Ролевая игра «По ту сторону»

Новости игрового мира:

12.09.2010 : Следующий год
Игра переместилась из декабря 1900 года в июль 1901.

31.12.2009 : С праздниками!
Старинные новогодние и рождественские открытки

03.12.2009 : Мода конца 19 начало 20 века
Модерн стиль в женском платье.

 

 

 

 

 

 

 

 

© «Перепечатка любых материалов сайта как в сети, так и на бумаге и их коммерческое использование запрещена и преследуется по закону.»
Главная » Истории и хроники » Луизиата » Луизиата и Сергей » Судьбоносная встреча Часть 3. Осенний лес

Читать рассказ: Судьбоносная встреча Часть 3. Осенний лес

- Похоже, проблема мужского эгоизма заключается не в том, что он есть у мужчин, а в том, что женщины уверены в том, что он обязательно есть у мужчин. У меня есть спутница-вампир, у тебя есть спутник-человек, зачем пытаться искать во всем негативный подтекст?
Въехав в темное урочище довольно зловещего вида Сергей остановил лошадь и впрыгнув на землю накинул поводья на вывороченный корни упавшего дерева. После чело снял с седла Луизиату и с девушкой в руках двинулся вперед.
- Ты только посмотри, какая красота кругом, а вон там...
Он повернулся к могильнику, и неожиданно его губы прошептали, - Тихо.
В следующей миг девушка оказалась переброшена через его плечо, и одновременно с этим прозвучал выстрел.
Лишенная возможности смотреть вперед Луизиата видела лишь землю, покрытую листьями, ноги своего спутника (похитителя) и поросший лесом склон.
Сергей тем временем подошел к застреленному им волку и сокрушенно пробормотал,
- Не, не оборотень, только зря пулю потратил... хотя...
Красота? Хм, неужели все так увререны в том, что раз уж я вампир, то мне должны нравится всякие там кладбища?
Однако додумать эту мыслю Луизиата не успела потому что оказалась переброшенной через плечо Сергея. Вампиресса услышала выстрел и тут же принялась колотить Сергея кулаками по спине. Однако надолго ослабевшую Лу не хватило и она еле слышно прошептала.
- Кто это был Сергей?
Пока что она видела только землю и ноги своего спутника. Однако волшебное слово " оборотень " заставило Луизиату вновь встряхнуться.
- Оборотень... А ведь это одна из этих тварей убила Рафаэля... - прошептала вампиресса и обессиленно повисла на плече охотника.
Слабость во всем теле, затянувшаяся прогулка... Все это Лу здорово не нравилось но ничего она поделать не могла. Поэтому ей оставалось только покориться судьбе и болтаться на плече Сергея...
Ну что за день такой?
- Да нет, это просто волк, - Сергей поставил Луизиату на ноги, и обеспокоено заглянул ей в глаза, - Ты что такая бледная, плохо себя чувствуешь?
Он осторожно уложил девушку на траву и провел пальцами по лицу, встревожено пробормотав, - Неужели нетипичная реакция, или это просто голод... Так ты охотилась, когда встретила меня в переулках? Вампирочка ты наша голодненькая, щас мы тебя накормим.
Не торопясь, лейтенант расстегнул свою сумку и со шприцом в руках направился у агонизирующему волку. Резким ударом ноги сломал ему шею, все таки теперь его способности значительно превосходили способности человека, и вонзив иглу в жилу набрал полный шприц крови. После чего вернулся обратно, и вытащил жгут.
- Охотится тебе пока нельзя, но с голодом совладать я тебе помогу, уколов надеюсь не боишься?
- А может ей еще и сыворотку вколоть, интересно, что получиться...
Луизиата через силу улыбнулась, лежа на траве
- Да, я охотилась. И чуть было не напала на тебя. - вампиресса сама не заметила как перешла на " ты " - Хорошо еще, что я тебя узнала... Но, я думаю, ты смог бы себя защитить... Просто я себя не контролирую... Может, оно и к лучшему, что ты вколол мне препарат...
Лу прикрыла глаза но следующая фраза вновь заставила их широко распахнуться.
- Накормишь? Каким образом?
Посмотрев на шприц в руке и на жгут, Луизиата приподняла руку и вновь ее бессильно уронила.
А, будь что будет! Если он меня до сих пор не убил, значит ему это не нужно!
- Давай... - голос обессилевшей вампирессы звучал совсем слабо.
- Вот и замечательно, - на лице Сергея вновь появилась немного смущенная улыбка. Он перетянул жгутом руку девушку, аккуратно проколов кожу поймал иглой вену, и сняв жгут начал медленно вводить волчью кровь, наблюдая за состоянием девушки. После чело вытащил иглу и согнул руку Луизиаты в локте.
- А теперь проверим, как сыворотка будет действовать на вампиров, такой случай упускать нельзя. Интересно что будет, если вновь горячая кровь наполнит холодное тело? Пока не попробуешь, не узнаешь…
- Ну что, получше себя чувствуешь? - поправив плащ, на котором лежала девушка, он неожиданно нагнул голову, и мягко ее поцеловав, отстранился, нежно проведя пальцем по щеке.
- Не бойся, сейчас я сделаю тебе еще один укол, и тебе станет гораздо лучше.
Укол - и горячая кровь бежит по жилам вампирессы, вливая в нее жизнь. Луизиата вздохнула, чувствуя, как жизнь возвращается к ней. Она открыла глаза и хотела сказать Сергею спасибо, но неожиданно охотник мягко поцеловал ее. Светлые глаза Лу стали огромными, а легкое поглаживание по щеке чуть не заставило мурлыкнуть, как соскучившуюся по ласке кошечку.
Ломион...
Неожиданное воспоминание отрезвило Луизиату. Как она может предавать своего любимого Ли?
Тихо, Фицрой! Не давай ему пощечину и пусть это станет выражением твоего "спасибо"!
Но...
Прекрати! Ты беспомоща а он охотник! Эт всего навсего поцелуй и не более!
Но если он еще раз меня поцелует...
А то тебе не понравилось! Твой Ломион и целоваться то толком не умеет!
Ну и что? Хотя, ты прав... Сергей знает как сделать приятное... Господи! Да что это я?
Фицрой, пусти все на самотек!
Ладно, посмотрим...

