Ролевая игра «По ту сторону»

 

 

 

 

 

 

 

Содержание:

 

 

 

 

 

© «Перепечатка любых материалов сайта как в сети, так и на бумаге и их коммерческое использование запрещена и преследуется по закону.»
Главная » Истории и хроники » Гарм » IX.3. Николь Шаззе. Пойдем-ка покурим-ка

IX.3. Николь Шаззе. Пойдем-ка покурим-ка

Гарм, Николь, Косарь

… Чудесная ночь, замечательная компания, радушный, хоть и несколько зеленоватый на вид  персонал – и вдруг посреди всей этой благодати кто-то пытается засунуть тебе перо между ребер, да еще сопровождает процесс какими то совершенно нелепыми угрозами и требованиями. Нет, в подобных заведениях это нормально. Но – бесит. А вечерок то портить не хочется…Что делать? Не вопрос. Пойдем ка, покурим ка

Да, что-что, а брыкалась Николь де Шаззе отменно. Гарм резко выпрямился и лицо его озарила широкая мечтательная улыбка, впрочем, наблюдателю достаточно проницательному вполне могущая показаться несколько напоминающей оскал.
- Ночь то какая! Погода так и шепчет… - прочувствованно воскликнул он сквозь стиснутые зубы ( в этот момент в окна таверны хлестнул  особенно сильный шквал ветра с дождем, и стекла задребезжали от оглушительного удара грома).
- Идемте, Николь, идемте, не будем терять время… жизнь же проходит – при последних словах оборотень одарил брыкучую охотницу таким выразительным взглядом, что сразу стало понятно, чья жизнь сейчас вот действительно пройдет окончательно.
- Нож. Брось.процедил он на ухо Николь, не снимая с лица дружелюбной улыбки -  и не дожидаясь пока охотница снизойдет до выполнения его вежливой просьбы два раза с силой шарахнул ее сжатой кистью о нижнюю поверхность стола. Клинок свалился на пол с негромким звяканьем, совершенно потонувшем в наполняющем таверну шуме.
- Поднимайся. Медленно и красиво. Попробуешь еще брыкаться – оторву ноги… нет – лучше голову. Прямо сейчас. Усекла? Лошадь Прожвальского, твою маму…
Оборотень поднялся, ссадив Николь с коленей ( все так же ни на секунду не ослабляя своей медвежьей хватки )
- Я сейчас вернусь, граф, только вот девушку… провожу, - приподнято, с улыбкой бросил он Кристофу и они с Николь в обнимку двинулись к выходу из таверны. Оборотень ни на секунду не снимал с талии Николь нежных объятий своей руки; о да, они были воистину страстны! - бедная девушка была так крепко прижата к оборотню, что совершенно не могла пошевелиться – ну, разве только переставлять ноги. Будь они еще хоть немного более страстны, она вполне могла бы распрощаться с половиной своих ребер, а то и вовсе задохнуться. Кроме того, по полу перед дружной парочкой скользил, поддаваемый точными пинками вервольфова сапога, некий продолговатый блестящий предмет, в котором при более внимательном рассмотрении можно было опознать изъятый у Николь нож, на который у Гарма были свои планы, но вот поднять его – ни единой возможности.
Благополучно выскользнув в дверь, в бушующую ночь, оборотень с силой отшвырнул от себя охотницу и наконец-то поднял с земли серебряный клинок.
- Все, праздник кончился. Уматывай. Или ты имеешь еще что-то мне сказать? – жестко бросил Гарм, заложив пальцы за ремень ( нож он все еще сжимал в ладони правой руки). – Только побыстрее, пока я не передумал. Эпитетами можешь не утруждаться - целее будешь. К тому же, мой слух их уже просто не воспринимает - пресытился, знаешь.

