Ролевая игра «По ту сторону»

 

 

 

 

 

 

 

Содержание:

 

 

 

 

 

© «Перепечатка любых материалов сайта как в сети, так и на бумаге и их коммерческое использование запрещена и преследуется по закону.»
Главная » Истории и хроники » Гарм » II.3. Встреча с судьбой. Трое и стволы.

II.3. Встреча с судьбой. Трое и стволы.

Гарм, Елена, Кристоф

Кристоф Луис де Локк, урожденный граф Арманди, истинный вампир и благородный…тоже вампир. Ну чтоб вам избрать для прогулок какую-нибудь другую часть Лондона? Двое еще вполне могут найти общий язык… Но там, где трое – начинают действовать совершенно иные законы…

В задумчивости прогуливаясь по Лондонским улицам, Кристоф не оглядывался по сторонам, и едва не был сбит с ног бегущей, или, как показалось графу, убегающей девушкой. Граф замер, удивленно смотря ей вслед, и едва успел отскочить в сторону еще раз. Некто, бегущий с невозможной для обычного человека скоростью, даже не удостоил его своим вниманием - он явно был поглощен погоней.
- Тебя это не касается, - ехидно прошипел инстинкт самосохранения.
- Заткнись, - рыкнула совесть, честь и гордость ей поддакнули, и инстинкт самосохранения забился в самый темный угол сознания, недовольно бурча.
Весь этот немудреный диалог происходил уже на бегу - граф, не теряя времени на раздумья, несся вслед свернувшей в переулок паре, выхватив в левую руку из-под полы френча револьвер и сжимая правой рукоять шпаги.
Свернув за угол, граф увидел прижавшуюся к стене девушку, наполовину загороженную от него широкой спиной стоящего в нескольких метрах мужчины. Поймав широкую спину в рамку прицела, граф с ледяным спокойствием произнес:
-
Боюсь, что леди спешила подальше от Вас.
Что-то темное шевельнулось в сердце графа, зубы сжались до хруста, а и без того узкие зрачки превратились в булавочные острия.
... Вспышка... Красный... Толпа батраков с кольями гонит по вспаханному полю хрупкую девушку-мулатку, прижимающую к груди вопящий и хныкающий сверток... Вспышка... Оранжевый... Пламя вырывается из обоих стволов, посылая маленьких ангелов смерти в перекошенные в немом крике заросшие и опухшие лица... Вспышка... Желтый... Желтые тюльпаны на холодном мраморе надгробия... Вспышка... Белый...
Ствол револьвера дрогнул в руке Кристофа, но уже через секунду вновь смотрел точно под левую лопатку стоящего спиной незнакомца.

Голос за спиной. Смутно знакомый – что-то, связанное с (тяжелые дубовые балки, неяркий мерцающий свет, наивно хлопающие длинные ресницы герцогини фон Грей ) сегодняшним утром. Гарм медленно втянул воздух и нарочито неторопливо развернулся спиной к Елене ( уверен? ), чувствуя, как в сердце тяжело закипает свинцовая ненависть к тому, кто так не вовремя  решил проявить  благородство – и уперся глазами во встречный, столь же "дружелюбный" взгляд. Вернее, два взгляда: жестко блестящие глаза – и пустой черный зрачок дула чуть ниже , и лишь секундой позже сквозь  темную пелену  проступило  узкое лицо с жесткой складкой у губ – правда, сейчас на нем не было и следа давешней умиротворенности. Ну конечно же, этот – граф, Кристоф что-то там Арманди. Что-то часто  пересекаются сегодня наши дорожки, граф, не иначе, скоро нам станет слишком тесно на этом свете…
- Леди еще не высказала своего мнения на этот счет.
Отчетливый треск распарываемой ткани за спиной ( быстрый плавный шаг в сторону, в полоборота ), темный силуэт метнулся от стены, оказываясь всего в нескольких шагах , справа ( еще один быстрый шаг, в сторону от Елены, почти прыжок, руки уже привычно лежат на рукоятках метательных ножей ). На одно короткое мгновение Гарм замер, держа обоих в поле зрения и оценивая ситуацию (...ничего, бывало и хуже...) – хотя, в общем то, ни секунды не сомневался, кто станет его основной  мишенью, и  это определенно была не Елена… Только уворачиваться и уклоняться
Один случай - случайность, два - уже статистика... Вторая встреча за день простым совпадением уже не является...