- Делай. - вампиресса вымученно улыбнулась. - Мне и правда сейчас лучше... Я тебе так благодарна, Сергей...
- Вот и замечательно, - ласково проворил Сергей, и вновь ласково поцеловал девушку, вдыхая запах ее волос, ее запах, который был словно присыпан слабым запахом тлена.
Одним из решением созванного в 1613 году Земского собора, был запрет на "пытки нелюди на земле Русской", а различные опыты как раз и проходили по этой статье. Складывалась смешная ситуация, убить оборотня или вампира преступника офицеры Корпуса могли, могли использовать его кровь для создания различных препаратов, а вот поставить над ним самим эксперимент было запрещено.
Конечно, любой запрет можно было обойти, эксперименты велись в нескольких секретных базах, расположенных за пределами Российской империи, а вот на самостоятельных исследованиях лейтенанта Никольского это ставило жирный и размашистый крест.
- Моя вампирша... моя прекрасная вампирша... моя любимая вампирша...
С восторгом на лице он вновь перетянул жгутом руку девушку, и вытащил из футляра шприц. Затаив дыхание вновь вонзил иглу в вену, и пристально смотря в глаза ввел сыворотку.
- Холодная кровь вампира, чьи силы ослаблены, и препарат из крови оборотня... как интересно, как все это интересно...
Что? Еще один поцелуй? Сколько можно?
Фицрой... Расслабься и получай удовольствие!
Но я же люблю Ломиона!
Никуда твой Ли Райли от тебя не денется.

