъярённый рык, перемежающийся с воем, способный отправить в обморок человека не обладающего сильными нервами. Но рефлексы бойца оставались рефлексами и руки Ульфверенара успели сделать то, что были должны, чехол слетел с молота в одно мгновение и еще не успел коснуться земли как Гордость Ярлов - могучий молот с боевой частью из обсидиана и серебра с силой, едва уступающей пушечному ядру понеся в грудь монаха. Фенриры всегда любили контактный бой, но заблуждение о том, что они признавали ТОЛЬКО его было одним из самых смертельных. Многие пали жертвами подобных бросков топоров или молотов, а Зигфрид был признанным мастером этого искусства.

---

Алирия... Как ей хотелось разорвать глотку этому псу в рясе! Выстрелить, вот так, не имея на то права?! Хотя, вполне вероятно, монах просто цеплялся за последнюю возможность сохранить себе жизнь. Ведь Зигфрид и равного Гару древних традиций может уложить на лопатки, что говорить о новообращённом Инквизиторе? Вот именно. Княгиня едва сдержала тихий, глубокий рык бессильной ярости, когда побагровело плечо Ульфверенара, но глаза... Нет, сейчас в них лучше не смотреть ни собратьям, ни любой другой нечисти. А людям так и вовсе противопоказано. В бездонных, бешено зеленых глазах металось холодное пламя звериной, но тем не менее очень хорошо осознанной злости с примесью почти брезгливости - и лучше не проверять, действительно ли такой взгляд леденит душу так, как кажется при первом впечатлении? Не будите лучше лиха, особенно когда оно уже и так далеко не тихо...

---

Нет, не зря отец Энтони за выражение "выстрелил в волка" давал дополнительные мили бега и дополнительные же  часы молитвы. " Не в волка, а в левый глаз волка, или на два пальца ниже уха. Усёк?" Видимо Коллин не совсем усёк, поторопившись открыть огонь навскидку. Рёв раненого оборотня оглушающе прозвучал в тишине леса. Монах вздрогнул и поспешил распахнуть  полы халата. Сейчас главное покончить с раненым врагом, пока он не опомнился. Увы, не успел..

Тяжёлый молот с леденящим душу свистом рассекая моздух понёсся к его груди. Подобный удар наверняка бы проломил грудную клетку, как скорлупу гнилого яйца. Спасла Коллина только та драгоценная доля секунды, которую Зигфрид потратил на сдирание чехла и замах. Совершенно на раздумывая монах бросился ничком на землю.

Свист! Грохот! Треск! Вековая сосна позади Коллина накренилась и со стоном начала опускаться в объятья своих подруг.

А не хрена себе!! Вставай, иначе следующий твой. Не позволяя страху сковать свою душу инквизитор вскочил и бросился в атаку, одновременно  выхватывая второй рукой бич.  Пистолет сухо рявкнул ещё раз, и снова даже без попытки прицелится. Но монах и не расситывал уложить гиганта, сейчас главное наращивать темп, заставить врага уйти в защиту.

Резкий мах левой и вот уже бич с змеиным шипением устремляется к глазам  Зигфрида.

---

Аида, от глаз которых не укрылось ни изменения облика Алирии, ни гнев Зигфрида, а потом треск за спиной. Подхватив плащ, вампирша вскочила на ноги и отскочила, за спиной, почти на то место где она сидела (может ей и показалось, что на то, но очень близко), рухнуло исполинское дерево.
"Ого!"--изумилась Аида, "Ага!"-подхватила плеяда призраков.
Она сжала материю руками, такая беззащитная сейчас: битва не ее стихия...разговоры, игры, интриги, соблазнение, но не прямое противостояние. все существо Аиды восставало против этого!
"Как примитивно! Как можно так решать свои конфликты?"-недоумевала вампирша, отступая на несколько шагов с поляны...уж в эпицентре она оказаться не собралась.