Одновременно с  поворотом незнакомца Кристоф шагнул назад и взвел курок револьвера, изготовившись стрелять. И только тут поймал уже знакомый жесткий взгляд золотисто-зеленых волчьих глаз. Палец замер на спусковом крючке, взгляды двух мужчин скрестились как незримые клинки. И тут девушка плавным движением прыгнула в сторону от стены, а оборотень со звериной грацией сместился на пару шагов от леди. Палец легонько шевельнулся, громкий хлопок, и пуля, взвизгнув, ударилась об стену в полуметре от плеча  Гарма, осыпав того каменной крошкой. Левая бровь графа вопросительно изогнулась, а сжатые в тонкую черту губы раздвинула холодная усмешка.
- Мистер Гарм, какая неожиданная встреча. К сожалению, не могу сказать, что приятная. Медленно уберите руки с клинков, я стреляю быстро, а у американских револьверов очень мягкий спуск.
.. А юная девушка не такая уж беззащитная жертва оборотня, как мне подумалось. Юной леди как-то не пристало носить с собой набор метательных ножей вместо веера. Наемница? Похоже на то... Что же они не поделили?...
Не поворачивая головы, Кристоф поманил рукой даму и произнес:
-
Леди, я не знаю Вас, но думаю что не ошибусь, что вы не горите желанием продолжить общение с этим господином? Идите ко мне, кажется, стоит отложить ваше общение на неопределенный срок.
... Легкий, на грани заметного запах крови... Он ее ранил? Непохоже... Или она его? Тоже незаметно... Diabolo, откуда же тогда этот слабый запах недавно пролитой крови?...
Выстрел, пуля, улетевшая в стену. Почти рефлекторный бросок ножа из правой руки Елены: "Он - угроза! Выбить оружие! Хоть не враг, но и не друг!". Летящий в руку незнакомца "клинок небес", но быстрее полета кинжала неслись мысли: "Они знакомы, из этого следует вывод...или передо мной охотник, что маловероятно по его внешности, но все же может быть. Или такой же нелюдь. Вот, чёрт! не улыбается мне сражаться на два фронта". И только сейчас запоздалый взгляд в сторону Керна. "Его нельзя упускать из вида ни на мгновение...а ты? Елена, ты что доверяешь этому зверю?" . Пара скользящих шагов назад, правая рука вытаскивает пистолет из-под ткани.
С покалеченной стены все еще продолжало бесшумно и запоздало осыпаться мелкое крошево, но это уже было совершенно не важно... Выстрел стал той отправной точкой, фатально резким движением,  столкнувшим  с вершины ситуации стремительную лавину событий, мгновенно накрывшую сонную, ничего не подозревающую лондонсткую улицу смертоносной волной.
Лицо оборотня тронула чуть заметная зловещая улыбка Медленно? Нет, граф, здесь больше ценятся быстрые танцы - а в следующую секунду он уже молниеносно отпрыгнул в сторону, рывком выдергивая из ножен клинок, (одновременно уловив боковым зрением похожее  движение справа - Елена явно не стремилась оставаться в роли стороннего наблюдателя, ( Шустрая девочка, ох, шустрая... держи ее в поле зрения, иначе огорчит она тебя до крайности) и, едва ноги снова обрели опору, выкинул вперед правую руку, сильно и быстро, снизу вверх, посылая широкий клинок метательного ножа в смертоносный полет, туда, где расходился широкий ворот белой рубахи, открывающий полоску матовой кожи. Черное пятно платья мелькнуло и плавно исчезло из зоны видимости: девушка занимала позицию, как то уж совершенно не вдохновляющую.  Не надо мне прикрывать спину, мадемуазель, сам уж как нибудь... Оборотень снова нырнул в сторону, разворачиваясь полубоком к обоим противникам
Краем глаза заметив резкое движение Елены, Кристоф, не раздумывая ни мгновения, начал заваливаться вниз и вправо, пропуская над собой летящий кинжал... и, отвлекшись, не успел среагировать на невероятно быстрое движение оборотня. Острый метательный нож резанул слева шею успевшего чуть отклониться графа, и с шипением рассерженной гадюки унесся вглубь улицы, оставляя за собой шлейф медленно оседающих кровавых капелек.
...Так вот чьей кровью пахло... Моей кровью! Сердце гулко бухнуло в груди и... остановилось. Время потекло медленно, как вязкая патока. Глаза графа, дотоле белые, мгновенно залило багровым, губы искривились, обнажая кончики белых как снег клыков. Звуки жизни большого города затихли, отступили на границу слуха, мир стал стремительно терять краски, зрение сместилось в черно-белый спектр, и лишь две фигуры - оборотня и девушки выделялись яркими цветными пятнами на сером фоне. Густая тень, отбрасываемая высокими стенами нависших над узким переулком домов, почти полностью защищала от неприятного для вампиров света и, казалось, стала еще гуще. Откуда-то из глубин сознания всплыл тихий бесплотный голос:
- Здравствуй, человек... Я вновь сбросил твои путы...
- Уходи, мой Зверь... Ты не нужен мне... Вернись в свою клетку...
- Поздно, человек...
Время замерло. Замер оборотень, застывший с вытянутой рукой, замерла в текучем движении девушка, замерла рука, почти касающаяся холодного камня мостовой... Сердце снова гулко ударило в ребра, и время понеслось взбесившимся жеребцом.
Еще в падении Кристоф начал стрелять, уверенно ведя стволом револьвера за перемещающимся Гармом. Выстрел, другой, третий, четвертый... Военный револьвер Кольта не требовал каждый раз снова взводить курок, и четыре выстрела слились в один. Последний выстрел граф сделал, уже оттолкнувшись от булыжника, который от удара тут же покрылся сетью мелких трещинок, и кувыркаясь через плечо назад. Густой пороховый дым затянул узкий тупичок, запах пороховой гари смешался с запахом горячей крови, первые из алых бусинок которой только-только успели коснуться земли.