- Се... Сергей... - голос Луизиаты прерывался.
Взгляд в глаза, улыбка... Все это будило какие тайные желания. Вампиресса вновь почувствовала укол в руку...
И тут что то произошло.
Что то чужеродное, неправильное, несовместимое с ее жизнью потекло по венам. Луизиата закричала и выдернула руку, но препарат уже проник в ее кровь. Вампиресса сжалась от невыносимой боли и перевернулась набок.
- Что... Что вы сделали? За что? - глаза девушки наполнились слезами. Новая волна боли накрыла ее и Лу до крови прокусила губу. Затем она снова дернулась и затихла. Открытые пустые глаза смотрели вперед, изо рта текла тоненькая струйка слюны пополам с кровью. Вампиресса тяжело дышала, дыхание сбивалось...
Что со мной? Что это было?
- Так, что это с ней. Подопытная испытывает сильную боль, возможно, это реакция несовместимости... Организм вампира не принимает кровь оборотни, срочно необходимо обезболивающее...
В руке лейтенанта тут же возник пузырек с наркотической настойкой, и открыв его, он повернул безвольно упавшую голову девушки, влил в приоткрытые губы. А потом слегка приподнял Луизиату и сев рядом обнял со спины.
- Не бойся, с тобой все будет хорошо, я с тобой, рядом.
Одна его рука крепко удерживала девушку за голову, прижимая затылком к его плечу, а вторая нежно гладила нежную кожу шеи, постепенно спускаясь ниже.
- Сейчас тебе станет легче, и ты наконец-то почувствуешь тепло, то тепло, которое чувствовала , когда была человеком...
- Так, значит выявлена несовместимость организмов вампира и оборотня, что в принципе вполне логично, интересно, насколько глубокая эта несовместимость?
Что то попало ей в рот и Луизиата чуть было не закашлялась, но все таки проглотила неприятную жидкость. Боль, захлестывающая ее с головой, стала уходить, а в следующее мгновение вампиресса осознала, что сидит, прижавишь затылком к плечу охотника, а его рука нежно ласкает ее шею...
Когда пальцы Сергея коснулись шрама на шее, Лу непроизвольно вздрогнула.
Когда была человеком? О чем он?
Сергей переместил руку на ключицу.
- Зачем... Зачем вы все это сделали? - тихо спросила Луизиата, глядя на охотника сквозь слезы.
Тебе страшно, Лу? Доверие потеряно?
Господи... Страшно... Как мне страшно...
- Болевые симптомы блокированы, подопытная связанно выражает свои мысли,
- вновь следующая запись в лабораторном журнале.
- Зачем? - Сергей провел рукой по волосам Луизиаты и мягко улыбнулся, - Неужели тебе, кто помнит день, так понравилась ночь? Этот холод, пронизывающей тело с того дня, когда клыки вампира коснулись твоей шеи, жажду, которая толкает тебя на убийства...
Его губы вновь коснулись губ девушки, а потом он осторожно опустил ее на покрытую опавшей листвой землю.
- Неужели тебе не хочется вновь почувствовать как твое сердце оттаивает и гонит по телу горячую кровь, вновь сделать вдох, и вдохнуть не присыпанный тленом воздух, а почувствовать все ароматы мира, вечно живого мира...
- Если все получится, организую свою компанию, интересно, какое название будет лучше... хм... пока ничего лучше "Новый рассвет" в голову не приходит. А у нее такой приятный запах, и такое нежное тело, лишь немного подправить надо было бы...
Голос охотника завораживал, вел куда то, успокаивал, манил... И руки, держащие ее... Словно через столетие к ней протянулась рука отца... Но нет. Отец всегда держал ее в строгости, особенно когда Лу сказала ему, что все знает про Орден..
Как я могла подумать про него плохо? Он желает мне добра... Он хороший...
Когда губы Сергея вновь коснулись ее губ, вампиресса просто закрыла глаза и вновь промолчала, хотя сердце ее, тперь навек отданное Ломиону, не отозвалось на этот манящий зов нежности. Через некоторое время она почувствовала спиной землю и снова посмотрела на охотника.
- Я хочу жить, Сергей, хочу снова стать человеком! Но мое тело, мое сердце, я мертва, мертва! Я не живу... Я существую! Я не хочу убивать, но убиваю... Я вампир, Сергей. И я навсегда им останусь, пока меня кто нибудь не убьет...
Голос вампирессы звучал совсем тихо
- И никто не сможет вернуть меня к прежней жизни... Луизиата Фицрой пропала без вести. Ее больше нет.
- Снова эту жуткие суеверия и страшные рассказы, проклятая кровь, божий гнев, братья покусанные волками да нетопырями... сколько можно.
- Успокойся, - взяв девушку за плечи Сергей слегка встряхнул ее и посмотрел ей в глаза, - Мертвые не чувствуют боли, у них нет душевных мук, они не влюбляются, и не ненавидят. Ты жива, и не забивай свою голову всякой чушью.
- В твоей крови, - лейтенант продолжал говорить менторским тоном, а его ладонь тем врепенем скользила по телу девушки, от шеи к бедру, не задерживаясь на некоторых местах, но и не огибая их.
- В твое кровь содержится болезнь, изменившая твое тело. Именно поэтому тебе необходима свежая кровь, вампир замер на пороге смерти и не может существовать сам по себе.
- Но есть и другие существа, называемые оборотнями. В них гораздо больше жизненных сил, чем в людях, и если их кровь привнести в тело вампира, что будет?
Достав из футляра еще один шприц, Сергей мягко улыбнулся, - Хоть не надолго, но Луизиата Фицрой вернется, и вновь увидит мир. Ты чувствуешь в своем теле изменения, не бойся их...
Незаметный укол, и еще одна доза сыворотки оказывается в теле вампирши.
Ладонь охотника принялась скользить по ее телу, но Луизиата заставила себя не давать ему пощечину
Обычный медицинский осмотр или что то типа того... Не зря же у него полная сумка каких то шприцов...
Хоть не надолго, но Луизиата Фицрой вернется, и вновь увидит мир. Ты чувствуешь в своем теле изменения, не бойся их...
Интересно, как?
Вновь укол и снова что то вливается в ее тело...
Сначала вампиресса почувствовала боль, но она почти сразу же прошла, вытесняемая новыми ощущениями...
Тепло... Оно, поднималось от места укола и растекалось по жилам... Тепло, начинающее разливаться по телу... Такое непривычное, но такое когда то знакомое... И какие то странные ощущения... Еще, еще, еще...
Лу широко раскрыла светлые глаза. Натиск каких то ощущений захлестнул ее. Взгляд вампирессы вновь переместился на Сергея
- Что со мной? Я такого не чувствовала... так давно...
- УРА!!! Я гений, я гений, я гений... - принялся мыслено приплясывать Сергей, исполненный восторга.
- Получилось, неужели получилось... - он пристально взглянул в глаза Луизаты и голосом, в котором невозможно было не заметить восторга, проговорил, - Ты вновь чувствуешь то, что чувствовала, будучи человеком.
- Интересно, это будет вызывать у вампиров привыкание? Физическое и психологическое... Если да, то это же тогда такие деньги...
- Все тело наполняется теплом, ветер касается лица, принося с собой запахи осеннего леса. Ты чувствуешь, как сырой воздух наполняет грудь...
Приблизившись, он улыбнулся, и провел пальцами по ее лицу.
- Твои руки наконец-то согрелись, а губы...
В очередной раз он мягко поцеловал ее, и отстранившись прошептал, - Словно наполненные теплом уходящего лета лесные ягоды.
Тепло... Тепло... Тепло... Еще и еще... Тело Луизиаты наполнялось жизнью и этим живящим теплом... Голова неожиданно закружилась и вампиресса пропустила очередной поцелуй... Но теперь ей совсем не хотелось отталкивать Сергея... Ведь он снова подарил ей жизнь... Ту жизнь, то тепло, по которому она так скучала, которого ей так не хватало...
Удар... Удар.... Еще удар! Сердце... Ее сердце вновь забилось... Вначале неохотно, но затем все быстрее и быстрее, разгоняя застывшую в жилах кровь...
Лу взяла руки Сергея и прижала их к своей груди.
- Сердце, - прошептала она - Мое сердце вновь забилось, чувствуешь? Спасибо, Сергей... Спасибо...
И как я могла ему не доверять? Пусть он охотник...
- Психологическая зависимость однозначно есть...
Губы девушки становились все теплее, она с удивлением и восторгом
чувствовала, как вновь оживает. А потом взяла руку Сергея и прижала к своей груди, такой тугой и упругой, и голосом, дрожащим от волнения прошептала,
- Сердце. Мое сердце вновь забилось, чувствуешь? Спасибо, Сергей...
- Спасибо, она сказала спасибо, она смогла оценить, смогла понять...

