Показать сообщение отдельно
Старый 28.06.2011, 11:34     #1
Альфия
изучающая душу
 
Аватар для Альфия
 
Регистрация: 01.07.2008
Сообщения: 402
Casino cash: $2413
Репутация: 144 Добавить отзыв для Альфия
Анкета: вампир
Ориентация: би
Внешний вид: Высокая стройная брюнетка с карими глазами.Из-за смешения крови родителей, не так бледна, как все вампиры.
Стиль игры: immortal
По умолчанию Мэйфэр/Mayfair- аристократический район Лондона.

Если бы в частные дома квартала Мейфэр (Mayfair) водили экскурсии, здешние апартаменты и их обитатели затмили бы собой и Бонд-стрит, и даже Сэвил-роу. А так Мейфэр просто остается одним из самых престижных, благородных районов — и это несмотря на то, что как раз тут находится Мекка секретарш и клерков, «улица тысячи распродаж» Оксфорд-стрит.


Главный местный центр притяжения — Бонд-стрит (Bond Street). У Оксфорд-стрит она новая (New Bond Street), а у Пиккадилли уже старая (Old Bond Street). Это полное собрание самых прославленных бутиков, золотая жила Мейфэра: Prada, Hermes, Ralph Lauren, Collezioni Armani, Salvatore Ferragamo, YSL, Tiffany & Co и т.д. Тут же — любимые магазины правильных английских девушек: Joseph, Mulberry, Nicole Farhi и Burberry. В DKNY — нью-йоркского вида бар. Versace перестроил роскошный банк в еще более роскошный магазин. В Gucci — продюсеры-итальянцы и дочки карибских миллионеров. В D&G, который в Англии недолюбливают, не смолкает русская речь. В мультибрендовом и не очень дорогом — идеально для актуальнейших покупок на один сезон — универмаге Fenwick арабки в длинных чадрах выбирают самые вызывающие платья. Перед Patek Philippe на скамейке сидят Черчилль и Рузвельт. Памятник, напоминающий известную фотографию с Ялтинской конференции, принесли в дар Лондону Celine, Versace, Zegna, Gucci и Nina Ricci. Сталина, который, по идее, должен сидеть на этой скамейке справа от союзников, бутики дарить городу не стали.

Старейший в мире аукционный дом Sotheby’s основан в 1744 году. Перед тем как вещи попадают на торги, их выставляют в здешней галерее. Так что на шедевры импрессионистов, фотографии Лени Рифеншталь, письма Нельсона к Эмме Гамильтон или баночку экскрементов итальянского художника Пьеро Манцони можно посмотреть совершенно бесплатно (открыто с понедельника по пятницу с 9.30 до 17.30). Пускают и в сам зал торгов. Несмотря на всю серьезность предприятия, ведущий аукциона оказывается не надутым господином, а совершенно опереточным типом. У покупателей дощечки с цифрами. Люди с телефонными трубками слева — агенты тех, кто предпочел сохранить инкогнито.

Чуть дальше — магазин канцелярских принадлежностей Smythson, который так знаменит, что в нем даже устроили небольшой музей. А на соседней Довер-стрит (Dover Street) несколько лет назад открылся бутик Dover Street Market. В интерьерах лондонских магазинов, даже самых-самых, дизайна, за редким исключением, ноль. Максимум, что можно ожидать, — постелят на пол шкуру какой-нибудь пестрой коровы. Традицию недавно нарушила японка Реи Кавакубо этим шестиэтажным бутиком, который стал лучшим мультибрендовым магазином города.

Три совершенно обычных дома на Альбермейл-стрит (Albermale Street) объединены крайне необычным декоративным фасадом. За длинным частоколом коринфских колонн скрывается основанный в 1799 году для «внедрения научных достижений в обычную жизнь» Королевский институт (The Royal Institution of Great Britain) — типично английское благонамеренное чудачество. До сих пор каждое Рождество выдающиеся ученые читают тут курсы лекций для школьников. Среди штатных профессоров Института в разные времена значились первооткрыватель натрия и калия Дэви, апостол дарвинизма Гексли, первооткрыватель структуры атома Резерфорд и великий электрофизик Майкл Фарадей, проработавший тут больше 45 лет.

Бутики продолжаются на Кондуит-стрит (Conduit Street): Alexander McQueen, Issey Miyake, Yohji Yamamoto. Тут же самый дорогой ресторан Великобритании — Sketch, заглянуть в который стоит ради совершенно бешеного дизайна. Еда, правда, так себе. Лучше отправиться в бар-ресторан того же владельца — в Momo, что неподалеку.

Но особенно в этих краях примечательна улица Сэвил-роу (Savile Row) между Кондуит-стрит и Пиккадилли. Здесь на заказ шьют костюмы за £2000. Henry Poole & Co шил для Наполеона, Черчилля и де Голля. Dege & Skinner — для английских принцев. Но первым, в 1785 году, на Сэвил-роу появился Gieves & Hawkes. В числе покупателей были Нельсон и Веллингтон, в магазине прощались с телом почетного клиента, исследователя Африки Дэвида Ливингстона. Кроме того, работники утверждают, что именно на их крыше в последний раз появились перед публикой The Beatles (в соседнем доме, №3, была студия Apple). Также на Сэвил-роу с давних пор стоит небольшой полицейский участок. Если вас вдруг в Лондоне арестуют, лучше бы провести ночь именно здесь — можно только представить, какие люди сюда раньше попадали.