---

Монах увернулся, но Зигфрид этого не понимал, вернее не понимал разумом, полностью отдавшись рефлексам и боевой ярости, как делал это всегда, становясь Ульфверенарам, Белой Смертью Гуляющей Среди Строя Врагов. Удар молота пришелся в вековую сосну, хотя ее судьба, должна была постигнуть инквизитора. Но это было уже совсем не важно, инквизитор был опытным бойцом, лишенным представлений о кодексе воина, но отлично умеющим драться "по черному", когда все средства хороши и идут в ход.  Но ему нужно было слишком много времени, встать на ноги, достать бич, замахнуться, выправить дуло пистолета, сбившего "прицел" после падения. А Зигфрид просто двинулся вперед, вслед за молотом, достигая инквизитора парой огромных шагов, ибо теперь это был уже не человек, авновь тот могучий зверь, хозяин полей сражения, с когтями-кинжалами и частоколом клыков в пасти. Одной рукой, он теперь владел хуже, но важна сама маса, которой теперь было побольше полутонны. Бич не причинит сильного вреда, если стоять практически вупор и все же Зигфрид чуть отвернул морду, дабы ненароком не подставить уязвимый глаз, прозвучал еще один выстрел, не прицельный и от того вновь не остановивший Гару, пришедшего в еще большую ярость ибо теперь серебряная пуля прочертила глубокою борозду, разрывая плоть зверя, но, к счастью пройдя дальше, не задержавшись в теле и не причиняя ужасной жгучей боли. А вместе с ударом бича Коллина, на самого Инквизитора сверху наискосок обрушился страшный удар увенчанной когтями лапы Зигфрида.

---

Северянин двигался невероятно быстро для такой громадины. Ещё секунду назад он был на другом конце поляны и вот уже нависает как башня над замешкавшимся инквизитором. Длинное жало бича усыпанного осколками серебра и обсидиана лишь бессильно скользит по щеке оборотня вместо того чтобы выщелкнуть глаз. А времени вернуть его уже нет. Рука.. да нет, не рука, а самая настоящая лапа молнией обрушивается на Коллина.Монах уже не успевал бросится в сторону, всё что ему оставалось это попытаться смягчить удар сложенными крестообразно руками.

С тем же успехом можно пытаться остановить падающую скалу. Сила удара была такова что швырнула инквизитора на колени. Правая рука с бессильно повисла вдоль тела, пальцы разжались выпуская рукоять пистолета. В первую секунду Коллин почти не почувствовал боли, но кисть наотрез отказывалась слушаться. От бича зажатого в левой  на такой дистанции тоже проку не было.

Монах с утробным рыком отбросил бич в сторону и оскалясь метнув вперёд руку с скрюченными наподобие когтей пальцам. Таким образом ему случалось ломать гортани, ослеплять врагов, но сейчас его целью были половые органы противника.

---

Удар Зигфрида пришелся в жёсткий блок Инквизитора, который оказался на удивление стойким, человеку такой удар должен был, как минимум, вывихнуть обу руки, а кому то чуть менее крепкому просто сломать, здесь же явно играла роль сила, полученная от становления оборотнем, плюс, как то ни неприятно было признавать, природная крепость и великолепная физическая подготовка. Все это Зигфрид поймет и осознает позже, а пока он просто сражался все глубже окунаясь в состояние священной ярости, дарованной своим любимым детям духами севера, удар бича и красным окрасилась белая морда и вновь касание серебра произвело эффект, подобный жалу шмеля. Но сейчас Ульфверенар был берсерком, и остановиться он мог только после смерти а подобные раны лишь множили его ярость и стремление разорвать врага. Как только лапа оборотня натолкнулась на блок, Зигфрид тут же потянул ее назад, подобно тому, как опытный кавалерист наносит удар саблей, с оттягом, так чтобы по плоти инквизитора прошлись чудовищные когти. Оттяг с одновременным скручиванием корпуса, движение плечами и тазом. Удар Инквизитора, который был призван вонзиться в пах и в случае полного успезха был бы великолепной заявкой на победу, пришелся основной силой в бедро, тем не менее очень неприятно задев и половые органы, оставляя одновременно ощущение разкой боли и какой то неприятной пустоты в низу живота, но не такое сильное от которого можно было рухнуть на землю, как в том случае если бы удар полностью достиг цели. его можно было подавить. Ответом Зигфрида был мощный апперкот по стоящему на коленях инквизитору, с вложением скрученного корпуса, теперь возвращающегося в первоначальное положение. Но бил он не как английский боксер, он бил, как Ульфверенар, не сжатым кулаком, а лапой с растопыренными когтями, подобными кривым кинжалам, а шел удар не в подбородок, а с таким расчетом, чтобы  когти врезались в живот и путь до подбородка проделали уже в теле врага.

