Ролевая игра «По ту сторону»

 

 

 

 

 

 

 

Содержание:

 

 

 

 

 

© «Перепечатка любых материалов сайта как в сети, так и на бумаге и их коммерческое использование запрещена и преследуется по закону.»
Главная » Истории и хроники » Гарм » II.4. Встреча с судьбой. Путь сквозь ночь

II.4. Встреча с судьбой. Путь сквозь ночь

Гарм, Кристоф

… вот и все. Елена устремляется домой, изрядно потрепанные Ромэо – в резиденцию Арманди, латать шкуры и души… В первом они преуспели. А во втором? Вопрос…

Кэб с грохотом и стуком катился между ровными рядами деревьев. Кучер, за время пути успевший обрести некоторое душевное равновесие, но прекрасно памятующий наказ молодого человека ( чья странная наружность, наводящая на мысль об уголовных преступлениях самого нехорошего толка,  вполне гармонировала с сипящим, хриплым голосом и тяжелым мрачным взглядом) с отсутствующим видом восседавшего сейчас рядом с ним, оживленно подстегивал лошадь и время от времени даже весьма лихо покрикивал на притомившуюся животину. Но Гарм, пребывающий в странном состоянии полусна-полузадумчивости, не замечал этого. Наконец впереди, над сплошной массой древесных крон, темнеющих на фоне тускнеющего неба, выросли   остроконечные силуэты башенок большого особняка. Повозка подкатила к широким ступеням парадного входа, кучер натянул поводья. Лошадиные копыта взрыли чистый песок дорожки – и, нервно переступив, остановились. Гарм очнулся, вскинул голову,  и медленно спрыгнул с высоких козел.
- Жди тут…
Он обошел повозку, открыл дверцу и заглянул в полумрак салона; затем развернулся, снова обошел – взмыленная лошадь всхрапнула и отпрянула назад, вздернув морду – и остановился, подняв голову к окнам особняка. По идее, кто-нибудь из прислуги уже должен был заметить появление незнакомого транспорта и отреагировать… хоть как-нибудь.
Шторка на окне первого этажа на пару секунд отодвинулась, явив Гарму любопытную мордашку молодой девушки, через минуту раздался скрип открываемой, и по ступенькам к кэбу спустился высокий и тощий как вобла старик с седыми волосами. С невозмутимостью истинного англичанина он окинул взором разодранную в клочья и заляпанную уже подсохшей кровью одежду Гарма, и чопорно произнес:
- Добрый вечер, мистер. Я управляющий поместьем Арманди. Господин граф изволили отбыть на прогулку, и еще не вернулись. Чем могу быть вам полезен?
В приоткрытом темном проеме двери была заметна какая-то крупная фигура, с чем-то металлическим в руках.
-Вы ошибаетесь, любезный, господин граф уже вернулись, просто они сами еще не догадываются об этом... Именно поэтому поводу вы и можете быть мне весьма и весьма полезны.
Гарм бросил на старика приглашающий взгляд и вместе с ним обошел кэб, приблизившись к широко открытой дверце.
- Видите ли, прогулка господина графа имела несколько более оживленный характер, нежели он предполагал, и  он... очень утомился. - оборотень отрешенно махнул рукой -В общем, давайте сюда кого-нибудь, ему нужна срочная помощь.
Старик заглянул в дверцу кэба, а когда вновь повернулся к Гарму, его лицо было белее снега, а губы тряслись.
-
Но... Как... Что... - казалось, старого дворецкого сейчас хватит удар, но тот, к его чести, сумел совладать с эмоциями. Повернувшись в сторону двери, он крикнул: - Джереми! Джереми, остолоп! Хелен, Грета, быстрее сюда! Кристоф ранен!
В прихожей что-то загремело, и из дверного проема выбежал здоровенный детина с испуганными глазами и  охотничьим карабином в ковшеобразной лапе. Следом за ним торопилась высокая рыжеволосая девушка и пожилой негр.
- Джереми, перенеси господина в дом. Только аккуратней! Хелен, пошли Грету или Фриду за доктором Мениннгсом и подготовь воду и бинты. Ну и... - дворецкий на секунду замялся, покосившись на Гарма, - ну, ты сама знаешь. Джим, да не стой же, помогай Джереми.
