Главная страница сайта По ту сторону
top left
  Ролевая игра «По ту сторону» > Шаг первый — вне игры > Регистрация > Принятые анкеты
Принятые анкеты Анкеты принятых персонажей.

Закрытая тема
 
Опции темы
Старый 15.04.2009, 19:21     #1
Gellert
Не все псы попадают в Рай
 
Аватар для Gellert
 
Регистрация: 15.04.2009
Адрес: Nasuverse
Сообщения: 52
Casino cash: $250
Репутация: 12 Добавить отзыв для Gellert
Анкета: оборотень
Ориентация: Назовем это "би".
Внешний вид: Весьма высокий и худой юноша с недлинными русо-рыжими волосами, красно-карими глазами и бледной, чуть тронутой веснушками на переносице кожей. Одет в серые брюки и белую рубашку, поверх накинут темный плащ. С собой складной нож и револьвер.
Стиль игры:
Отправить сообщение для Gellert с помощью ICQ
По умолчанию Геллерт Бертрам

1. Полное имя персонажа.
Геллерт Бертрам. Прозвище – Роа.

2. Возраст и дата рождения (на дворе 1900 год)
17 лет \ 09.04.1883.

3. Принадлежность
Альфа-оборотень (кот).

3.1 К какой группировке относится?
Существа вне кланов.