- Моя милая леди, не надо меня благодарить, - его губы коснулись ключицы Луизиаты, такой живой, такой теплой.
- Разве это не мой долг, вернуть жизнь той, у кого ее отобрала чья-то злая воля.
Ладонью придерживая голову девушки, и перебирая пальцами ее волосы он вновь коснулся ее губ своими, в долгом поцелуе, и одновременно слегка сжал ее высоко вздымающуюся грудь.
- Моя милая, моя любимая вампирша, вновь согревшаяся солнечным теплом…
Любимая? Он сказал, любимая?
Вампир молчал. МОЛЧАЛ! Такого просто не могло быть, не могло... Или все же могло?
Неужели... Неужели я мнова человек? Снова живая? Это он, это он сделал меня такой!
От ласки Сегея ее бросило в жар... В тот сладострастный жар, которого она так давно не испытывала с мужчинами...
О, да... Он знает, как обращаться с женщиной...
В эти минуты вампир молчал. Он не мог мешать ей. Мелькнула было мысль о Ломионе, но она тут же пропала, вытесняемая новым чувством... Чувством какой то бешенго жара, поднимающегося в ней...
Ли... Где он? Почему не пришел на зов медальона когда мне было страшно? Почему я все время спасала его? Почему я его люблю? Почему...
Но все эти мысли ушли... Луизиата чувствовала что она тает как льдинка... Тает в руках охотника...
В тот момент когда он сильнее сжал ее грудь, Лу прижалась к нему всем телом и обвила шею руками. В волосах ее запутались листья, слабость от пережитого постепенно проходила... Она вдруг отстранилась от Сергея
- Милая? Любимая? - прошептала она.
Ее стройное тело, у Сергея, переполняемого восторга от удачного эксперимента и мысли не возникало причинить вред его обожаемой вампирше. Этому чуду, этой студеной зиме ставшей на время, ставшей силой его гения, жаркой и пьянящей голову осенью.
- Любимая, - вновь прошептали его губы, и поцеловали девушку нежным ласковым поцелуем.
- Ты чудо, ты мой ответ тем, кто смеялся надо мной, всем тем, кто не верил мне...
Его пальцы опустились вниз, скользя по этому изящному телу, и поднимая платье коснулись нежной кожи на бедрах.
- Моя милая, моя милая девушка, ты чудо, ты словно фиалка, пробившаяся сквозь снега и расцветающая не смотря на стужу. Ты нереальна и полна небесной красоты, как спускающийся в луче света ангел, но все же ты рядом, со мной...
Он вновь поймал губы Луизиаты и поцеловал ее долгим, полным страсти поцелуем.
Луизиата вздрогнула, когда Сергей коснулся ее обнажившихся бедер. Охотник дотронулся до небольшого родимого пятна с внейшней стороны правого бедра в виде поцелуя и вампиресса тихонько вздохнула.
Лу бросило в жар от этих слов... Его ласки... Его поцелуи... Все то, чего ей так не хватало... Она со всей своей срастью ответила на манящий зов губ и прижималась к охотнику все сильнее... Руками она скользила по его шее, гладила волосы, спину, грудь, лицо... В вампирессе вновь оживало все человеческое... Все то, чего так давно не было в ней... Все то, что казалось безнадежно умершим...
- Сергей...
Сергей с трудом мог разобраться в нахлынувших на него чувствах, эта девушка была так близка ему, так дорога, с ней сплелись самые сокровенные его желания, и сама она была так желанна...
- Луизиата... - ее имя звенело и искрилось как горный ручеек, - моя сказочная фея из осеннего зачарованного леса...
Его пальцы распутали шнуровку, и он провел руками по ее телу снизу вверх, снимая платье. И снова поцеловал эти сладкие губы, осторожно убирая с лица перепутавшиеся волосы.
Голова кружилась от этого пряного запаха, а пальцы скользили по нежной, и такой теплой коже.
- Как ты прекрасна...
Медленно губы медленно опустились вниз, лаская, покрывая поцелуями ее тело, чувствуя тепло, тепло, переполняющее девушку, жар, разгоревшийся в ее сердце...
В голове как будто помутилось... Кровь текла по жилам, сердце билось и трепетало как испуганный воробушек... Луизиата позволила Сергею снять с себя платье и тут же задрожала от осеннего холода... Но ласки и поцелуи охотника не давали ей замерзнуть. Она задыхалась от этой страсти, от этой нежности... О, неужели через столько лет холода она снова чувствует тепло? Свое тепло?
Нежное строиное тело извивалось под руками и губами Сергея... Ее руки ласкали его спину, изредка впиваясь в него ногятми. Вампиресса закусила губу, чтобы не закричать от нахлынувшего желания...
Как он нежен... Он прекрасен!
Луизиата закрыла глаза и ее тело изогнулось дугой, когда губы Сергея опустились ей на живот...
Эта дрожь, пронизывающая все тело девушки, сердце, отчаянно бьющиеся в груди. Этот запах, запах зовущей плоти, так кружащий голову. Его губы скользили по ее животу, целуя нежную кожу, и тихо шептали,
- Любимая, моя любимая фея…
Пальцы Сергея, не спеша и осторожно опустили платье еще ниже, и плавно прошлись по чувствительной, покрытой тонкими волосками, коже внизу ее живота. Остановились, лаская все смелее, и смелее, а через несколько мгновение спустя он коснулся ее губами, и слегка придавил языков небольшой бугорок, почувствовав, как вздрогнула всем телом девушка.
Луизиата чувствовала, как внутри нее разгорается пламя страсти... Она глухо застонала, подаваясь всем телом ему навстречу. Волосы разметались по земле, осенняя прохлада слегка остужает разгоряченную кожу. У нее, казалось, так давно не было мужчины и сейчас ничто на свете, казалось, не могло разлучить сейчас охотника и вампирессу... У него кто-то есть? У нее кто-то есть? Да неважно... Это все будет потом... А сейчас есть только " сейчас " и ничего более...
- Не останавливайся... Только не останавливайся... - прошептали ее губы. Она находилась в каком то сладком, невероятном бреду, забыв обо всем и обо всех...
Продолжая ласкать ее тело, такое притягательное, такое зовущее, провел рукой вдоль ног, полностью избавляя ее от платья, и судорожно принялся расстегивать не себе ремень одной рукой. Не смея ни на мгновение оторваться, покинуть ее, словно эта сводящая его с ума вампирша, могла растаять в лесу словно туман.
На смену губам пришла рука, пальцы которой медленно вошли в нее, а губы прильнули к ее губам, как к самому драгоценному дару на свете.
- Луизиата… моя любимая… моя обожаемая…
Вампиресса чувствовала вкус его губ, и ей не хотелось от них отрываться... Просто чтобы он был рядом, не уходил никуда. Она лишь на секунду оторвалась, чтобы перевести дыхание, еле сдерживала стон, так и рвущийся с губ, а затем вновь прильнула к его губам. Лу прижималась к нему всем телом, стремясь слиться воедино, не отпускать его и принадлежать ему одному... Тело сотрясала чудовищная дрожь, она впилась пальцами ему в спину и чуть прикусила нижнюю губу, дразня охотника и упиваясь им.
Поцелуй, связавший их. Сделавший одном целым. И все длящийся и длящийся, покуда хватало дыхания… На миг оторвавшись от губ Луизиата, чтобы сделать вдох, Сергей резким движением колена раздвинул ее ноги. И не в силах сдержать желания, сжигающего его душу, вошел в нее. Вошел резко и сильно, словно хотел, чтобы они растаяли, сгорели друг в друге. Стали пеплом и вновь возродились из него.