---

Не так давно Коллин пробовал силу воли, пытаясь проломать пальцами половые доски в гостинице. Так вот, ощущения от удара по мышцам бедра противника были ничуть не слаще. Такое ощущение, что лупишь по покрытому седым мхом камню, стоящему где-то на берегах ледяного моря.

Впрочем, в следующий миг инквизитору стало не до поэтических сравнений. Согнувшийся в три погибели великан взорвался в апперкоте. Чудовищная лапа с растопыренными когтями начала движение от самой земли и пригнутся или уйти в сторону шансов не было. Ладони монаха снова бросились навстречу и одновременно ноги резко разогнулись.Стоя на коленях трудно подпрыгнуть, но это помогло смягчит удар. Совсем немного.

Острая боль не замедлила пронзить правую руку, сначала вывихнутую, позже располосованную почти до кости. Однако лучше лишится собственной руки, чем украсить чужую браслетом из собственных внутренностей.

Как и в прошлый раз, остановить удар не удалось. Только теперь, вместо того чтобы быть вбитым в землю Коллин взвился в небо. Отбросить взрослого коренастого мужчину на добрый десяток футов не просто, но Зигфриду это удалось. Последовавший удар о землю вышиб воздух из лёгких монаха, напрочь сбив дыхание.

Неужели конец? - мелькнуло в голове. Тело между тем само собой откатывалось в сторону, под защиту веток упашего дерева. - Умереть от когтей этого ископаемого? Почему я, а не этот... брат Алексис? Они бы нашли о чём побеседовать, чудища доисторические - Инквизитор понимал, что его укрытие не устоит и несколько секунд, но и они были отчаянно нужны.

---

Ульфверенар дрался так как умел, так как привык, это был его любимый стиль, его любимая стихия. Рвать противника, полосуя жуткими когтями, вырывая куски мяса, заставляя терять кровь и чувствовать боль. Но удар, который должен был стать последним вновь не достиг цели, в прочем, ярость уже полностью владела Ульфверенаром и он поймал свой ритм, все удары и движения были одной страшной серией, ни малейших остановок на раздумия, норвежец не намеревался оставлять ни единого шанса тому, кто оскорбил законы предков и оплевал выказанную ему честь, сразиться как Гару, смерть как Гару или даже победить, если к нему благосклонны духи, и этим обрести великую славу в глазах оборотней и право жить, никто уважающий традиции, не посмел бы преследовать, узнай о честном поединке, заявленном в той форме, в которой это сделал северянн. Смертельная серия продолжалась и в тот же момент, как от земли оторвался Коллин, вперед мощно выпрыгнул Зигфрид, в прыжке или сразу на земле не удалось нанести хорошего удара и избитый монах откатился в ветки, следом же за ним, не страшась игл и торчащих веток- пик, глаза были слишком высоко, чтобы за них бояться, а еще несколько царапин на теле - мелочь и заживет почти мгновенно, ведь не серебро. Послышался треск когда пол тонны мышц, шерсти, когтей и клыков, проломило ветки и обрушила на Инквизитора град ударов, когтями передних лап, топча задними и тут же готовясь вонзить в него клыки, сумей он вывернуться и подняться.