-Вампир! - завопило внутри Елены, волна ненависти к представителям этого рода кровососов, бережно лелеемая и подкрепляемого несколько долгих лет, и догадка: "это же тот вампир, которого я пыталась выследить, по описанию очень похож". Ее нож не достиг своей цели, но вторая металлическая молния, вылетевшая из руки Керна все же зацепила неудачно вмешавшегося прохожего. Грохот выстрелов, и вот уже пистолет Елены вторит оружию графа. Раз, другой, прицел идет низко, в грудь, живот. Остановка: слишком все затянуло дымом. Еще быстрые шаги назад. Еще один клинок в левую руку. Опять стена за спиной, поворот боком, что бы представлять из себя меньшую мишень. "Керн все еще близко, но враждебный действий не принимает....но нет времени размышлять об этом. Хм, похоже на договор враждующих сторон: "а давай мы пока будем дружить против общего врага"
Широкое лезвие достигло намеченной цели, это оборотень видел совершенно точно, но вот дальше события приняли несколько неожиданный оборот. Тело вампира, запрокидывающегося в падении, вдруг превратилось в смазанную тень, распластавшуюся над камнями мостовой – и  исчезла, взорвавшись яркой, затяжной дымной вспышкой - как раз в тот момент, когда Гарм, заметивший столь необычное поведение противника, начал разворачиваться в его сторону в ныряющем рывке – вперед, выбить оружие из рук, сбить с ног - и уже не дать подняться… Сильный удар куда-то в левый бок, в ребра - здания, стоящие вдоль улицы, вздрагивают и резко уходят в сторону - слишком сильный для того, чтобы удержаться на ногах в таком неустойчивом положении… Все, что он успел сделать – это сильно оттолкнуться ногами, вытянув руки, нырнуть вперед и вправо (остальные пули злобно и разочарованно взвизгнули над головой, лишь одна беззвучно распорола ткань на спине, заодно неглубоко распахав кожу и мышцы). Перекатившись через плечо, оборотень вскочил на ноги, оказавшись примерно на полтора метра ближе к тому месту, где растворился в клубах едкого дыма вампир.
В боку полыхал ледяной пожар (…серебро… у этого гада серебро в стволе…) – но боль убила все лишние и ненужные мысли, оставив лишь инстинкты разъяренного зверя, подхлестнула рассвирепевшего демона,  включив  все скрытые внутренние резервы разом. Волк яростно рванулся изнутри, в тот момент, когда горящие безумием глаза оборотня уловили во все  еще густой, но уже начавшей потихоньку рассеиваться пороховой гари неуловимо быстрое движение… Гарм оскалился и бросился на выходящего из кувырка врага, но ходу теряя человеческие очертания, и если бы граф секундой позже поднял глаза, он бы имел удовольствие лицезреть оскаленную пасть, нацеленную прямо ему в горло
Затянувший все густой пороховый дым почти не мешал вампиру видеть своих противников измененным зрением, но бой с двумя противниками, да еще и днем, не сулил ничего хорошего графу. Две вспышки слева...
Вот дьявол, она же помогает вервольфу... Первая пуля лишь пробороздила ключицу, зато вторая со смачным хрустом ударила в грудь на пару пальцев правее солнечного сплетения, отбрасывая вампира на стену. На белоснежной сорочке под распахнутым френчем расцвел алый цветок, а в глазах на мгновение потемнело. Ударившись плечом о стену, Кристоф захрипел и поднял глаза.