Сапог пришелся очень к месту, вервольф выпрямился как статуя Свободы, глаза полыхнули недобрым, ноздри аж побелели от невыказанных больше ничем чувств.
Что, съел, да? Так тебе, блохастый – мстительно про себя порадовалась охотница, с чисто женским злорадством глядя на профиль «страстного» оборотня. Но уже знакомый внутренний голос возопил горестно – дура! Ну все, сейчас он открутит тебе голову как куренку. – перед глазами мелькнули пару картин из детства…но нет, Керн всего то лишь двинул ее кистью со всей дури, так, что Николь тихо выдохнула сквозь стиснутые зубы,
ссадил ее с колен и обнимая так, что темнело в глазах, повел к выходу, пиная перед собой нож
Н
е успели они выйти, как Керн резко оттолкнул Ник от себя. Отлетев, она каким то чудом не растянулась посреди мостовой, развернулась к нему лицом и выпрямилась, сверкая серыми глазами.
- Все, праздник кончился. Уматывай. Или ты имеешь еще что-то мне сказать? – оборотень держал в руках нож. Ник все понимала – и то что он сильнее, и то, что гроза и то, что за дверью еще толпа ему подобных, но… ах, эта волшебная женская уверенность в себе помноженная на женскую принципиальность. И то, что у оборотня был и ее нож и ее револьвер просто бесило. Да, но второй то револьвер все таки у нее…
Николь улыбнулась одними уголками губ.
- Настоящая лэди всегда имеет что сказать – в свете молнии блеснуло дуло револьвера направленное в живот оборотню – Я умотаю только после того, как ты мне мою собственность вернешь, понял? Я бы еще конечно за моральный ущерб с тебя стрясла, но… - и тут от входа раздалось
В
сем привет, кого не знаю и знаю! Гарм, какие-то проблемы? – девушка – отметила Ник краем глаза. И тут же – на улицу высунул нос вампир:
Какое предпочтешь? Белое, красное, коктейли..ожет виски? – Черт! Ник быстро спрятала револьвер в карман, но так, что он продолжал угрожающе целить свое дуло на Керна и кивнула ему головой, тихо сквозь зубы бросив оборотню:
- Отправь их отсюда к чертовой бабушке, быстренько!
Выслушав самонадеянную девицу, оборотень искренне расхохотался
- Настоящие леди не наряжаются в мужиков и не носятся как полоумные по ночным улицам с парой револьверов под шмотками, уважаемая.
Так что к тебе это не относится и обращение с тобой будет соответственное, то есть лишено всяческой почтительности. Кстати, ствол-то спрячь, не пижонствуй - оборотень переложил нож в левую руку и  достал второго из "малышей" Николь из-за пояса и насмешливо помахал им в воздухе, - ты б еще солью зарядила, по крайней мере площадь поражения была бы обширнее... - Тут он, как бы осененный отличной идеей, чуть подался к охотнице, - Слушай... давай я тебе лучше рогатку подарю! Представляешь – ночь, гроза, волки воют, молния сверкает – и ТЫ. С РОГАТКОЙ НАПЕРЕВЕС…
Стопроцентную эффективность гарантирую. Все встречные нелюди будут умирать еще до того, как ты начнешь в них  целиться. Сами. Каждый второй – от удивления. Каждый третий – от смеха, когда разберет, что это такое. Кто покрепче - те будут просто разбегаться в диком ужасе. Лично я бы убежал.
В этот момент со стороны таверны донеслись голоса. Предложение Николь не привлекать к их славному общению новых действующих лиц показалось оборотню не лишенным привлекательности.
- Ну, тут ты права, свидетели нам ни к чему.
Не оборачиваясь, он громко обратился ко всем вопрошающим  в порядке очередности:
- Нет-нет, все нормально, мы просто... э, беседуем на очень личные темы. ( Кире)
- Да, благодарю... ( тут он вспомнил, что вампир до сих пор так и не представился ) Мессир, сварганьте самый убойный и сложный коктейль, какой только знаете, если не трудно!