---

"Аида, ты что так и будешь стоять и смотреть, как убивают твоего оборотня??? Да что я могу сделать-то? Амулет на них не подействует! Ты посмотри на эту боевую машину! Какая любовь? Любовь ко Аиде выразиться у него тем, что он аккуратно свернёт шею, любя так...А эта....эм...волчица...да ты глянь на ее глаза, она тебя не просто размажет, а потом еще раскидает мельчайшие кусочки по всей роще! А я все-таки жить хочу, и дёргать смерть за усы не собираюсь, потому что тут не только пол руки откусят, а всю съедят, даже не подавятся, собаки такие! Ну тогда ладно...постой посмотри на кровавое зрелище....Битва то красивая, да? Ты подозревала, что твой Коллин так драться умеет...нда...признайся, недооценила ведь ты его! Вот он тоже мог прибить тебя одной левой, а вот не прибил....почему-то...И вообще, у тебя из под носа добычу твою уводят, если ты не заметила!"-и в этот миг отрезвляющее действие крови Домино кончилось, голову вампирши заполнили призрачные голоса - порождения зелья. Если бы не "кровь единорога", Аида все-таки никогда не сделала того, что делала сейчас...А сделала она одну из самых больших глупостей в своей жизни: полезла под руку разъярённого громадного оборотня в присутствии еще одного оборотня, пусть девушки и не такой уж большой, но от этого не делающейся менее опасной...и для чего! что бы попытаться спасти еще одного оборотня! Дурость одним словом! Для отвлечения оборотницы она послала в полет посеребрённый кинжал, а потом в прыжке, расправив все еще сжимаемый в руках длинный плащ, накинула ткань на голову Зигфрида. Ничего особо она этим маневром не добивалась, так задержать на несколько секунд его...А когтями полоснула доступное им тело оборотня, не особо целясь и выбирая.

---

Гару знала, что рано или поздно все так и будет. А чего можно ждать от коварных кровососов? Алирия буквально ждала, нет, выжидала момент, когда же Аида "пустится во все тяжкие", срывая честный бой. Мимо просвистел - кхм, уже мимо, потому что скорости у Фианна не занимать - кинжал, кажется, серебряный.
-Ненормальная. Мне тебя даже убивать жаль, так безрассудно и глупо...
-Ал?! Ты жалеешь вампиров?? Мда... это в тебе точно будущее материнство такие чувства развивает...
- тихо поперхнулся Зверь. Сумка мгновенно была сброшена на пол, и княгиня оттолкнулась прямо от земли в гибком, мощном прыжке практически "в упор" вампирше. Приземляясь, она быстро вскинула вперед кажущуюся обманчиво нежной и хрупкой руку, пальцы которой уже оканчивались очень серьезными когтями. Они вонзились прямо под сердце Аиды, немедленно окрасив руку Фианна и одежду вампирессы багряной кровью. А затем волчица просто резко вынула когти и простым, но мощным ударом отбросила Аиду на добрых два метра от места поединка Зигфрида и Коллина. Кельтка ужасающе спокойно проделала все манипуляции по "вправлению" бессмертных мозгов вампирши, удовлетворённо проследив, что та лежит достаточно далеко. А рана, которую ей нанесла Ал... Она ведь ассасин по профессии. И прекрасно знает, какие ранения убивают, а какие просто-напросто погружают в надежную отключку. У вампиров настолько чувствительная точка - район сердца. Убить - это вряд ли, зато ввести в ступор (состояние мгновенной глубокой отключки на некоторое время) - как пить дать. Рана срегенерирует через какое-то время, и Аида очнется; отдохнет, глотнет кровушки и все с ней будет в полном порядке.
Вот глупая... Судьба Инквизитора давно решена. Если он попытается использовать твой маневр и бежать - тогда его смертью стану я...

---

Рудый обходя по старой привычки свой след возвращался к замку. и неожиданно до него донеслись звуки боя. И слегка повернув вправо кинулся туда.
- Оборотни... - заявил через пару секунд волк, который в данной ситуации стал доминирующей личностью.
- Три... двое опытный, один молодой... Молодой кобелек... похоже бросил вызов вожаку, и получил по первое число.
- С вожаком самка, тяжелая... щенков ждет...
- Придурок видать этот вожак, причем редкостный... - заметил с ухмылкой вампир.
- Там же вампирша, одна... - сообщил волк, когда место сражения было уже рядом.