Jesus!... Из дымного сумрака, вытянувшись в прыжке, на него летел здоровенный волк, с оскаленной пасти которого капала слюна. Все, что мог сделать граф - оттолкнуться правой рукой от стены, падая на спину, прикрывая горло локтем правой руки и посылая шестой по счету выстрел в морду зверя.
Елена несколько раз моргнула, желая что-нибудь понять в этой мешанине дыма и звуков. "Оборотень ненавидит вампира или наоборот? Почему они сцепились, как заклятые враги? или это просто запал битвы, когда само сражение перерастает просто мотивированное противостояние, а становится само по себе сутью. О, Елена, тебе выпала потрясающая возможность пристрелить их обоих, и почему же ты не действуешь, охотница? - секундное колебание: "-А пусть они действуют без меня, останется один - того и прибью..."-дала себе обещание девушка, она начала медленно по стеночке отступать от места действия, подальше от дыма выстрелов, что бы иметь хороший обзор.
Мощные лапы тяжело ударили Кристофа в грудь и в плечо, легко отшвыривая поднятую для защиты руку  ВСПЫШКА   что-то  обожгло язык и ушло глубоко в горло, разрывая все на своем пути. Длинные клыки свирепо щелкнули в нескольких сантиметрах от окровавленного  горла противника; волк сильно дернулся всем телом и отпрянул назад, не сводя  застывших глаз с лица почему-то все еще живого врага; хрипя, несколько раз очумело мотнул тяжелой головой,  – лапы зверя продолжали прижимать вампира к земле, не давая ему пошевелиться – затем шагнул назад. Хлопья пены, падающие с его челюстей, быстро покрылись алыми прожилками и покраснели, тяжелые капли быстро застучали по белой шелковой ткани, добавляя к щедрому красному узору новые темные пятна. Волк снял лапы с груди графа и шагнул в сторону, неловко ударившись боком о стену; уселся, привалившись к нагретому солнцем камню, затем тяжело улегся на землю, вытянув перед собой черные лапы. Свирепые желтые глаза продолжали сверлить противника, словно говоря: подожди, сейчас я снова смогу дышать, и тогда мы закончим нашу игру, а впрочем, мы можем продолжить прямо сейчас, если хочешь, только сначала надо вдохнуть немного воздуха
Удар зверя был настолько силен, что Кристофа буквально впечатало в мостовую. Ребра, уже поврежденные выстрелом Елены, громко хрустнули. Под черепом как будто разорвался пушечный снаряд, глаза залило кровью из рассеченной при падении брови. Судорога согнула тело вампира пополам, и на губах его запузырилась кровь - видимо, острый обломок ребра прорвал легкое. Револьвер выпал из руки.
- Ты слаб, человек... Я силен, но уже поздно...
- Ты слаб, мой Зверь... Лучше бы ты никогда не появлялся...
- Мы отправимся в ад вместе, человек...
- Ад слишком мягкое наказание для тебя, мой Зверь...
Кристоф, уже не замечая происходящего, с трудом перевернулся, и пальцы его нашарили отцепившуюся при падении шпагу в ножнах. Медленно, очень медленно вампир начал подниматься, опираясь на шпагу как на посох, но силы оставили его, и он замер в коленопреклоненной позе - лишь шпага, сжимаемая побелевшей ладонью посередине ножен, не давала ему упасть. Багровый уходил из его глаз, возвращая привычный белый цвет...