Во время процесса "спроваживания к чертовой бабушке" револьвер, пребывавший в распоряжении оборотня, прекратил болтаться в воздухе и весьма ненавязчиво перекочевал в его руку, заняв полагающееся огнестрельному оружию положение. Поправка: готовому к использованию огнестрельному оружию. Так что теперь де Шаззе так же имела удовольствие ( да простят мне столь неуместное в данной ситуации выражение ) оказаться в прицеле своего же револьвера.
Оборотень кивнул Николь и хищно улыбнулся
- Если попадешь ты - будет дырка, причем самое непродолжительное время. Если попаду я - будет покойник. Уже навсегда. Ну так что?
Ах, рогаааааатка?????? - завопили оба внутренних голоса хором. Ярость застила глаза, Николь уже плохо соображая, что она собственно делает, медленно вытащила руку из кармана, наклонилась, подняла с мостовой булыжник и метнула его в ненавистного оборотня:
- Вот тебе рогатка, зараза четвероногая, вот! Считай что я тренируюсь... - булыжник просвистев, угодил в аккурат в грудь оборотня с мягким шлепком, а Ник тем временем, совсем потеряв страх, потянулась за следующим камнем - ха! Вот тебе, блин, рогатка!
Дверь, чуть не слетев с петель, распахнулась и с ужасающим грохотом врезалась в стену. Из таверны вывалилось весьма странное явление в виде хорошо зюкнувшего вампира, который, сделав непонятное движение ногой, развернулся, вроде как скрывшись за стеной дождя... а может, просто отошел и остановился, черт его разберет. Факт тот, что оборотень на секунду отвел глаза от своей оппонентки и пропустил момент атаки. Сказать по чести, Гарм и не ожидал, что его дельное предложение будет принято так быстро и с таким взрывным энтузиазмом. Но увесистый удар в грудь в один момент вернул его к действительности ( наверное, будь это что-то посерьезнее подобранного камня, один покойник здесь точно появился бы ). Оборотень вытаращился на рассвирепевшую охотницу, уже азартно волокущую с мостовой новый метательный снаряд...
- А ну брось камень, ты, ШПАНА! Не в меня, зараза! - рявкнул вервольф, уворачиваясь от очень немаленького булыжника, просвистевшего рядом с его головой, - АХ ТЫ ПОГАНКА!
Воздух перестал быть чрезмерно наполненным водой. Теперь он наполнился водой вперемешку с весело свистящими камнями, так что оборотень едва успевал уходить с их замысловатой траектории или отбивать их руками, в запале совершенно забыв, что в одной из них до сих пор зажат револьвер. И, как и следовало ожидать, в очередной раз закрываясь от бренного обломка мостовой, нечаянно нажал на курок. Темноту разорвал грохот выстрела. Куда отправилась радостно вырвавшаяся на свободу пуля - было совершенно не понятно. Зато...
Оборотень посмотрел на лежащее в руке оружие и свирепо ухмыльнулся, просверлив Николь яростно горящими глазами
- Ну все, паршивка, можешь попрощаться со своим счастьем
И
с силой размахнулся, явно намереваясь отправить охотницкое крупнокалиберное "счастье" в очень далекий полет в темноту. Скорее всего - безвозвратный.
Николь, видя, что ее "снаряды" явно раздражали оппонента, продолжала издавая нечленораздельные боевые крики радостно метать булыжники, не мало не заботясь о том, что будет дальше. Честно говоря, она даже не особо заботилась, попадали ли камни в цель - ее уже увлекал сам процесс. Стресс, накопившийся за последние несколько часов, выходил из нее вместе с метательными снарядами, растворяясь в потоках дождя, на душе становилось радостно и светло. Даже внезапный выстрел ее не образумил, а скорей вдохновил на еще большее рвение в вопросах вымещения сублимированной ярости.
Но оборотень испортил все.
Услышав, последнюю реплику, Ник взвизгнула, как раненый слон и бросилась на оборотня повиснув на его руке, вцепившись намертво в револьвер, и отпихивая Керна от себя единственным, чем могла дотянуться до проклятого вервольфа - пятой точкой
- Отдай револьвер, подлец!
Отдай немедленно, будь человеком! он мне дорог как память! Убью нафиг!