4. Биография
Род Бертрамов издревле гордился и вереницей достойных предков, и немалым положением в обществе. Им принадлежало (и принадлежит!) несколько весьма известных фармацевтических производств. Ну а то, что некоторые работающие на них ученые втихую разрабатывали нечто весьма экспериментальное и опасное – это, вероятно, слухи недоброжелателей.
Каково же было удивление почтенных Розы и Адама, когда их сын, молодой наследник, объявил им, что вскоре женится. Женится на Еве, девице незнамо какого происхождения, беспородной выскочке, по какому то недоразумению ухватившей судьбу-негодяйку за пышный хвост. И это после того, как Гаррет успешно отвадил немалое количество в тысячу раз более достойнейших на роль его супруги девушек! Скандал. Впрочем, отец относился к этому более лояльно – Ева была хороша собой и видно, что умела вести себя в обществе, хотя одета была довольно бедно, без изысков, а на вопросы о своем прошлом предпочитала отмалчиваться за спиной жениха, который пресекал любые попытки и выставил своего рода ультиматум – либо все остается как есть и матушка на корню давит в себе любые попытки выставить Еву в неприглядном свете перед ним и всячески расстроить свадьбу (что, собственно, госпожа Бертрам и собиралась проделать), либо он более не желает нести на себе тяжкое бремя наследника и уезжает с возлюбленной куда угодно, хоть в шалаш в глухой чащобе, но расставаться с нею не намерен, ибо любит и ценит её превыше жизни и «какой-то там» чести рода.
В конце-концов молодая пара получила благословение и свадьбу справили пышную, хотя и не слишком громкую. По традиции на неё должны были присутствовать и родители новобрачной, но Ева, как оказалось, была сиротой, «только-только переехавшей в Лондон, в дом доставшийся ей по наследству от покойного дядюшки», из чего следовало что с мужем она знакома весьма короткое время, но отступать господам Бертрамам было поздно.
Во время совместной жизни за Евой было подмечены весьма странные вещи. В еде девушка отдавала наибольшее предпочтение плохо прожаренному мясу, и было в её глазах во время трапезы что-то дикое, звериное, хотя ела она степенно, в полном соответствии с правилами этикета. Так же, когда через два месяца Роза решила пойти на попятный и в качестве подарка преподнести ей массивное серебряное колье, украшенное рубинами и передававшееся в семье из поколения в поколение, Ева приняла вещь со всем возможным почтением и благодарностями, но так ни разу её и ни надела. Даже толком не держала в руках, быстро убрав колье в бархатную шкатулку. Она вообще не носила серебряных украшений, хотя они несомненно ей подходили, взамен предпочитая золото.
Зато через полтора года в молодой семье произошло пополнение в виде двух очаровательных братьев-близнецов, названных Геллертом и Себастьяном. Первый родился «старшим». В Геллерте больше проскальзывало нечто материнское, в Себастьяне – отцовское, но в целом они были очень похожи.
Образование дети получали домашнее, богатое и практически всестороннее. С возрастом различие в характере между ними становилось все заметнее, братья росли двумя сторонами одной и той же медали. Оба – умные, весьма талантливые, харизматичные и не желающие уступать друг другу. Но, образно говоря, если Геллерт был светом, то Себастьян стал тьмою, одно не может существовать без другого, так было и с дополнявшими друг друга близнецами. И все же, каким бы эгоистичным, подчас жестоким даже по отношению к самому любимому им существу на свете, и крайне своенравным, вечно одержимым какими-то не недобрыми идеями человеком не был Себастьян, тайну Геллерта – да и всей семьи, он хранил надежно.
А тайна это заключалась в том, что его близнец был оборотнем. Урожденным, по матушке, в то время как сам Себастьян оставался обыкновенным человеком. С рождением детей супруги Бертрам переехали в поместье покойного дяди Евы, а потому ни Роза, ни Адам не были осведомлены об этой истине, которая несомненно привела бы к скандалу еще большему, чем тот, что едва не случился при неожиданной помолвке. Контролировать себя Геллерта обучала мать с того момента как он вступил в сознательный возраст. Зачастую близнецы намеками или вовсе напрямик просили рассказать родителей глубоко хранимую тайну их встречи, но те только отмалчивались, улыбаясь. Никакими страшными и кровавыми тайнами тут впрочем и не пахло – супруги действительно очень любили друг друга, детей, и наслаждались жизнью, больше походя на Ромео и Джульетту (хоть и с некоторыми оговорками) история которых в этот раз окончилась вполне счастливо. Ева не состояла в клане и практически не имела контактов с себе подобными, но официально, естественно, следовала договору. Даже когда люди узнали, что помимо них по грешной земли ходят и нелюди, семья соответственно не посчитала нужным оглашать подробности в открытую. Живущие в поместье слуги, безгранично преданные своим хозяевам, разумеется были в курсе дел.
