Показать сообщение отдельно
Старый 05.08.2008, 13:43     #8
Лара Морани
Рhoenix
 
Аватар для Лара Морани
 
Регистрация: 08.07.2008
Адрес: бомжует
Сообщения: 1,032
Casino cash: $4297
Репутация: 364 Добавить отзыв для Лара Морани
Анкета: оборотень
Ориентация: гетеро
Внешний вид: Глаза изменили цвет с черного светлый с зеленоватым отливом. Волосы заплетены в тугую косу. Черные достаточно свободные брюки, не стесняющие движений, мокасины, черная майка, сверху - коса убрана под старый чепец, пеньюар на 2 размера больше застегнутый наглухо. На поясе - тротиловый заряд, на плечах кобура с магнумами, за голенищем сапога - посеребреный стилет. Не в настроении.
Группа, род занятий: Сhildren of light
Стиль игры: immortal
По умолчанию

Лара продолжала разглядывать незнакомца, который так же невозмутимо смотрел на нее. Определенно не человек. Кто? Вампир? В лавке то крови… если так – это я удачно зашла, славная будет охота! – охота…охота…Лара прикрыла глаза на секунду, вспоминая, сколько за свою жизнь она убила вампиров. И ни разу рука ее не дрогнула. Хотя – нет. Память мгновенно вернула ее на много лет назад. Перед внутренним взором мелькнули грустные зеленые глаза…

Поздняя ночь, вернее сказать – раннее утро, до рассвета какой то час, небо уже показало розовый облачный язык. Они сидят друг против друга в маленьком придорожном трактире. Не смотря на время – здесь довольно многолюдно и шумно. В прочем, как всегда. Она сидит, судорожно сжимая тонкий серебряный стилет во вспотевшей ладони и не знает, что делать дальше. Точнее, она знает, но… не может.
- И что теперь, Лара? – слез нет, все выплаканы еще десять лет назад. Такие родные, просящие и одновременно все понимающие глаза напротив. – Что будем делать, бесеныш? – она молчит, не в силах сказать ни одного слова, без мыслей, только сердце бьется где то в районе ладони, обнимающий резную ручку оружия, от такого знакомого до рези в глазах прозвища. Уил, Уильям, братик, как же так случилось…
Как будто читая мысли, ее брат улыбается своей полуулыбкой, обнажая небольшие крепкие клыки сельского вампира:
- Вишь, как она жизнь то повернулась… Тогда то я все плакал, не знал что делать и как жить… да и жизнь то такая – оказалась штукой относительной… А всеж таки выжил, выкарабкался, раны то затянулись… почитай, с того света пришел обратно – замолчал, глядя с грустью и нежностью на Лару. Та тоже молчала, смотря на подростка во все глаза. – Как ты выросла, сестренка. Совсем большая. Сколько теперь тебе, девятнадцать? Двадцать? А я как видишь, так и остался как был… - и развел руками, снова чуть улыбнувшись, обнажая клыки и чуть щербатый передний зуб. – Ты такая красавица выросла, что аж ух! Женихи наверное в очереди стоят, да?
Нельзя расслабляться, нельзя. Он умер, это уже не Уильям, не ее брат, который защищал ее в детстве и приносил охапки ромашек маленькой чумазой девочке, не тот, это уже не он, теперь он – обычный убийца, такой же как те, которые убили всех остальных.
- Уилл… это же ты был вчера ночью у мельника? две молодые дочки, выпитые досуха. Уильям не отпирается:
- Я, Лара. – глаза, жадно рассматривающие ее, потухают. – Но что я могу? Не буду пить кровь – погибну…
- Как ты можешь, зная как погибли остальные… - рука сжимается, сердце леденеет. Зеленые глаза напротив наполняются смертельной тоской.
- Если бы я мог, сестричка. Если бы мог… Мне тебя Бог послал – и кивнул на руку, спрятанную под столом. – Не должен был я выживать, мне надо было с остальными, еще тогда… - в зеленых глазах мелькает какая то мысль, обретая уверенность - Пойдем ка. Поможешь мне. – кидает несколько монет на стол и первый направляется к выходу, не оборачиваясь. Лара на ватных ногах идет за ним. Чувство двоякое – одна Лара Морани твердит – это вампир, убей. А вторая – вторая огромными глазами смотрит на спину брата и подвывает от тоски и безысходности, не желая верить в то, что видит.
На заднем дворе Уилл останавливается. Небо уже розовеет.
- Давай, бесеныш. – Лара молча стоит, во все глаза смотря в глаза брата. Теперь они уже не искрятся радостью от встречи с сестрой. Они – мертвые. Только на самом дне плещется обреченность. – Ну? Ты же искала злого вампира, который истребил уже не один десяток людей? Вот он я. Давай.
- Уилл…я… - руки дрожат так же сильно, как и голос.
- Ларочка, сестренка, пожалуйста… я не хочу больше…а сам – я не смогу сам… я хочу к своим. Не хочу быть… не человеком. Я так устал… Пожалуйста… - смертельная тоска в голосе. Лара кидается к нему. Слезы смешиваются со слезами. – Ты же все понимаешь, сестренка.
- Конечно… Уилл.. прости. Я так тебя люблю… – она отодвигается чуть, смотря в зеленые глаза, не в силах оторваться. И он смотрит, смотрит, не отрываясь, боясь потерять этот полный боли и сострадания взгляд родных глаз, до тех пор, пока ресницы не вздрагивают, почувствовав, как в спину входит серебро. Взгляд меняет выражение – из него уходит обреченность, уступая место покою, пока постепенно не затухает совсем. А Лара все продолжает обнимать уже окончательно мертвое тело младшего брата, каким то чудом оставшегося в живых…

Я становлюсь слишком сентиментальной – Лара моргнула, снова концентрируясь на «сегодня и сейчас». – Это плохо.
Лара Морани вне форума