Ролевая игра «По ту сторону»

 

 

 

 

 

 

 

Содержание:

 

 

 

 

 

© «Перепечатка любых материалов сайта как в сети, так и на бумаге и их коммерческое использование запрещена и преследуется по закону.»
Главная » Истории и хроники » Гарм

Читать рассказ: Гарм

 

Имя: Керн  Герберт Стоун, Гарм
Возраст: 23 года
Дата рождения: 6 декабря 1875
Принадлежность: бета-оборотень
Биография: родился Керн в обыкновенной человеческой семье среднего достатка, в небольшом, удаленном от города поселке, притулившемся среди лугов, на окраине большого леса. До десяти лет рос среди своих сверстников, практически ничем не выделяясь среди прочих детей. Но однажды…  Наверное, ни для кого не секрет, чем кончается долгое и упорное игнорирование советов ( в данном случае они носили скорее характер приказа, нежели совета), которые тебе дают люди гораздо более старшие и уж, вне всякого сомнения, несравнимо более умные, чем ты? Совершенно верно, обычно - ничем  таким особенным. Но – не в тот раз и не для Керна. Потрясая притихший лес шумом и воплями какой-то варварской игры, только что выдуманной им же самим вкупе с компанией таких же малолетних оторв, не страшащихся реальной перспективы подвергнуться тяготам незамедлительной и суровой  кары за регулярное нарушение строжайшего родительского запрета на самовольные походы  в лес без надзора взрослых,  мальчик не заметил приближения опасности… Да и не мог он ее заметить. И то, что отпечаталось в его памяти из последовавшего в дальнейшем, носило очень смутный, отрывочный  характер: …громкий шорох кустов, огромные горящие желтые уголья прямо перед лицом, мир опрокидывается перед глазами – и сильнейшая рвущая боль в плече, собственный крик и полный ужаса визг приятелей… темнота. … Тряска, кто-то тащит его на руках… знакомый до малейшей трещинки потолок, чьи-то сильные руки, осторожно и умело накладывающие тугую повязку на тщательно заштопанную руку, и знакомый низкий голос, добродушно и ворчливо советующий молодому человеку прекратить орать, а лучше радоваться своему вынужденному статусу неприкосновенности, ибо в ином случае отец спустил бы с него всю шкуру, а не ограничился лишь незначительной ее частью. Впрочем, человек проницательный без особого труда уловил бы в этом грубом уверенном голосе минорную нотку сомнения -  доктор Чарингтон прекрасно знал, что обычные волки летом на людей не нападают, тем более, на стайку из пяти – хоть и маленьких – человек, которые к тому же наверняка шумели, как тысяча чертей. Но как бы то ни было, свои невеселые размышления доктор предпочел пока оставить при себе.
Мальчик быстро шел на поправку. Недели через две он уже вырвался из опостылевшей комнаты, временно приобретшей вид и запах полевого лазарета, на свободу (то бишь – на улицу), и теперь буквально изнывал под бдительным материнским оком, не имея никаких шансов принять участия в шумных играх товарищей.
А в начале третьей снова слег, подкошенный непонятной тяжелой болезнью. К субботе  Керн уже практически не выходил из состояния глубокого лихорадочного полузабытья. Снова вызвали доктора Чарлингтона. Грузный, напоминающий медведя добряк-доктор, внимательно осмотрев незадачливого пациента, уединился с его отцом  в дальней комнате, и примерно в течение часа из-за плотно прикрытых дверей невнятно доносились их напряженные, приглушенные голоса. Доктор отбыл. В комнату Керна вошел отец – глаза на его странно окаменевшем, потемневшем лице блестели решимостью. Мальчика перенесли в большой деревянный сарай, где и уложили на расстеленное на мягком сене одеяле. Громко лязгнули железные засовы, последний раз сдавленно и протяжно всхлипнула за толстой дверью  мать, прошуршали удаляющиеся шаги – и все стихло. Лишь маленькое чердачное окошко медленно наливалось золотистым сиянием восходящей полной луны. Впрочем, тишина продолжалась весьма недолго… В ту ночь почти до самого рассвета ближайшие соседи Стоунов с тревожным недоумением прислушивались к странным звукам, доносящимся со стороны темной глыбы сарая, неравномерно залитого холодными лунными бликами. Крики, в первые послезакатные часы до дрожи, до мурашек по коже напоминавшие детский крик, к глубокой полуночи переросли в бесноватое завывание и тявканье. Соседи вздохнули с облегчением – Стоуны всего-навсего заперли в сарае какого-то взбесившегося щенка. Да, но зачем?… И почтенные главы семейств задумчиво почесывали взлохмаченные о подушки головы. На рассвете все стихло. Неизвестно, каким чудом, но десятилетний пацан выжил в аду первого обращения.