С силой сжал руками ее плечи, в вновь поцеловал, чувствуя, как вздрагивает ее тело от его движения. Поцеловал, не в силах унять пламя, бушующее в его сердце.
Резкий сильный рывок - и тело Луизиаты конвульсивно содрогнулось. Она устремилась вперед, помогая охотнику. На белоснежных плечах остались синяки, но боль не отталкивала ее - наоборот, делала желание более дерзким, пьянящим... Сердце рвалось из груди, сотрясаясь в бешеном темпе. Такого она еще никогда и ни с кем не испытывала. Желание стало острым и режущим как сталь. Два тела сливались в полумраке, прноникая друг в друга, плавясь, как два металла, создавая удивительный сплав.
Желание, желание которое переполняет, захлестывает с головой. Хриплое дыхание Луизиаты, гулко отдающиеся в голове, порывистые движение, которые…
Если бы кто-нибудь прежде сказал Сергею, что он испытает подобное… Хотя , разве можно описать это сладостное безумие словами?
Все сильнее и резче вбивая себя в тело девушки, он сжимал ее плечи, покрывал короткими поцелуями ее лицо, чувствуя что, вот вот, через мгновения, это безумие закончится. И тогда… И тогда они вспыхнут в этом пламени, сгорая без остатка.
Луизиата чувствовала резкие толчки внутри себя и ощущала что вот вот наступит то, к чему они оба так стремились... Да, им сейчас это было нужно и они были нужны друг другу... Еще одно резкое движение - и раздается стон. Ее? Его? Их обоих? Да неважно сейчас... Совсем неважно...
Вампиресса шумно, прерывисто дышала, лежа на осенней земле. Жар постепенно уходил. Ее тело блестело от пота, она почувствовала сладкую истому во всем теле. Она вновь поймала губы Сергея и наконец то встретилась с ним глазами. А встретившись, отстранилась и улыбнулась.
Хотите узнать, что было дальше?
Спросите у осеннего леса.
Озорной ветер расскажет вам, как два обнаженных тела слились в порыве безумной страсти, и он унес два вскрика-стона, ставших одним, а потом еще раз, и еще, и еще... Хотите - верьте, а хотите - нет. Этот шалопай, задирающий юбки зазевавшимся девушкам и соврать спокойно может, для красного словца.
Растущие на краю осинки скромно прошелестят как ласки и полные страсти и любви поцелую не смогли помочь перешагнуть через пропасть между ними, и потом они сидели в объятиях друг друга, мучаясь тем, что они такие разные...
Грустно, хоть плачь, если послушаете их дальше, то услышите и про пистолет, и про выстрел, позволивший на пороге смерти перечеркнуть все различия...
Они эту историю рассказывают не первый год, хотите - слушайте.
Спросите у темной воды в тени деревьев, хотя лучше не спрашивайте, она вам такое расскажет, уснуть потом не сможете неделю, она ужасы любит.
Единственный свидетель, который бы мог рассказать, что произошло, тряхнет головой, отгоняя надоедливую осеннюю муху, и потянется за зеленой травинкой. Лошади не любят обсуждать такие истории. Так что в лесу стало на одну нераскрытую тайну больше...
Проведя руками по обнаженному телу девушки, Сергей помог ей надеть платье, зашнуровал его, а потом обнял, и тихо прошептав,
- Спасибо, любимая, - нежно поцеловал.
- Что это, неужели счастье?
Луизиата, прикрыв глаза, прижалась к Сергею. Что то случилось и она не могла понять что... Безумный порыв? Мимолетное влечение? Или что то другое? Лу никак не могла разобраться в своих чувствах
- Спасибо, любимая - прошептал ей Сергей. Вампиресса открвла глаза и их губы снова слились в нежном поцелуе.
- Это тебе спасибо. - так же тихо рошептала Лу. - Я снова испытывала те же чувства, которые были у меня, когда я была человеком...
Вампиресса вновь прикрыла глаза и положила голову на грудь охотнику. Она чувствовала усталость и сладкую истому после всего этого... Порыва? Влечения? Безумия? Или еще чего то?
Одно она могла сказать точно - она сама хотела этого и получила сполна... Все то, чего ей так не хватало, случилось этим поздним осенним вечером в лесу.
- Он смог, опыт полностью удался, получилось именно так, как он хотел, и это было... это было... это было так восхитительно... Интересно, а сколько сыворотка будет действовать в организме вампира...
- Так, не распыляемся, у нее способности вампира еще подавлены. а вот мне надо свои усилить, на всякий случай.
- Я же обещал что помогу тебе, - с улыбкой проговорил Сергей, смотря в ее глаза, - А русский офицер слово держит.
Он подобрал накидку, набросил ее на плечи Луизиаты, а потом поднял сумку и вколол дозы сыворотки себе в плечо. Мышца тут же загудела, судорожно дернувшись, а подбирающиеся с разных сторон тени, испуганно разбежались в разные стороны, оставив их в странном сумеречном мире, раскрашенным во все оттенки серого.
- Еще немного, - проговорил он, обнимая девушку, и целуя ее шею, - И охота на тех, кто злой волей обречен жить во тьме и холоде, станет страшным сном. А вместо серебряных пуль придет исцеление...
Луизиате захотелось мурлыкнуть, как кошечке, которую погладили, когда Сергей поцеловал ее в шею, совсем рядом со шрамом от укуса.
- Твои слова туманны и далеки от меня, от моего восприятия... Но я верю тебе, верю!
Вампиресса подняла голову и с восторгом посмотрела в лицо охотника.
- Так и будет! Но как же те, кто добровольно стали нелюдями? Кто добровольно обратился? Кто живет тьмой? Те, у кого ночь в душе... Как же они, Сергей?
Налетевший порыв ветра растрепал ее волосы и взметнул листву под ногами. Было так тихо, что слышно было, как ветер качает деревья. Даже лошадь подняла голову от травы и навострила уши, как бы тоже ожидая ответа человека.
- Как же они Сергей? - произносит Луизиата, и лейтенант поворачивается к ней. Ему нет нужды придумывает ответ, ведь он давно, с первых дней в Корпусе, знает его.
- Те, у кого ночь в душе... - он перепрыгивает через бревно и потягивает руку девушке.
- Что есть свет? Рационализм, предопределенность, четкость линий и суждений. Что есть ночь? Мистицизм, интуиция, знания предков сохраненные в цепочке поколений. Уничтожь одно, и ты будешь в лучшем случае как одноглазый калека. История знает империи созданные вампирами, которые пали, постепенно сгнив изнутри, и государства оборотней, которые так и остались яростными и дикими варварами. Неистовая сила одних, и мудрость других, по отдельности, путь ведущий к гибели. А люди сами по себе, словно лодка, лишенная паруса и якоря.
- Пусть цветут все цветы, но... - Сергей на мгновение замолчал, - Но все они должны быть целесообразны. Верность Императору, Родине, Корпусу, Закону. Преступники, считающие себя выше всех остальных, не важно, кто это, оборотень, вырезающий целое селение, или охотники, ворвавшиеся в дом к оборотням, и разбивающие щенкам головы, достойны лишь одного, смерти.
- Вот то, ради чего живем мы, офицеры Корпуса, нести мирным гражданам защиту, а преступникам возмездие, и нет для нас иного пути.