Когда близнецам исполнилось по 9 лет, Ева родила дочь, Милдред. Она, как и Себастьян, к удивлению семьи была совершенно обычным человеком, но в отличие от него росла нежной, ласковой и доброй, но хрупкой и болезненной, а еще – очень боящейся темноты. Братья по очереди дежурили у её кровати, пока сестренка не засыпала. Они её любили… Даже больше, чем друг друга со своей неизбежной близнецовой связью, любовью, похожей на дикие танцы на краю лезвия. И Милдред любила их совершенно одинаково, хотя Геллерт не раз замечал как пугают её необычные выходки Себастьяна – однажды летним днем Роа (Так прозвала Геллерта сестра, говоря что это имя она не раз слышала в своем сне и ей почему-то казалось это относится именно к нему) со звериной ловкостью поймал кружащую вокруг них, устроившихся на солнечной поляне в лесу возле поместья, бабочку. Чуть подержал её в сложенных лодочкой ладонях и осторожно раскрыл их, являя восхищенным взглядом изумрудные с черной окантовкой крылья, которые бабочка тут же раскрыла, не торопясь улетать. Вдоволь налюбовавшись, оборотень уже хотел встряхнуть руками дабы чудесное насекомое улетело, как Себастьян неуловимым движением накрыл его ладони своей, смяв истошно трепыхнувшееся тельце и выбросив его, жалкое и скомканное, в траву, брезгливо стерев росчерки пыльцы с пальцев.
«Бесполезное создание»,- он прошипел это с такой злостью и ненавистью, что у оцепеневших брата и сестры кровь застыла в жилах.
Позднее он выслушивал упреки Геллерта с напускным спокойствием, и во взгляде его то появлялось нечто виновато-бегающее, то ожесточенное и замкнутое, мол «не твое это дело, я сделал так, как захотелось мне».
Когда им исполнилось по шестнадцать, а Милдред семь, и наступил финал всей истории, который на самом деле стал всего лишь началом. Себастьян связался с некоей тайной организацией ученых-экспериментаторов – он и сам был прирожденный ученый, а потому безумно извращенные идеи фанатично одержимой своры вызвали у него восхищение. Геллерт не знал их сути, но понимал, что пока об этом не узнали родители, он должен был как-то близнеца остановить.
Но тот опередил его. В их предпоследнюю встречу он явился в окружающий поместье лес, на ту самую их любимую поляну, с двухметровым и откровенно безумным «другом»-вампиром. Геллерт хладнокровно слушал его словесные излияния, основным смыслом коих были «Мы изменим мир. Несомненно, к лучшему». «Люди? Что – люди? Тебе не кажется, что в этом мире есть место только для двух рас? Вспомни, оборотень, как они относятся к нам, так разительно от них отличающимся… Кем они могут быть, кроме как не пищей или подопытными кроликами для экспериментов? Я считаю, что ты не менее талантлив чем твой брат, присоединяйся к нам, и да будет счастье».
Вклинившись в поток его речи, Роа спокойно напомнил брату что тот и сам является человеком, как и их отец, а так же сестра, но Себастьян лишь расхохотался. «Это дело поправимое. Не тебе одному быть… особенным… не так ли, брат?». От одной лишь интонации его голоса Геллерта словно подбросило и встряхнуло. Недвусмысленно оскалившись в сторону вампира (да-да, та самая первая стадия трансформации – это уже не шутки), он по возможности спокойно попросил близнеца отойти от него и не делать глупостей. Себастьян заколебался, но в этот же миг вампир схватил его за шиворот и притянул к себе, проведя серповидным ногтем по горлу юноши и продемонстрировав застывшему на месте Геллерту выступившую на бледном кадыке цепочку кровавых капель. «Человеческое тело очень хрупко… Как считаешь, кто будет быстрее – я вырву ему сердце, или ты успеешь сделать что то мне?».
На Себастьяна была жалко смотреть – он глядел на брата глазами, полными ужаса и мольбы о помощи, но в то же время Роа прекрасно понимал, что сделай он еще одно резкое движение в их сторону, и безумец действительно порвет близнеца в клочья. Вампир, не спуская с него угрожающих глаз и не отпуская подростка медленно попятился к границе слабого света поляны и полной тьмы, за которой начинался лес, ухмыльнулся – и исчез. Вместе с Себастьяном.
Геллерт медленно опустился на колени, в бессильной ярости судорожными движениями выдирая пожухлую осеннюю траву с корнем, и уставился на узкий серп луны. Догонять их не имело смысла. Он и не пытался. Спустя две минуты на поляну выбежала мать – в своем истинном зверином облике. Подошла к горько глядящему на неё сыну и уткнулась мордой в его плечо. «Мама, я не сумел… Я не сумел его остановить»,- шептал ей на ухо Роа,- «Я должен был рассказать вам все сразу… Особенно когда ты начала догадываться, а отец был так занят, но мама, я думал, думал что справлюсь…». Он обнял её за шею и разрыдался. Как ребенок. И он, и Себастьян относились к детям, «которые не плачут». Неестественные дети, которые абсолютно все держат в себе, даже когда они маленькие и им можно лить слезы, упав и разбив в кровь коленки. Но может, ему было бы легче, узнай он, что брат сейчас плачет совершенно так же?
Вернувшись обратно в поместье Геллерт первым делом кинулся в спальню к сестре. Та не спала – сидела на кровати, обхватив руками колени и испуганно глядя в затопленное лунным светом раскрытое окно. Увидев брата, Милдред облегченно выдохнула и доверчиво протянула к нему худенькие ручки. Роа сел на край кровати, она провела ладонью по его лицу,- «Мне снился кошмар, я проснулась, а там… я… Где Себастьян?».