 

… Еще один любитель “выйти покурить”. Офицер Косарь. Так, и опять их… ну да,  трое. Но комментс…

 


Раздался выстрел и пуля просвистела чуть оцарапав ухо Косаря и оглушив его, он не понимая что случилось остановился, дотронулся до уха, там была маленькая царапинка, но этого хватило чтоб офицер сорвался с ручки. Он повернулся и медленно пошел к стрелявшему, громко крича, чтобы тот наверняка слышал:
-
Эй, детина! Ты что творишь нах! Ты куда стреляешь епт твою душу! Да ты этой пулей вторгся в мою интимную зону, душевно и физически ранив меня! А кто мне психолога оплатит?! А хирурга?! Сегодня ты стреляешь в английских офицеров, завтра в королеву! Иуда неблагодарная! Забыл кто твой сон охраняет! Тебе кто вообще дал право в людям и нелюдям в ухо стрелять?! - почти высказавшись но не удовлетворившись Косарь чуть вышел из "стены дождя" к сладко так "обнимающейся" парочке. Его зеленные глаза горели жаждой мести за поцарапанное ухо, да что там ухо, за сам факт нарушения его суверинитетности как отдельной личности.

Наверное, выстрели Гарм Николь де Шаззе в колено, и тогда он не смог бы извлечь из ее голосовых связок  звуков более удивительных, чем те, что исторглись из нее при реальной угрозе лишиться одного из своих убийственных любимцев и по силе и тембру более всего напоминающих пожарную сирену ( причем сирену чем-то очень расстроенную ). Глядя на совершенно уже осатаневшую девицу, вцепившуюся в его руку с остервенением крайне въедливого и  не привитого своевременно от бешенства фокстерьера, оборотень с досадой почувствовал, что его снова неумолимо разбирает острый смеховой пароксизм и процесс дальнейшего противостояния крайне усложняется по причине серьезного спада боевого настроя. Потому что совершенно невозможно  гасить того, кто заставляет тебя смеяться до потери пульса.
И тут откуда-то из темноты на него обрушился такой поток словесного напалма, что не лей сейчас как из ведра, на оборотне наверняка вспыхнула бы одежда. Как только воцарилась тишина, в голове оборотня возникло сразу три понимания:
первое: что он только что чуть не пристрелил какого-то независимого наблюдателя;
второе: что этот самый наблюдатель есть никто иной, как давешний вампир, чуть не сбивший его с ног при выходе из таверны и чуть не снесший этой самой таверны дверь к такой-то матери;

третье: что его только что обматерили, обозвали иудой и обвинили в государственной неблагонадежности. Вроде бы, в таком порядке.
Оборотень моментально прекратил улыбаться и медленно перевел две дожелта раскаленные адские топки ( нет, конечно, это были всего лишь волчьи глаза, но со стороны они сейчас выглядели именно так ) в сторону темного силуэта, шагнувшего из ревущего водяного месива в их с де Шаззе сторону. Оборотень потряс за плечо Николь, самозабвенно рвущую из его руки свое любимое дите ( потряс достаточно сильно для того, чтобы на мгновение вывести ее из приступа священного безумия ) и  совершенно охрипшим от ярости голосом тихо проговорил ей на ухо
- Слушай, да Шаззе, давай сделаем так: сейчас я отдаю тебе твою игрушку, а ты разворачиваешься и тихо-мирно уходишь по своим делам, и не мешаешь мне порвать этого гада-кровососа, хорошо? Или хотя бы просто не мешаешь... Идет? Иначе - вот клянусь матерью, ты ее больше никогда не увидишь
Косарь увидел
, что его присутствие заметили, причем видимо "гос.изменнику" совсем не нравилось, что его таковым назвали. Офицер снял свой пиджак, достал из кобуры револьвер, убрал в карман пиджака, вовремя этого спокойно говорил
-
Деремся честно, без оружия, я свое убрал...да, не надо кусаться, не охота мне блохастым быть, ведь это все равно, что быть женщиной, у оборотней полнолуние, у женщин критические дни, месяц готовишься в три дня сходит, - подошел к Николь протянул ей пиджак
-Девушка, вы не подумайте, я ничего против женщин не имею, я люблю эти прекрасные создания, вы же умеете дарить жизнь, а это очень чудесный дар, просто быть ими бы не хотел...подержите пожалуйста пиджак, можете одеть, а то холодно, - замолчал, потом нагнулся ниже и тихо только ей произнес
- Хотя где то в глубине души может и хотел, - развернулся на каблуках встал на против оборотня, и произнес:
-
Ну что, приступим?
Николь, повизгивая, продолжала борьбу за вожделенный револьвер, когда откуда-то рядом раздался мужской голос, и ее оппонент совершенно не по-детски тряхнул ее за плечо. Подняв на него полные яростью глаза, Ник наткнулась на два горящих волчьих угля. И тут же пришла в себя, опустив руку оборотня.
- Черта с два я уйду... - Ненавижу вампиров... потом, чуть скривившись, махнула рукой и тихо сказала, так, чтобы ее слышал только вервольф, - оставь его пока себе. Кстати, мой нож - серебряный...
Отошла чуть в сторону, когда к ней обратился вампир. Она не сказала ничего, взяв его пиджак.
Он убьет вампира, а потом я буду вполне в силах разобраться с оборотнем. Он, гад, мне еще за все мои скачки вокруг него ответит. Ну или наоборот...