- Да, ты прав
Наверное
Ответила Луизиата, задумавшись, она споткнулась обо что то и чуть не упала.
Ничего не прояснил... Только еще больше туману напустил...
Вампирессе захотелось сменить тему
- Сергей, ты говорил, что тебе нужна какая то трава. Пойдем, поищем? Хотя при таком освещении мало что найдешь...
Лу горько рассмеялась своей нелепой шутке и взяла своего спутника за руку.
Осенний лес скрадывал звуки и тихо накрывал охотника и вампиршу шумом деревьев и падающей листвы... И было так тихо и спокойно, словно и не накрыт был город тьмой и не угрожала ему опасность... Вновь подул холодный ветер и Луизиата плотнее запахнулась в плащ, чувствуя ледяной холод, пробирающий ее до костей.
- Можно и траву поискать, только давай поднимемся немного выше по склону, - взяв девушку за руку, Сергей начал подниматься вверх, помогая перебираться через стволы деревьев и прочие препятствия.
Ее рука постепенно холодела, видимо действие сыворотки постепенно ослабевала.
- Так, приготовились, возможно, сейчас она себя поведет не слишком адекватно...
- Может быть, немного расскажешь о себе? - он, склонив голову, посмотрел на Луизиату.
-Давай - Луизиата улыбнулась и позволила охотнику подняться ней выше.
- Рассказать о себе? - вампиресса сморщила очаровательный носик
Терпеть не могу эту фразу
- В общем то мне нечего о себе рассказывать... За последние сто лет ничего интересного со мной не произошло, а вот сейчас... - Лу коротко задумалась - ... а сейчас как то все стало насыщенным на события... Вчера, например, я встретила своего брата... Я и не знала что в роду Фицрой целых два вампира - она тихонько вздохнула.
- В общем то я могу конечно многое о себе рассказать, только ты скажи, о чем? Я кажется так давно никому не выговаривалась...
Луизита вновь посмотрела на Сергея т склонила голову.
И тут что то произошло.
Холод... Холод, поднимающийся от сердца и растакеющийся по телу. Сначала Лу подумала что это просто ветер, но этот мертвенный холод шел ИЗНУТРИ...
Что это... Что это такое?
Она еще спрашивает! Фицрой, твой охотник меня чуть не убил! Ну что, насладилась моим отсутствием?