Пелена развеялась и теперь Елена четко видела двоих: огромного волка, привалившегося к стене ("Керн, так вот каков твой зверь..." ) и вампира, пытавшегося подняться: ее пули и удар оборотня здорово помяли его, шпага, используемая как подпорка, изгибалась. Пара глубоких вдохов. "Спокойствие, отрешенность, пустота...нет сомнений, нет мести, нет боли"-девушка отлепляется от стены, прямая фигура, сжимающая пистолет посреди мостовой.
- Нелюди...-звучит шепот, заглушаемый звуками выстрелов. Бах! Бах!. Одна пуля летит в вампира, потом в оборотня, рука чуть дрожит, но направление полета смертоносного жала верно. Она разворачивается и бежит, после удирания по улицам от Керна, она и не могла подумать, что может передвигаться быстрее...Елена не ощущает под собой ног, а в голове не единой мысли, дорога различима плохо..."это встречный ветер, заставляет глаза слезиться, или я оплакиваю убитого оборотня?"
Новый удар, самый неожиданный, а потому самый сильный, от которого снова перехватило вернувшееся было дыхание. Раскаленный прут боли проткнул спину и уже и так изуродованный бок, начертав уходящую в глубь огненную дорожку - чуть выше левого локтя лежащего зверя... чуть выше... Если бы не это чуть... но оно было.
Волк медленно и удивленно обернулся, провожая тускнеющим взглядом  (снова убегает) силуэт убегающей женщины; бешеные огоньки мгновенно погасли в широких черных зрачках, сменившись совершенно иным выражением - нет, не грусти, а скорее спокойной задумчивости ...Я ошибся в тебе, Елена, как я в тебе ошибся... а за ошибки надо платить...
Он отвернулся от опустевшей улицы и обессилено опустил голову на мостовую, густо расписанную кровавыми мазками. 
(ВСТАВАЙ, ПРИДУРОК, УМИРАТЬ ОТ ТОСКИ И ПОТОМ МОЖНО,  НЕ ОБЯЗАТЕЛЬНО ДЕЛАТЬ ЭТО ПОСРЕДИ УЛИЦЫ! ИЛИ ТЕБЕ ПОСЛЕДНИЕ МОЗГИ ВЫШИБЛИ? ИНТЕРЕСНО, НА КОГО ТЫ СЕЙЧАС ПОХОЖ - НА ПОБИТУЮ, ГРЯЗНУЮ СОБАКУ) Наверное, впервые в жизни Гарм обрадовался этому гадскому, ядовитому голосу, имеющему обыкновение возникать в его голове ( или в душе - хрен его знает) так внезапно - и в самый неподходящий момент. Действительно... День, практически центр города, подходи и бери голыми руками, только тележку подогнать не забудь - на себе особо далеко не упрешь...
Зверь поднял голову и окинул улицу чуть ожившим взглядом; потом тяжело поднялся и сел, привалился к стене. Трудно... внутри все спеклось от боли... но ничего, это пройдет, только надо сейчас убраться отсюда подальше... Очертания волка плавно смазались и стерлись, выпустив из-под себя человеческий силуэт. Гарм поднялся - практически по стенке, не рискуя ни на секунду потерять из под спины надежную твердость камня; затем все-таки оттолкнулся локтем  и, пошатываясь, сделал шаг, затем другой, уже гораздо тверже. И тут взгляд упал на вампира...
Ни ярости, ни даже злобы, только какое-то странное чувство...
...Что, похоже, мы оба попались, и чья в этом вина?...
Сквозь заливающую глаза кровь вампир видел полные ненависти глаза такой знакомой незнакомки, ее лицо неуловимо менялось, плыло... Тени прошлого накладывались на незнакомые черты, порождая видения когда-то давно знакомых женщин... Кристоф даже не видел направленного в его сторону револьвера, не слышал звука выстрела, и лишь почувствовал тяжелый удар в левый бок, вновь бросивший его на стену. Что-то звонко щелкнуло, и граф почувствовал тонкий укол чего-то стального, проткнувшего кожу.
Дага... Пуля попала в клинок и расколола его... Повезло, что я ношу дагу под одеждой, а не на бедре...
Кристоф попытался было подняться, но лишь бессильно сполз на землю, оставляя на стене кровавые потеки. Взгляд его с какой-то тоской проводил убегающую незнакомку, только что почти прервавшую его жизнь.
- В ней больше человека... Человек всегда сильнее, мой Зверь...
- В ней нет Зверя... Она стадо, всего лишь стадо...