Оборотень посмотрел на Николь, цинично усмехнулся (… что, стерва, все еще надеешься взять реванш? и не мечтай….) и повернулся к вампиру. Изложение вампировых представлений о “честном бое” и его нежелания быть покусанным оборотень выслушал, холодно и насмешливо приподняв бровь ( …опасаешься расстаться со своей трупной вечностью?...) после чего коротко, словно лязгнул металлом, отрубил
- Не принимается
С
чего этот кровосос взял, что ему предоставится право диктовать условия боя и что кого-то здесь будут волновать его желания или не-желания после всех его лингвистических упражнений – это было великой загадкой. Уточнять, что он сам по себе оружие и первое из выдвинутых условий совершенно невыполнимо как таковое, он не стал. Еще больше его удручило, когда он увидел, как вампир сует револьвер в карман пиджака… и отдает его на сохранение Николь де Шаззе, видимо, решив, что более подходящего места  для сохранения ему уже никак не найти, сколько ни  старайся. Вот это последнее оборотня, неплохо осведомленного о том, что вампиры традиционно заряжают свои пистоли исключительно боеприпасами класса “аргентум” ( очевидно, на тот случай, если им в один прекрасный момент наконец-то окончательно надоест их эта самая вечность ) не ввергло в состояние бешеного восторга совершенно. Он чуть присвистнул и негромко бросил в сторону своего ругателя
- Слышь, ты… офицер английской армии… а ты дурак. Был бы ты оборотнем, может, конечно, у тебя и было бы двенадцать критических дней в году… ну а так то – уж точно, к …, все триста шестьдесят пять.
После этого вервольф развернулся и примерно на полминуты исчез за углом таверны, совершенно растворившись в струях ливня. Вернее, вервольф-Гарм исчез совсем. Через полминуты молния выхватила уже  силуэт огромного, угольно-черного с серыми подпалами зверя, резво выворачивающего из-за угла здания. Зверь наконец-то вырвался на свободу! Он был несказанно рад этому – и еще тому, что сейчас вот он как следует порезвится с этим ненавистным вампиром, и видит Ночь, он приложит все усилия, чтобы, когда Зверь наиграется, от того мало что осталось. Проходя мимо Николь, волк на секунду притормозил и ехидно посмотрел той в глаза ( Ну что, де Шаззе, теперь только я знаю, где сейчас спит твой вороненый “малыш” в компании с твоей любимой серебряной зубочисткой. Так что теперь у тебя ну ОЧЕНЬ серьезные резоны не пересмотреть внезапно во время этого боя свою позицию невмешательства. И некоторое время после боя – ТОЖЕ. Иначе они проспят там до второго пришествия, которое, сдается мне, состоится примерно в то же время, что и рак на горе свистнет. Во всяком случае – никак не раньше. И отойди к... подальше - зацеплю )
Волк перевел  горящие глаза на вампира и начал неспешно ( лишь перекатывающиеся под шкурой стальные напружиненные мышцы наглядно показывали, что поверить в эту кажущуюся неторопливость движений – значит нажить себе очень крупные неприятности) приближаться, скользя по стоящему перед ним противнику внимательным оценивающим взглядом и выцеливая, куда нанести первый сокрушительный удар.
Молния сверкала отсвечивая на мокрой коже Косаря, по лицу текли струйки воды, он кинул оборотню:
-Я думал ты мужик, а оказывается в самом деле баба, в спину стреляешь, по чести драться не хочешь...тебе же хуже, -офицер стал не спеша, спокойным шагом приближаться к почти крадущемуся оборотню, когда до того оставалось совсем чуть чуть Косарь быстрым движение плеснул блохастому грязную воду из лужи, отвлекая его этим, одновременно подкатываясь под него, одной рукой Косарь обхватил заднюю лапу оборотня, второй схватил его переднюю, привстал и тут вдруг понял, что ноша тяжела, офицер попытался приподнять оборотня руками над собой для броска, но вместо этого повалился вместе с ним кидая блохастого чуть вперед, чтоб тот не раздавил голову офицеру; в принципе бросок удался, но не на 100 процентов, оба лежали на мокром булыжнике.
В ответ на реплику вампира Зверь лишь насмешливо дернул ушами
(… ошибаешься, уважаемый; вот если кто-то сначала распускает язык, а потом ждет какого-то к себе снисхождения – вот это уж действительно – баба… ) и приготовился  произвести вскрытие.