- Да это же... Нет! - закричала вампиресса и вырвала свою руку из руки охотника. Она с ужасом уставилась на него
Ломион... Господи, что я наделала? Что это было? Это была не я! Не я!
Не ты, а кто? Просто рядом не было меня, Фицрой! Он меня блокировал. И теперь легко может тобой управлять! Я то тебе дурехе не дал бы помереть, хорошо что у него кроме как до совокупления мозги не дошли!
До... Что? О Боже... Но как же я... Да как я могла?
Ты Фицрой согласилась на это, потому что не хотела быть зависимой от меня. Пока я с тобой ты любила Ли. Я твоя совесть Фицрой. А этот охотник меня заглущил и тебе захотелось стать человеком? Ты мертва, Луизиата, мертва! И чт бы он не говорил, ты никогла не станешь прежней!

Луизиата сделала шаг назад от Сергея. Потом еще один... И еще... Развернувшись, вампиресса бросилась бежать.
Он хочет чтобы я была с ним... Чтобы я зависела от него...
Именно, Фицрой, именно! Беги от него, пока не поздно! Правда этот курва мои способности заглушил, далеко тебе не убежать... Но пока можешь - БЕГИ!
И Луизиата бежала по склону... Бежала
- Ну началось, - Сергей даже немного расстроился, когда девушка вырвала руку и бросилась бежать, - Что за хроническая дурь, разве от пули убежишь...
Пальцы коснулись револьвера, но это же была его вампирша, а стрелять в своих вампирш было как-то неправильно.
- Что же с ней делать, дать убежать, проверить какая возникла психологическая зависимость от сыворотки?
Мысли судорожно шевелились, словно комок дождевых червей, а лейтенант уже действовал. Сумка в сторону, цепляя за корявый пень, нечего в ней по склону кататься. В карман стальные наручники, как раз хватит вампиру, у которого подавлены способности. Шаг вперед, прыжок на поваленное бревно, бегом по нему вниз, набирая скорость, и прыжок на спину бегущей без оглядки девушке.
Последующие события можно кратко охарактеризовать как качение по уклон, сталкиваясь с различными предметами, причем довольно болезненно. Голова втянута в плечи, голова Луизиаты прижата к его груди, ее тело и руки фиксированы ногами. Позвоночник эта странная девица не сломает, и на том спасибо.
- Твою мать... - по-русски выругался Сергей, приложившись плечом об какой-то корень, - Ты думаешь, перед тем как что то делать, или у тебя это все наоборот происходит?
Падение-качение-валяние-приземление... Мир несколько раз перекувырнулся перед лицом Луизиаты, прежде чем она оказалась опять прижатой к охотнику.
Тьфу, Фицрой, даже убегать нормально не умеешь...
Не умею... Ну да приземлились мягко - и то ладно...

Наконец, склон закончился и вампиресса вместе с охотником, сплетясь в тесный клубок остановились. Лу оказалась где то под подмявшим ее Сергеем и принялась вырываться
- Пусти меня! Отпустииии!!!
Лежа под отнюдь не слабеньким охоником не очень то повоюешь, но попытка не пытка!
Черти в город понесут - неприятности найдут! - вспомнилась Лу папина любимая фразочка.
Вот уж точно! И кто меня дернул на охоту пойти?
Я дернул... Ну, Фицрой, мы попали...

вампиресса, чьи силы были ослаблены действием связного сербра, не могла противостоять охотнику и могла только расплакаться от собственного бессилия и снова закричать
- Отпустииии!
- Да уж, похоже, в данном случае мы имеет перед собой, вернее под собой, типичный пример расщепления сознания у вампиров, помниться нам Генрих об этом лекции четыре рассказывал, зря конспекты не писал...
Сергей сел, наблюдая, как лежащая лицом вниз Луизиата извивается и верещит, отчаянно пытаясь вырваться. Вывернув ее руки, назад защелкнул их наручниками, а потом слегка приподнялся, получив при этом пяткой по спине, и резким рывком развернул ее лицом к себе.
- У… да тут у нас истерика, - оплеуха, потом сразу поцелуй, держа руку на лице девушки так, чтобы она не смогла его цапнуть, выпустив клыки, и произнесенное тихим голосом.
- А теперь слушай меня, жалкий сгусток страхов и комплексов, именующий себя сознанием вампира. Заткнись и постой в сторонке, иначе я уничтожу тебя, Поверь, я смогу это сделать. Только попробуй что-нибудь вякнуть, и это будут последние мгновения твоего существования.
В глазах Сергей сквозило тяжелая степень помешательства, а голос. Ну, голосом он походил на злобного вампира гораздо больше чем Луизиата.
- А теперь, если эта тварь заткнулась, Луизиата, скажи что-нибудь.
- У! А! О!

Все три звука были изданы примерно в одно время " У!" завопила Луизиата от боли, которые причинили ей наручники.
"А!" - реакция на оплеуху, "О!" - на поцелуй
А потом лицо Сергея и выражение его глаз... Это было так страшно, что вампир внутри нее заткнулся. Вампиресса, не мигая, смотела ему в глаза и боялась что то сказать.
Что это? - спросила она сама себя
Но вампир в ответ промолчал, как будто и вправду испугавшись Сергея.
Из какого то странного блаженного забытья Лу вывел голос охотника.
- Луизиата, скажи что нибудь...
Щас я тебе скажу! Сейчас я тебе все выскажу!
- закипела негодованием вампиресса
- Как ты посмел ударить женщину, негодяй! - практически выплюнула она ему слова в лицо
Выкрикнула и тут же испугалась собственного крика.
Это не я! Это не могу быть я!
Можешь, Фицрой... Ты была бы такой, если бы была человеком... И мне даже кажется, что этот охотник тебя им сделает...
Но это же не буду я!
А кто его знает Фицрой... Кто знает... Тебе же жуть как хочется от меня избавиться
Да век бы тебя мои глаза не видели!
Да да да... Только не забывай про своего любимого Ломиона, Фицрой...