Здоровяк Джереми сунулся внутрь кэба, от чего рессоры повозки горестно заскрипели, и появился обратно, держа  Кристофа на руках как ребенка. Видимо, тряска по проселочной дороге потревожила не успевшую затянуться рану - тонкая струйка свежей крови снова показалась на подбородке графа. На потемневшем от засохшей крови выделялись лишь широко открытые белые глаза. С трудом разжав спекшиеся губы, граф хриплым голосом произнес:
-
Уолтер, позаботьтесь о моем.. кхе.. друге. Он изранен не меньше меня. Скажите доктору Меннингсу, что он сын Геи, доктор поймет. - И уже затихающим голосом, - Гарм. Спасибо. Я - Ваш должник.
Граф бессильно уронил голову, и Джереми с Джимом аккуратно понесли его в дом.
Хелен робко тронула Гарма за руку, подставляя ему свое плечо в качестве опоры:
- Пойдемте, мистер. Мы все в неоплатном долгу перед Вами.
И с этими словами ирландка повела Гарма внутрь особняка.
- Не стоит благодарить, граф...- хриплый голос прозвучал очень тихо, почти шопот, так что вряд ли кто-нибудь из прислуги за всей этой суетой услышал хоть слово, тем более - Кристоф, похоже, снова провалившийся в забытье.- Просто намотало на одно колесо... какие тут могут быть долги.
Оборотень посмотрел на рыжеволосую девушку, пытавшуюся помогать ему идти (черт, вот уж еще чего не хватало) и вежливо, но решительно уклонился от ее подставленного плеча. На половине дороги он вдруг что-то вспомнил, извинился и вновь спустился вниз, к кэбу.
Кучер уже натянул вожжи и готовился трогать с места, так что возвращение оборотня, решительно взявшего шагнувшую было вперед лошадь за уздцы, отнють не внесло умиротворения в его воспрявшую было душу. Гарм подошел к передку повозки и поманил кучера пальцем. Тот тоскливо повел взглядом по погружающемуся во мрак парку, окружающему особняк, по страшным ликам горгулий, слепо таращащихся на него всерху - и обреченно склонился вниз.
- Так, скажешь хоть слово о том, куда и с кем ты сегодня катался - отрежу язык. Вместе с головой. ( гробовое молчание, нарушаемое лишь тревожными криками сверчков и шумом поднимающегося предгрозового ветра) Все равно ведь проболтаешься...
Оборотень задумчиво посмотрел на кучера, и от этого взгляда тот, похоже, всерьез вознамерился грохнуться в обморок.
Гарм отвел глаза и махнул рукой.
- Ладно, я пошутил. Вали отсюда.
Резко свистнул в воздухе кнут, гневно заржала оскорбленная лошадь - и кэб с грохотом и скрипом скрылся во мраке.
- Наверное, все таки стоило ему заплатить... Так и знал, что что-нибудь забуду.
Оборотень вздохнул, затем сдавленно усмехнулся - и начал медленно подниматься по широким ступеням.
Ожидающая у входа Хелен, гневно сверкнув глазами, выдала длинную тираду на ирландско-нецензурном диалекте, общий смысл которой сводился к тому, что только полный идиот будет бегать туда-обратно с дыркой в пузе, но тут же осеклась, слегка покраснев. После чего твердо подхватила оборотня под локоть и почти что потащила за собой через холл с горящим в камине огнем к лестнице на второй этаж. На втором этаже служанка толкнула ближайшую ко входу дверь в гостевую комнату, где уже суетилась горничная, лицо которой Гарм видел в окне.
- Грета... Аррр, Фрида! Вечно я вас путаю. Позаботься о друге господина Кристофа, доктор прибудет с минуты на минуту.
С этими словами огненноволосая валькирия выскользнула за дверь, оставив Гарма на попечение Фриды. Та, сочувственно охая, увлекла оборотня в ванную, где мягко, но весьма настойчиво избавила его от всей пропыленной и пропитавшейся кровью одежды. Бросив лохмотья в угол, служанка усадила оборотня на край чугунной ванной и мокрой губкой стала протирать его тело. Вода на дне ванны тут же окрасилась в бледно-розовый цвет. Все это время Фрида не умолкала ни на секунду, неся какую-то чушь на дикой смеси английского, шведского и перемежаемую обрывками молитв на латыни. Лишь закушенная губа и стоящие в глазах слезы выдавали, что вся эта трескотня для девушки - барьер, защищающий ее от страха и не дающий ей бросить губку, сесть на пол и зарыдать.