Но тут вампир вдруг начал делать нечто странное. Когда вместо попытки нормального ожидаемого членовредительства тот неожиданно занялся водными процедурами, Зверь просто слегка удивился. Но когда, вдоволь наплескавшись, тот предпринял попытку его, Зверя, поднять и поносить на руках в неком неудачном подобии вальса… Вампир хамил! Вампир хотел умереть! Это была полная ж…!
ПА-А-Р-Р-РВУ!!!
Волк с рыком взвился на ноги и буксанув не хуже заправского гоночного автомобиля ( если бы в то время уже были известны  эти чудеса техники, наблюдавшая за схваткой Николь без труда опознала бы в нем ревущий, хотя и несколько обросший шерстью черный Феррари ) рванул к своему противнику, в этот момент как раз поднимавшемуся на ноги, и со всего маху впечатал тому передними лапами в бок, отшвыривая наглого вампира к стене и тут же изготовился обрушиться на того в своем коронном номере под кодовым названием “Костедробилка” с последующим извлечением жизненно важных органов, но…
Когда разогнавшийся до сверхзвуковой скорости Феррари внезапно оказывается на водной поверхности ( например, лужи) он неминуемо теряет управление. Феррари  живому была уготована то же участь. Это было похоже на двойной залп торпедами. Вспарывая водную поверхность и взметая целую тучу брызг, оба противника неудержимо летели к стремительно надвигающейся стене таверны
Офицер не успел
встать на ноги и уже получил в бочину и уж точно не думал, что их междуусобчик перерастет в фигурное плаванье в луже. Косарь был впечатан в стену оборотнем, так ,что голова блохастого уперлась в стену, а офицер был прижат мощным плечом в пузо. Что делать? Оставалось только блефовать. Косарь направил руку в затылок оборотню, выставив два пальца и хриплым голосом соврал:
-
Думал я ей ствол отдал? ха! дурака нашел! - про себя "да нашел! Но этот дурак тебя б и не тронул не стреляй ты, зараза вшивая, мне в спину! А потом еще не нравится что ему предлагают честную дуэль продолжил, - двинешься - разнесу твой прекрасный череп по этой чудесной стенке! Ферштейн?!
Возможно, в другое время блеф и сработал бы… но только не сейчас. Оборотень, с маху впечатавшись лбом в жесткую поверхность, совершенно озверел и потому ни хрена не ферштейн! Мотнув ушибленной башкой и оттолкнувшись лапами от стены, он яростно извернулся и ухватил вампира зубами – но удар сделал свое черное дело, прицел сбился и капкан белоснежных клыков сомкнулся всего лишь на одежде супостата, не причинив самой персоне ни малейшего ущерба. Не разжимая стиснутых на обмундировании противника челюстей, волк зарычал, и отскочив на пару шагов от стены,  резко развернулся, черной свечей  взвиваясь на дыбы, и всем корпусом рванул вампира вперед и вверх, перекидывая его через себя – прямиком в окно таверны, под которым они сейчас и находились. Грохот и звон, сопровождаемый целым дождем осколков, осыпавших Зверя сверху, засвидетельствовали изрядную точность попадания запущенного снаряда. Потеряв противника из виду, волк встал на задние лапы и оперевшись передними на усыпанный осколками подоконник, заглянул внутрь таверны, поводя острыми ушами ( …ты где?... ). С чего ему переклинило, что входить в таверну в зверином обличье не есть гут – черт его знает, возможно, сказалось все то же соприкосновение со стеной, но после секундного размышления волк соскочил обратно на землю и рванул за угол, где была припрятана одежда. Через рекордно короткие сроки, потребовавшиеся на обратную трансформацию и одевание, Гарм взлетел на подоконник высаженного окна и спрыгнул на усыпанный битым стеклом пол, отыскивая среди всеобщего столпотворения своего потерянного врага. ОТ ОН! По лицу оборотня мгновенно скользнула свирепая улыбка – и вервольф без лишнего промедления с места ринулся в атаку.
Косарь еле успел увернуться от зубов волка, тот сомкнул зубы на металлической бляхе "еще бы мулиметр и всем женщинам планеты пришлось бы рыдать из-за потери такого прекрасного любовника в моем лице!"пронеслась пронеслась мысль и исчезла, потому что в туже секунду офицер оказался орудием для выбивания окон. Разбив собой окно упал на стол, за которым седели девушка вампир и какой то лысый, стол не выдержал и рухнул:
-
Здрассьте, - лишь произнес Косарь, взгляд на окно - там уже маячил детина, почему то опять ставший человеком, но не оставившая желанья порвать офицера. Косарь выдернул стул из под лысого:
-
Пардон, -и запустил данный деревянный предмет в окно, - Лови подарок! лучше лбом!