Прыжок на дерево, отскок в сторону на другое. И Рудый оказывается в месте битвы, получив заметное преимущество в высоте.
Песенка молодого оборотня, на которого в дальних кустах обрушилась озверевшая туша вожака была спета, да и помогать самоубийце Рудый желание не испытывал.
А вот кровососка, видать решила сделать такую глупость, и летела в сторону отброшенная ударом самки, довольно профессиональным ударом надо заметить.
Мгновенный анализ картины боя, и древний вампир прыгает вниз и вперед, одновременно открывая огонь.
Стрелять в самца было признано бесполезным занятием... такого сразу не убьешь, да и раненый он будет приставлять не меньшую опасность.
Так что все пули из двух револьверов полетели в Алирию. Убить такую шуструю Рудый не рассчитывал. Но ее ранение позволяло либо удрать без погони следом, если самец останется с раненой.
Или если он погонится следом, бросить подальше эти раненую вампирку, в качестве приманки, и пока он будет ее убивать, вернуться, и добить ожидающую щенков оборотницу.
- А еще лучше бежать в замок, - ухмыльнулся человек, - Там сейчас такой творится.
Приземлившись на землю Рудый резко бросился в сторону и, подхватив вампирку скрылся между деревьями.
- Сдохните, блохастые жополапые ублюдки... - донес ветер его голос. - вонючие е... ... сосы!

---

Княгиня почувствовала чужое присутствие куда быстрее, чем нападающий мог рассчитывать. Действиям вампира она нисколько не удивилась - если охотник-человек просто стреляет без разбору, то кровосос прекрасно знал, что стрелял в беременную девушку. Причем, из двух револьверов. Любая другая наверняка была бы мертва - но только не пребывающая в холодной ярости Гару такого уровня. Стрельба двумя руками... траектория пуль легко просчитывалась, и поэтому Алирии удалось рвануться из-под линии обстрела буквально наперегонки со временем. Только одна пуля задела ее плечо, но это был лишь разрыв кожи и внешних тканей, просто окровавленное плечо - вот и весь результат. Не будь волчица-Фианна в интересном положении, Рудый  бы сегодня упокоился навеки, возвратившись к пеплу, но она была вынуждена заботиться о себе, и потому догонять вампира, заодно прихватившего с собой Аиду, не стала. Ал хмуро подошла к своей сумке с образцами трав и, порывшись в ней, обнаружила, что у нее есть еще одна чистая тряпичная салфетка, да и дезинфицирующий настой еще остался. Усевшись под деревом, девушка промыла и обработала раненое плечо, заодно открыв фляжку с водой, смыла кровь с нескольких обагрившихся седых прядей волос.

---

В противнике Коллина не осталось ничего человеческого, наверно именно так выглядят демоны, терзающие грешников в Преисподней. Могучие сучья толщиной в руку человека ломались как спички под градом яростных ударов, но тем не менее не давали нанести последний, смертельный ...

Монах ушёл в глухую защиту. Несколько раз ему удалось извернутся, уклоняясь от острых когтей, но ветки мешали и ему. Вот несколько параллельных борозд окрасили кровью плечо, вот удар колоноподобной ноги пришёлся на рёбра, отозвавшиеся резкой болью.

Но ослеплённый яростью Зигфрид совершенно забыл о защите и едва в его действиях случилась пауза, как инквизитор не замедлил ударить обоими ногами под колено зверя.

Не дожидаясь продолжения, Коллин перекатился по другую сторону упавшего ствола и вскочил на ноги.

Ох... рёбра... Спокойно, только спокойно.. Что?!!! Какое то неизвестное чудище уносило Аиду. Уносило его женщину!. Логики в этой мысли не было ни грамма, но оборотень только что потерял способность мыслить логически. Знакомая волна гнева и боли подхватила его понесла к тёмному водовороту, ломая и скручивая. Миг, и на поляне стоял матёрый, косматый волк. Скособоченный, покрытый кровь, припадающий на переднюю лапу.. Какое это имело значение, когда самка в опасности?