С другой стороны от Кондуит-стрит отходит Сент-Джордж-стрит (St George Street), названная по стоящей здесь важной церкви Сент-Джордж (St George) 1720-х годов, самой великосветской в городе. Ее портик занимает весь тротуар, а чтобы его было еще лучше видно, вся улица резко расширяется к построенной тогда же площади Ганновер-сквер (Hanover Square) со статуей Уильяма Питта Младшего.

На уходящей вправо от площади Брук-стрит (Brook Street) прописался Дом-музей Генделя (Handel House Museum), немца, который много лет служил английскому двору. Здесь прямо в часы работы музея можно застать репетирующих студентов консерватории. Бар-ресторан Hush во дворе музея держит Джеффри, сын одного из Джеймсов Бондов — актера Роджера Мура. Джеффри выбрал это место не случайно: автор бондианы Ян Флеминг родился в Мейфэре и любил обедать в The Connaught Hotel. Здесь жил и автор саундтреков ко многим фильмам о Бонде Джон Барри. Где одевался сам Джеймс Бонд, тоже известно: на Сэвил-роу, которая рядом.

На противоположном конце Брук-стрит вы выходите на Гровенор-сквер (Grosvenor Square) — самую большую площадь Мейфэра. Ее иногда называют Маленькой Америкой. Здесь стоит посольство США, соцреалистическая коробка c гигантским кованым орлом на фасаде (архитектор — американец финского происхождения Эро Сааринен, 1960). Кстати, здание это — единственное в мире посольство США, которое не является полной собственностью американцев. Земля под ним принадлежит Джералду Гровенору, шестому герцогу Вестминстерскому и одному из самых богатых людей Великобритании. Правда, сейчас американцы подумывают о том, чтобы отсюда съехать — из соображений безопасности, что бы это ни значило.

Вокруг площади расположены кварталы самой пышной викторианской застройки — «райские кущи розовой терракоты», по выражению главного английского историка искусств Николауса Певзнера. Между Маунт-стрит (Mount Street) и Саут-Одли-стрит (South Audley Street) обнаруживается самый укромный и тихий уголок Мейфэйра — сады Маунт-стрит (Mount Street Gadens). К этому тенистому клочку зелени выходят задними фасадами сразу две церкви: сверхсдержанная Гровенор-чэпел (Grosvenor Chapel), центр американской протестантской общины в Лондоне и семейная часовня герцогов Вестминстерских на Саут-Одли-стрит, и ее полная противоположность — псевдоготическая церковь Непорочного Зачатия. Своим фасадом этот иезуитский храм выходит на Фарм-стрит (Farm Street) — одну из тех улиц, где возникает абсолютно четкое ощущение: Лондон таким быть не может — таким может быть городок Стратфорд-на-Эвоне или деревня на берегу Ла-Манша. Тем более что находится Фарм-стрит всего в нескольких минутах ходьбы от Пиккадилли.

С Фарм-стрит можно попасть к Шеперд-маркет (Shepherd Market). Когда-то здесь устраивалась майская ярмарка (May Fair), давшая имя району. Сейчас этот дворик с симпатичными ресторанами — пожалуй, единственное место в городе, где можно увидеть уличных проституток и их залитые неоном клетушки. Обитатели здешних домов вполне спокойно с этим миром уживаются. Вечером, например, можно увидеть, как англичанка с бокалом шампанского в руке, сидя в окне своего третьего этажа, как ни в чем не бывало болтает с охранником стриптиз-клуба, что располагается внизу.

Достопримечательность Керзон-стрит (Curzon Street) — особняк Крю-хаус (Crewe House), нынешнее посольство Саудовской Аравии. Это наиболее прилично сохранившийся дворец Мейфэра: можно представить, как выглядел район, когда вместо нынешних отелей и офисных центров повсюду тут стояли такие дома. Вокруг Крю-хаус — скопление светских ресторанов: Mirabelle, Cipriani на Дэвис-стрит, Le Gavroche на Аппер-Брук-стрит и филиал Gordon Ramsay в отеле Claridge’s. Это настоящие алтари Мейфэра, из-за них готовы терпеть туристов и уличную толпу даже жители заносчивого Кенсингтона.

В отеле Metropolitan на Олд-парк-лейн (Old Park Lane) находится ресторан Nobu — постоянный герой всех светских хроник. Это в его чулане произошло свидание Бориса Беккера и находчивой русско-нигерийской модели Анжелы Ермаковой, закончившееся беременностью и громким судебным процессом. В том же отеле — Met Bar, любимый такими людьми, как Голди Хоун и Кевин Спейси.

Другими словами, даже среди магазинов можно обнаружить историю.
__________________
Говорю со стрелками по ночам,
И молчу с тобой на два голоса.
Мне б еще хоть раз по твоим плечам
Поцелуями ...
Альфия вне форума   Ответить с цитированием