После этого жизнь Керна  резко повернула и потекла по совершенно иному  руслу. Дети, инстинктивно чувствуя чужака, начали сторониться бывшего приятеля, и с течением времени враждебность лишь усиливалась, перерастая в каждодневные драки. К тринадцати годам Керн начал избегать людей, а потом  и вовсе целыми днями пропадать в лесу, чем каждый раз ввергал мать в состояние полной потери душевного равновесия. Наконец, лет в шестнадцать он практически перестал появляться дома. Там, в самых глухих и безлюдных уголках , он учился премудростям лесной жизни: умению читать запутанную книгу следов, умению тихо и незаметно подкрасться к жертве или долго и упорно гнать ее через лес по заранее рассчитанному маршруту, прямо к  непреодолимым завалам бурелома или к глубокому крутому оврагу… Зверь хотел охотиться, и Керна вполне устраивало такое положение дел. На людей он не нападал, хотя никогда не отказывал себе в удовольствии основательно шугануть слишком загулявшихся ( или загулявших) во лесной стороне сограждан. Примерно в то же время он обнаружил, что ножи  - это замечательно полезное орудие, придуманное - не иначе как в момент гениального озарения - кем-то в высшей степени прозорливым специально для него. Он обзавелся охотничьим и метательными ножами и долгими часами, день за днем, год за годом оттачивал и постигал это смертоносное искусство, пока не начал ощущать оружие чем-то вроде неодушевленного продолжения своих рук. Когда же ему надоедало болтаться по лесу, Керн шел в поселок и оттачивал другое искусство – искусство рукопашной схватки, ибо недостатка в молодых горячих головах, исполненных рвения отвадить нежелательный элемент от посещения родного поселка никогда не наблюдалось… во всяком случае, первое время; именно в этот период своей жизни он и получил свое прозвище, впоследствии практически заменившее настоящее имя. А затем однажды поздней ночью близ местного питейного заведения грандиозная поножовщина, по словам очевидцев сопровождавшаяся весьма странными событиями и непонятно каким чудом обошедшаяся без жертв – и наступило предгрозовое затишье. По поселку поползли самые чудовищные слухи. Каждая зарезанная зверями овца или теленок отливались десятками переполненных ненавистью взглядов, кидаемых на окна Стоунов – и парой-тройкой камней, с грохотом влетавших в те же самые окна под покровом темноты. Дом Стоунов обходили стороной. Всякие отношения с родственниками были прерваны в одностороннем порядке. Родители Гарма оказались в положении зачумленных, над черепичной крышей повис дрожащий, словно ядовитое марево, призрак, без труда слагающийся в отвратительное слово «САМОСУД»… Возможно, это дело действительно закончилось бы весьма скверным образом, не найдись в поселке несколько светлых голов ( в число которых, конечно же, входил и доктор Чарингтон), не давших расистским настроям зайти настолько далеко. Керн, вполне осведомленный о настроениях, захлестывающих некогда мирное провинциальное поселение, пожираемый огнем ярости и боли за родителей, с трудом удерживался от скорой и жестокой расправы над самыми ярыми зачинщиками травли. Ибо сделать это означало собственноручно выбить последний упор, сдерживающий трещащую по швам плотину… Оставалось лишь одно – навсегда покинуть эти места.
Характер: очень осторожный и недоверчивый по отношению к людям, независим в суждениях и взглядах на жизнь, подчиняется лишь своему внутреннему кодексу моральных норм, существенно отличающемуся от общепринятых общественных. Будучи довольно рассудительным, в тоже время подвержен излишней импульсивности – а может быть, это просто побочный эффект  развитой условиями жизни быстроты реакции на действия внешнего мира, когда инстинкты и эмоции срабатывают быстрее, чем мысли. Как следствие – вспыльчив ( но быстро "отходит" ), в драке впадает в настоящее  бешенство. В общении с окружающими довольно прост, к жизни относится достаточно серьезно, но с известной долей юмора.
Внешность: рост 180см, вес примерно 80кг, гармоничного атлетического телосложения, довольно поджарый; волосы темно-русые с легкой волчьей проседью, до плечей, зачесывает назад, иногда перетягивает широкой темной повязкой ( например, чтобы не мешали во время движения по лесу ); глаза золотисто-зеленые, взгляд прямой и  жесткий, с тяжеловатой звериной живостью; впрочем, улыбка или смех меняет картину разительнейшим образом. Черты лица довольно правильные, чуть грубоватые. Одежду предпочитает темную. Черная рубаха, черные кожаные или из плотной ткани  штаны, короткие сапоги с узкими голенищами или высокие ботинки, черная же свободная охотничья куртка с капюшоном. Иногда под куртку поверх рубахи надевается закрытый жилет из плотной кожи со вшитыми в него узкими металлическими пластинами и кольцами (обычно - в тех случаях, когда дело явно пахнет керосином ).
В зверином обличье – очень крупный серо-черный волк.
Животные и оружие:  всегда имеет при себе средней длины ( примерно 18см) охотничий нож, лезвие выполнено из черненой стали, односторонней заточки, примерно на 2/3 длины зазубрено; кроме того – 2 метательных ножа в специальных ножнах на широком кожаном, проклепанном металлическим пластинами поясе с тяжелой пряжкой– справа и слева, чтобы всегда были под руками.
Ориентация: гетеро




РУ Новости

Little-Known, Highly-Rated movies. Find the perfect movie for your mood!

Download antivirus software from the site "Defence For Me" now!


ролевая игра