Ловить лбом деревянное четвероногое оборотень категорически отказался – ему вполне хватило опыта со стеной, и не сказать, чтобы он ему очень то понравился. Поэтому он поймал запущенный вампиром снаряд руками и отшвырнув его в сторону ( стул с грохотом прокатился по полу таверны, трагически потеряв одну из своих ног и чудом не зацепив никого из присутствующих), продолжил свое стремительное наступление. В несколько секунд преодолев отделяющее его от противника расстояние, вервольф нырнул вперед, ухватил вампира за предплечье,  рванул его на себя и, сделав молниеносную подсечку, с силой швырнул через плечо.
Косарь в полете перехватил кисть оборотня обеими своими руками и благополучно приземлился многострадальной спиной на лавочку, резко согнул кисть Гарма в его направлении, тем самым заставляя детину упасть на одно колено, затем сам вставая с лавочки вывернул кисть по часовой стрелке относительно Косаря, и завернул ее за спину зверюге в человеческом облике, после чего оборотень лежал лицом в пол, а его рука была поднята вверх на подобие рычага в руках офицера, сейчас оборотень был полностью под властью вампира, т.к. из такого залома не возможно выбраться. Косарь оценочно посмотрел:
-
Я ожидал чего то большего. Мне не нужна такая легкая победа, - разочаровано процедил вампир отпустив оборотня, - Вставай! Вставай я говорю!


О всех произошедших в таверне событиях можно прочитать: Квест "Крыса в Котелке"

 




РУ Новости

Little-Known, Highly-Rated movies. Find the perfect movie for your mood!

Download antivirus software from the site "Defence For Me" now!


ролевая игра