Серая оскаленная молния одним прыжком перемахнула через ствол, нацеливаясь на горло первого из противников. Разобраться с ним, а потом догнать... порвать... уничтожить...

---

Глаза ульфверенара стало застилать красная пелена, признка вхождения на пик ярости, в высшую точку, где над собой практически теряют контроль даже матерые Гару, не причиняя вреда только членам своей стаи, да и то бывают исключения. В этом состоянии все кроме жажды битвы уходит на второй план, нет боли, нет страха, тоько ярость, всеразрушающая подобная северному морю в шторм. В какой то миг красная пелена превратилась в черную и Зигфрид понял, что не видит ничего, в следующее мгновение правая задняя лапа подогнулась и почувствовав мощный удар, норвежжец упал на колено, упершись в землю лапой, и получив несколько уколов обломаными сучьями, во время движения вниз. Человеческую ногу такой удар сломал бы как сухую жердь, оставляя жертву пожизнунным инвалидом, оборотень же отделался сильной болью, которую сейчас не особенно и чувствовал, потом конечно поболит, но на то и даровали нам регенерацию духи войны. Послышался треск ткани и огромные когти разорвали пополам наброшенный на голову плащ, рывком Ульфверенар поднялся с колена и понял, что противник успел уйти из смертельной западни. Крепкий орешек, хороший враг, давно таких не было. Будь в нем капля достоинства, приди он к волкам, мог бы стать великим воином и даже вожаком, одним из немногих бет, к которым Зигфрид проникался искренним уважением. Норвежец поднялся и увидел, что за деревом стоит волк, избитый, но не побеждённый, готовый к атаке. зигфрид издал громовой рык, когда противник бросился вперед, что был достойный и храбрый бросок, но... опыта волка Инквизитору не хватало, в отличии от Гарма, с которым Зигфрид дрался пару часов назад, тот не бросался напролом и был вознагражден, этот... этот явно не знал, как нужно атаковать и что такое Ульфверенар с его длиннющим  лапами. Отшаг в сторону, а в пасть, вместо горла летит ладонь, не кулак, чтоб отлетел, а именно ладонь, с тем, чтобы схватить за верхнюю челюсть пусть и ценой рану, при этом поворот корпуса и вторая лапа хватает волка за спину, чуть дальше загривка, волк в воздухе, а ульфверенар вновь опускается на колено, дергая изо всех сил, давя всей массой вниз, чтобы грудная клетка противника встретилась со вторым коленом, выставленным специально для этого. А потом, потом просто сомкнуть клыки на шее сверху, пока не захрустят позвонки а горло не наполнится горячей кровью.

---

Уже в прыжке Коллин понял что не достаёт до сдвинувшегося в сторону противника, поэтому подсунутую под клыки ладонь воспринял как неожиданный подарок. Челюсти сомкнулись, стараясь прокусить толстую шкуру, порвать связки, сухожилия...

Они продолжали сжиматься когда оборотня закрутило в вихрем могучих лап и приложило о колено. Даже когда клыки Зигфрида вонзились в шею, монах лишь захрипел сквозь сомкнутые зубы и попытался задними лапами разорвать ногу противника. Увы, лапы волка мало приспособлены для подобных действий.

Он ещё успел услышать хруст, увидеть ослепительно-алую вспышку перед глазами. А потом всё. Темнота, за ней ушли звуки, запахи, ушла боль и злость..

Тело волка дёрнулось в последний раз и обмякло. Потекло тающим воском, меняя очертания. Низкорослый крепыш с короткой щёткой отросших рыжеватых волос так и не разжал челюстей.




РУ Новости

Little-Known, Highly-Rated movies. Find the perfect movie for your mood!

Download antivirus software from the site "Defence For Me" now!


ролевая игра