Наверное, кинетическая энергия внутренних экстренных резервов, продолжавшая по инерции  подстегивать организм полузверя еще несколько часов после окончания схватки, все-таки иссякла, или перестала гонять его на холостом ходу и переключилась на иные процессы, или начало  действовать  засевшее внутри серебро - а может быть, произошло и то, и другое и третье сразу, но к моменту прибытия вышеупомянутого доктора оборотень практически отключился от внешнего мира. Так что сей много сведущий в нечеловеческих проблемах  целитель получил воистину неограниченную свободу действий и мог резать, кромсать, шить, штопать и т.д. и т.п. безо всяких помех со стороны своего невольного клиента - что он, собственно, и проделывал в сосредоточенном молчании в течение некоторого времени, засечь которое никто не догадался за ненадобностью.  Гарма же эти нюансы не волновали и подавно - он был  далеко, так далеко от особняка, смотрящего в наваливающуюся ночь желтыми  глазами освещенных окон, от черной змеи Темзы и курящихся туманом лондонских улиц, что поневоле возникал вопрос – а этому ли  миру принадлежит та сумеречная зона, по которой он сейчас путешествовал.
Сверху холодно и строго смотрел полуприкрытый глаз луны.
Он бежал по лесу – дикому, густому, обнимающему живой, переполненной энергией темнотой, дружески  касающемуся  плечей гибкими руками черных ветвей - а впереди ускользал  живой сгусток отчаяния, кто-то, кого надо было непременно, обязательно догнать, остановить и объяснить, что все неправильно, все должно быть совершенно не так… но это существо то ли не хотело слушать его, то ли просто было  глухо от рождения, оно никак не  желало останавливаться, и продолжало убегать в самую глубину чуждого ему леса. Тьма согласно кивнула, обступила и крепко обхватила того, кто убегал, стреножила его корнями деревьев, чтобы растворить в себе, сделать частью себя – тогда, возможно, он наконец сможет и услышать и понять… Оборотень приблизился к распятому во мраке существу, зашедшемуся в беззвучном крике… 

И вдруг лес исчез. А вот лунный глаз остался и теперь растерянно мигал через  высокое и узкое окно, поминутно скрываясь  за рваными клочьями туч, быстро несущихся по мутному, пасмурному ночному небу – "как же так получилось?" Оборотень приподнял голову и осмотрелся, пытаясь вспомнить, где он находится и как, собственно, попал в эту незнакомую комнату с высокими потолками. Потом поднялся и подошел к окну, распахнул створки – в лицо дохнул влажный ветер, осел на коже мелкой изморосью воды.
Зверь внутри нетерпеливо толкнулся "Давай смоемся отсюда, а?"
Оборотень перегнулся через подоконник и посмотрел вниз
"Высоковато… сейчас"
"Да ладно, ты сможешь. Я то уж - точно смогу. Ну?"
Луна снова скрылась за тучами, и комната погрузилась в темноту. Тихо скрипнул подоконник.
Неожиданно во входную дверь раздался тихий стук...
Если бы волки были наделены способностью к членораздельной речи, то здоровенный черный зверь, замерший в темноте у раскрытого окна, поставив лапы на мокро поблескивающий подоконник, точно бы выругался, причем самым неприличным образом. Ну кого там еще принесло? Смотался бы по-тихому, и дело с концом... Пускай лучше возятся с графом, он им на то и хозяин... Подлатали - спасибо, добрые вы люди, но на этом, пожалуй, и закончим.
Зверь бросил быстрый взгляд на дверь, раздраженно прижав уши.
Жесткие когти царапнули подоконник, и длинная  тень скользнула вниз в красивом прыжке, устремляясь в сырую темноту ночи. А вот приземление вышло так себе. Раздался короткий шелест травы, затем глухой удар – лапы спружинили, но не удержали тяжелого тела, слишком уж мало времени прошло для того, чтобы регенерация вернула им былую силу и упругость.  Волна умолкнувшей было боли накрыла  с головой – и схлынула, глухо пульсируя где-то глубоко внутри.  Правило № 1: нельзя глотать пули, а потом спокойно прыгать со второго этажа.
Волк с трудом поднялся на ноги, задрал морду к черному пятну  раскрытого окна (“правильно, лестницы не для нас придуманы, из окна гораздо веселее” ) затем повернулся и медленно побрел прочь.