- Нет, мой Зверь... Она - человек...
Алый ручеек крови, до того бодро струившийся из пробитой груди, стал стихать - могучий организм истинного вампира бросил все силы на восстановление. Навалилась ватная тяжесть, и лишь тонкая струйка крови продолжала сбегать из уголка рта графа. Услышав заплетающиеся шаги, Кристоф повернул голову и увидел уже принявшего человеческий облик окровавленного оборотня...
-
Глупая девчонка... Она не убийца, как мы, мистер Гарм... Ей не под силу взглянуть в глаза жертвы, лицом к лицу, ощущая горячую кровь на руках, принять последний вздох умирающего... И потому она лучше, сильнее, чище нас... - Кристоф закашлялся, сплевывая кровавые сгустки. Взгляд его безразлично скользнул по лежащему в нескольких метрах от него револьверу, в котором остался еще один патрон, по так и не вынутой из ножен шпаге, и вновь встретился с взглядом волчьих глаз оборотня. - Ну что, мистер Гарм? Станете ли вы моим проводником в ад? Или тоже уйдете по-английски, не прощаясь?
Оборотень смотрел на вампира - и не мог поверить своим глазам. Нет, глазам-то, как раз, мог ... а вот слова, слетавшие с его потемневших от крови губ ( с которых минуту назад едва не сорвался этот самый последний вздох ) повергали его в безмолвный шок. Сколько лет этому вампиру? Сколько нужно прожить для того, чтобы заблудиться в бесконечном лабиринте истин? Нет, он был не в силах ни представить, ни принять этого.
Гарм склонился к Кристофу
- О да, не сомневайтесь, она чище и сильнее нас - надо иметь просто великие силы, чтобы направить пистолет на того, кто несколько минут назад пытался спасти тебя от страшного чудовища - он легонько поклонился, чтобы уже не осталось никаких сомнений в том, кто именно это чудовище, - хотя имел все возможности спокойно пройти мимо... а затем сбежать, даже не проверив, достигнута ли поставленная цель... Да, воистину, это - путь Человека... И могу сказать совершенно определенно - мне с Ним не по пути.
Гарм легко усмехнулся, чуть покривившись от боли, и посмотрел на револьвер, лежащий на мостовой и посмотрел прямо в странные глаза Кристофа.
- Проводником в Ад? Нет, не стану. Зато настоятельно рекомендую вам как-нибудь совладать с хандрой и как можно быстрее покинуть эту чертову улицу. Скоро здесь будет не протолкнуться от Чистых, Сильных и Лучших, и каждый из них с превеликим удовольствием выполнит вашу просьбу... даже до того, как ее выслушает. Не стоит так уж облегчать им эту задачу... ( После короткого молчания) Не знаю, может быть, это и не вежливо, по-моему, нам с вами уже поздно думать о вежливости... но что, черт подери, вы забыли в Аду?
Оборотень выпрямился
- Так что, вы идете?
Белые глаза вампира внимательно уставились в золотисто-зеленые - оборотня. А потом Кристоф неожиданно широко улыбнулся и хрипло засмеялся. Видимо, этот смех отнял у него остатки сил, потому что он снова закашлялся.
-
Вы правы, мистер Гарм, сейчас не время и не место спорить о том, что есть Человек. Но до заката я вряд ли буду в состоянии самостоятельно передвигаться - свинцовый горох плохо переваривается, знаете ли. - Кристоф поморщился, коснувшись окровавленной на груди сорочки, и с шипением сжал зубы. - Если уж Вы решили, что в Аду мне делать нечего, а в Рай мне путь заказан, то не окажете ли мне любезность - помогите добраться до моего особняка. Это за городом, недалеко от деревушки... Моя челядь позаботится и о моих, и о Ваших ранах, коль уж они нанесены моей рукой.
Забавная ситуация... Сначала мы сражались за даму, потом просто сражались ради сражения, но опять же мы, а победа в итоге досталась той самой даме... Вампир, оборотень и человек... Абсолютно разные, но такие похожие... И кровь связала нас в оригинальный треугольник... Diabolo, Шекспир удавился бы от зависти со своим Гамлетом...
На этой мысли глаза вампира закрылись, и он потерял сознание.