Вампиресса взглянула в глаза охотнику.
А теперь еще и исследования в области психологии вампиров, нет, все таки свой вампир это такая находка...
- Наконец-то оттаяла, - улыбнулся Сергей, и улегся рядом с Луизиатой, продолжая удерживать ее за скулы, и разглядывая с совершенно неадекватным видом.
- Мечтательная и добрая девушка из аристократической семьи. Музыка и рисование... нет, скорее всего, больше любила читать. Читать, погружаясь в эти прекрасные выдуманные миры, где прекрасную принцессу всегда спасают из лап дракона, и рыцари прекрасны и благородны.
- А потом, а потом реальность оказалась так жестока. Это был случайный кровосос? Нет, это была изящная месть, месть твоим родителям, и ты познала боль, жажду, унижения, тебе все пришлось это пережить. И снося каждый удар, каждый раз вцепляясь в горло жертвы, ты шептала, - Это не я. Это не со мной.
- И оно появлялось, злое жестокое существо, неустанно издевающееся над перепуганной девчонкой, но это тоже ты, та искалеченная часть тебя, которую ты столько времени не хотела признавать.
- Скажи что я не прав, Луизиата Фицрой, скажи, что в тебе нет силы, что ты никогда не хотела бороться со своей судьбой?
Итак, что мы имеем? Наручники на руках - раз, маньяка-охотника - два, измену Ломону - три, неудачно прошедший день - четыре... Плюс мои силы ослаблены какой то дрянью... Это уже пять.
Луизиата лежала на земле, руки у нее уже ломило от стальных кандал, а совершенно изменившийся до неузнаваемости Сергей лежал рядом, держа ее за лицо и говорил... Говорил то, что он думал о ней.
Я не такая! Не такая!
Она вспомнила, что говорил ей князь...
Правило первое - защищайся.
Правило второе - оружием может быть что угодно.

- Ты говоришь полную чушь! - вампиресса извернулась и с силой пнула Сергея в коленную чашечку. - Ты все извращаешь! Все было не так, я сно? Да что ты можешь знать обо мне, охотник!
Злость есть, а все остальное придет с опытом, только не надо вот так на рожон лезть, а то можно не дождаться этого самого опыта.... - запоздало пронеслось в голове Луизиаты
Шансы убежать были нулевыми, но Лу не хотелось глупо погибать не из за чего. Она еще раз извернулась и высвободила лицо
Давай, Фицрой! Покажи ему!
Блеснули клыки и в тот же момент тело вампирессы пронзила страшная боль. Страшный крик огласил окрестности, а через несколько секунд Луизиата провалилась в спасительное забытье...
- Мдя… какая нервная, чуть не цапнула. Хотя чего еще ждать он запутавшейся самой в себе девушки, в принципе слез, но раз с Генрихом знакома, понятно, почему агрессия. Полковник у нас большой любитель перед тем как зайти в темную комнату бросить туда пару гранат.
Сергей перевернул обмякшую девушку, снял с нее наручники, а потом взял на руки и усадил опавшие листья возле лежащего на земле бревна.
Поправив волосы, а потом повернулся, легко взбежал по склону вверх, и сорвал растущие на откосе увядающие осенние цветы. Положил этот букет Луизиате на колени, и грустно улыбнулся.
Зачем он это делал, не знал и сам, просто делал то, что считал нужным.
Вытащив из сумки небольшой листочек бумаги, нацарапал на нем неровным подчерком,
- "Я буду всегда помнить тебя, моя прекрасная фея".
А чуть ниже один из адресов в Петербурге, куда приходила личная переписка офицеров корпуса. Завернул в записку серебряную пулю, вытащенную из револьвера, и положил поверх букета.
После чего отвязал лошадь, вскочил в седло и тронул поводья…
Сознание медленно возвращалось к Луизиате. Вампиресса со стоном поднесла пальцы к вискам и с силой их сжала.
Почему мне так плохо? И руки... Руки свободны?!
Лу резко подняла голову, ожидая увидеть охотника... Но нет, Сергей пропал. Даже лошади не было. Значит он либо ненадолго ушел, либо ушел совсем, оставив ее одну.
Вампиресса опустила голову и увидела у себя на коленях букет из увядающих осенних цветов, а рядом какой то белый сверток. Лу развернула его и увидела блеснувшею в темноте серебряную пулю. Затем внимательно посмотрела на обертку и увидела что на ней что то написано.
"Я буду всегда помнить тебя, моя прекрасная фея".

А чуть ниже какой то адрес. Вампирессе захотелось отшвырнуть этот ни в чем не повинный лист бумаги, втоптать его в землю, но... Она этого не сделала.
Луизиата спрятала записку в складки плаща и туда же положила серебряную пулю. Невольно она нащупала что то в кармане.
Что это?
и извлекла на свет божий половинку серебряной монеты. Поднеся ее близко к лицу, Лу тихо прошептала.
- Ли... Где же ты, Ли? Ты мне так нужен...
Ой, сколько синтементальности, Фицрой! Я сейчас заплачу! Половинка монетки, амулет, талисман в теперь еще и пуля! Может ты не мужиков коллекционировать будешь, а вот такие вот миленькие безделушки? Потом будешь смотреть и вспоминать...
Заткнись, тварь. Я вполне могла пойти с Сергеем и ты бы сдох навечно.
Но почему ты этого не сделала, Лу?
Почему? Не знаю... Ты конечно тварь, но ты же с другой стороны, часть меня... Ты же моя тварь. А я своих убить не дам.
Не надо грязи!
Да какая уж тут грязь...

Луизиата задумчиво окинула взглядом лес, а затем хлопнула себя по ножнам. К ее удивлению, они не оказались пустыми. Вампиресса, к своей великой радости, обнаружила на прежнем месте и малайский, и метательный, и еще один странный кинжалы Анубиса.
Сообразил все таки, что я без них как без рук... Ну в принципе и с ними тоже...
Луизиата положила букет на землю и налетевший ветер радостно разнес цветы по лужайке... Она коснулась своих губ, словно все еще ощущая на них нежные поцелуи охотника...
Нет! Даже думать о нем не буду!
Вампиресса мотнула головой, вытряхивая из волос листья а из головы русского Сергея и медленно пошла по лесу...


РУ Новости

Little-Known, Highly-Rated movies. Find the perfect movie for your mood!

Download antivirus software from the site "Defence For Me" now!


ролевая игра