…странная штука – сны. Кто-то говорит, что это все дневные впечатления, проносящиеся и бесконтрольно флуктуирующие в нашей голове, кто-то – что это граница между мирами… Так или иначе, пути Елены и Керна разошлись. Надолго ли?... Как оказалось – нет. Не прошло и полусуток, как дорожки снова пересеклись. Правда, осознанно в этой встрече участвовал лишь один…

Оборотень медленно шел по мокрым улицам; стены домов поблескивали в тусклом желтом свете фонарей, как бока спящих морских животных. Где-то  здесь, по бесконечным каменным лабиринтам и тупикам, все еще летало эхо (… каблучки быстро цокают по горячему камню…), одно из тысячи заблудившихся и захлебнувшихся в туманной пелене мелкого дождя, лениво волокущего свои серые полотна над тревожно дремлющим городом. Вот и здания впереди приняли знакомые очертания. Оборотень откинул с лица мокрые волосы и свернул в первый попавшийся переулок, мигнувший ему мягкими глазами плачущих фонарей; за полосой гулкой темноты открылась еще одна улица, такая же пустынная и гулкая, практически сестра-близнец той, что лежала через пару кварталов, но все-таки это была совсем другая пустота… она не была отмечена горьким запахом гари. Зато была отмечена совсем другим, от которого сразу глухо и  болезненно запульсировало где-то в глубине груди. Похоже, доктор Батчер так и не добрался до дорогого (ювелирной ценности) подарка Елены (… да ладно, забей, ты слишком близко принял это к сердцу…) – насмешливо буркнул откуда-то из глубины бесплотный голос. С секунду оборотень осмысливал эти слова… и по улице прокатился громкий хрипловатый хохот, спугнувший повисшие под карнизами домов крылатые тени, испуганно сорвавшиеся в воздух и метнувшиеся в черноту ночного неба. Новая волна сырого воздуха… Оборотень замолчал и с недоумением огляделся. Нет, это не игра взбудораженной памяти, встречный ветер не врал. Он медленно пошел вдоль тротуара, пока не остановился, упершись взглядом в небольшой одноэтажный домик… Тут ветер снова толкнул его в плечо и недвусмысленно кивнул на черное пятно раскрытого окна. Гарм медленно приблизился к стене и поднял голову; в упавшем на лицо сумраке зловеще блеснули  налившиеся тяжелым  зеленоватым свечением глаза. Темно…ни звука внутри, только колышется край неплотно задернутой шторы. Оборотень мягко присел и подпрыгнул, крепко ухватившись руками за нижний край мокрой оконной рамы, плавно подтянулся и всмотрелся в темноту комнаты… еще один бесшумный рывок ( бок протестующе завопил под тугой повязкой, но мнение отдельных зарвавшихся частей тела в данный момент не очень то котировалось ) – и он  улегся грудью на подоконник, потом оттолкнулся от него руками и, подтянувшись, встал коленом на деревянную поверхность, покрытую маленькими лужицами воды. Раздался негромкий шорох, и короткие сапоги бесшумно опустились на мягкий ворс ковра. Оборотень обвел комнату взглядом,  затем  зрачки медленно переползли на прямоугольное светлое пятно, невинно белеющее недалеко от окна.
Темный силуэт пересек комнату и замер у самого изголовья кровати, нависая над спящей девушкой.  Оборотень долго, молча всматривался в безмятежное лицо, обрамленное хаосом черных волос, разметавшихся по примятой подушке; пальцы несколько раз сжимались, словно в готовности к какому-то действию… но потом медленно разжались, и мерцающие огоньки, мертвенно полыхающие в глубине широких зрачков, постепенно угасли. Гарм  склонился над Еленой – осторожно, так, чтобы его тень случайно не упала на закрытые глаза девушки ( несколько капель воды сорвалось с волос и упало на простыню, быстро впитавшись в ткань); уголки жестко сжатых губ чуть дрогнули и смягчились - и отошел от кровати, мягко переступая через раскиданные по полу вещи. С минуту постоял перед вещевым мешком Елены, с интересом разглядывая некую темную вещь, лежащую рядом на стуле… прошел дальше. Тихо скрипнул под живой тяжестью стул, стоящий около кофейного столика в углу. Гарм сосредоточенно склонился над столом, время от времени бросая на спящую быстрые взгляды. Затем снова поднялся и подошел к трюмо, темнеющему у противоположной стены комнаты.
Через минуту его силуэт с перекинутой через плечо охотничьей курткой исчез в проеме распахнутого окна – так же тихо и быстро, как и появился…
А на деревянной стенке остался висеть небольшой листок бумаги, наискось перечеркнутый несколькими короткими строками, пришпиленный посеребренной булавкой, выдернутой из маленькой подушечки, лежащей рядом на стеклянной полке.




РУ Новости

Little-Known, Highly-Rated movies. Find the perfect movie for your mood!

Download antivirus software from the site "Defence For Me" now!


ролевая игра