Час от часу не легче... Ну, Елена... ну... я тебя отблагодарю при встрече... Оборотень тяжело вздохнул и устало прикрыл глаза - но громкие голоса, раздавшиеся в конце улицы, тут же вывели его из состояния блаженного бездействия. Похоже, местное население наконец-то соизволило отреагировать на непотребство, творящееся на улицах города; надо думать, скоро оно преисполнится добропорядочного негодования ( предварительно убедившись, что возобновления стрельбы не предвидится ) и возьмется за восстановление попранного спокойствия... заручившись поддержкой неплохой своры блюстителей порядка.
- Черт... черт... и где он находится, этот ваш особняк... Сильнейшие и Лучшие... чтоб их...- оборотень подхватил вампира под мышки и, стараясь не слишком шататься, с наибольшей возможной скоростью оттащил его в ближайший темный переулок, где и оставил у стены; затем, все так же ругаясь сквозь зубы, вернулся, подобрал револьвер и шпагу и отнес туда же, сложив у неподвижного тела. Растерянно огляделся, прикидывая, что же делать дальше... в глазах вспыхнул огонек идеи - оборотень развернулся и исчез за ближайшим поворотом.
Минут через пять от гулких стен переулка отразилось эхо цокота лошадиных копыт, сопровождаемого грохотом колес, торопливо подпрыгивающих по неровному камню мостовой. Напротив узкого межстенного проема остановился небольшой кэб  - вида, надо заметить, весьма потрепанного жизнью. Гарм спрыгнул с козел ( едва удержавшись от того, чтобы не зарычать от боли, но в данный момент такая несдержанность была самым худшим из вариантов поведения) и обернулся, бросая угрюмый взгляд на лицо немолодого кучера, отличающееся некоторой неестественной бледностью, вытянутостью и неподвижностью черт.
- Ну, думаю, ты меня хорошо понял?...- скорее утверждение, чем вопрос. Кучер поспешно кивнул.
- И упаси тебя небо попытаться рвануть с места, пока я снова не окажусь рядом с тобой...
Кучер стал еще бесцветнее и непроизвольно втянул голову в плечи, тем самым невольно демонстрируя, что понял он все - лучше некуда.
- Замечательно...
Гарм распахнул дверцу кэба и аккуратно, стараясь не слишком тревожить поврежденные ребра вампира ( честно сказать, получалось не очень хорошо), втащил его внутрь и уложил на сиденье; спрыгнул обратно и подобрал шпагу и револьвер - первое он закинул в салон и захлопнул дверцу, второе же после секундного размышления засунул за пояс; в это трудно поверить, но лицо кучера, прекрасно видевшего все эти манипуляции, обесцветилось еще на пол-тона, хотя еще минуту назад казалось, что из всего богатого спектра убывающих цветовых вариаций его кожным покровам осталось доступно лишь одно - стать совершенно прозрачными. Гарм поднял на кучера понимающий взгляд - и улыбнулся ему самым мрачным и зловещим образом. Затем запрыгнул и уселся рядом.
- А теперь гони так… словно за тобой гонятся все демоны Ада со смертью во главе. Куда - ты знаешь.
Кучер яростно тегнул лошадь; кэб сорвался с места и с жутким грохотом исчез из виду. Вскоре и сам производимый им шум стих вдали...




РУ Новости

Little-Known, Highly-Rated movies. Find the perfect movie for your mood!

Download antivirus software from the site "Defence For Me" now!


ролевая игра