«Ушел»,- прошептал Геллерт, склонив голову на бок,- «Он просто ушел. И все».
«Куда? Что случилось? Он вернется?»,- задавала девочка один вопрос за другим, а его с каждым словом все сильнее мучило ощущение неясной угрозы – именно в её сторону, входя в и без того бурный коктейль чувств. Видя, что он не отвечает, Милдред вздохнула и попросила,- «Останься со мной спать, пожалуйста, мне страшно одной».
Роа неловко устроился на кровати, прямо в одежде, а она тут же приникла к нему, обняла, спрятала лицо у него на груди, и он со вздохом прижал её к себе, вдыхая цветочно-пряный аромат растрепавшихся волос.
Они уснули быстро. Даже слишком…
По некоторым сведениям друзей отца из надлежащих расследовательных сфер, в Лондоне действительно обосновалась некая разномастная организация из, предположительно, оборотней и вампиров, действующая именно во внезаконных сферах запрещенных экспериментов. И на счету этой организации уже были пропавшие люди, но большой огласки дело не получило. Семья понимала, что если все узнают о том, что в этом задействован Себастьян - репутации семьи будет нанесен тяжелейший удар. Но даже это было не главным.
Отец словно постарел в одночасье, напоминая тень былого себя – веселого, жизнерадостного человека. Мать поддерживала его, как могла. Геллерт находился в не лучшем состоянии, ни на шаг не отходя от сестры и заведя привычку ночевать в её ногах в обличье зверя в состоянии чуткой, присущей кошачьим «полудремы». Её боязнь темноты усилилась, казалось, во много раз – Милдред постоянно казалось что за ней кто-то исподтишка наблюдает, но не может приблизиться пока рядом есть брат. Ей снились кошмары и она просыпалась со слезами.
Спустя четыре месяца Себастьян вернулся.
За двадцать минут до полуночи только-только возвратившийся из оружейной лавки Роа поднялся в спальню к сестре, уже почувствовав неладное, распахнул дверь и буквально остолбенел – близнец навис над её кроватью, приподнимая за подбородок несопротивляющуюся, но очень испуганную, девочку. Увидев брата, он зашипел, поднял к нему испачканное кровью лицо – как к облегчению сообщило чувствительное обоняние, чужой. Но тоже человеческой.
«Вот мы и встретились»,- выражение лица Себастьяна неожиданно изменилось, смягчилось, и он одним прыжком преодолел разделявшее их расстояние, стиснув Роа в объятиях. Тот обнял в ответ, с болью, недоумением, а затем со звериным рычанием дернул его за волосы, вглядываясь в отсвечивающие красным глаза, чувствуя насквозь пропитавшиеся кровью вдохи-выдохи и зло оттолкнул от себя. Себастьян упал на пол, тихо смеясь,- «Ну же, брат, где твоя радость от встречи? Как видишь, я изменился. Теперь мы с тобой на равных».
От того испуганного, жалко кривящего губы там, на поляне, человеческого мальчишки в нем и вправду ничего не осталось. Молодой обращенный вампир, очень привлекательный собой, но судя по глазам - совершенно безумный, и совсем недавно кого-то откушавший. Странная нежность и мягкость в его взгляде то и дело сменялась чудовищной, агрессивной злостью. Иногда это бывало и раньше, но теперь, получив все причитающиеся вампирам возможности Себастьян был куда более опасен.
«Почему ты еще не превратил её?»,- с брезгливым недоумением глядя на сестру спрашивал он,- «Почему она все еще человек? Впрочем, это и к лучшему. За этим я и пришел. Она может быть либо Моей, либо Твоей. Я не стану тебе уступать. И кровь у неё наверное очень сладкая…».
«О чем ты говоришь?»,- Милдред вскочила с кровати и забежала за спину Роа, со страхом глядя на его близнеца,- «Зачем?».
«Человеческое тело очень хрупко, помнишь, брат? Помимо того, у нашей прелестной малышки очень слабое сердце… Что? Ты не знал? Ах, я тоже, можешь не сомневаться, до тех пор пока случайно не услышал это от матери. Она тогда взяла с меня слово держать это в секрете. Но теперь это не имеет значения. Я хочу забрать её с собой».
«Не посмеешь».
«Убьешь меня? Или лучше – присоединишься ко мне? О, да ты опять смеешь обижать меня отказом? Зря. Вдвоем мы могли бы сделать многое. Я люблю тебя, Геллерт, но твое упрямство поражает меня в самое сердце»,- брат артистично изобразил крайнюю обиду, а затем накинулся на него и сбил с ног. Сцепившись, близнецы покатились по полу – Роа полутрансформировался, Себастьяну это и не требовалось. Милдред со слезами бросилась к ним, в комнату вбежала мать – разъяренная оборотница одним ударом руки – еще не звериной, но уже не человеческой – буквально сбила младшего близнеца на пол. Тот ошалело огляделся, зарычал и снова бросился к брату, занося руку с серповидными когтями для удара, Геллерт рванулся на встречу, и тогда между ними встала сестра. Ева оттолкнула её, но совсем чуть-чуть не успела. На располосованной по боку белоснежной рубашке распустились кровавые цветы, и девочка упала на пол.
На сей раз к ней кинулись все трое – Себастьян, казалось, пришел в себя, с дрожащими губами и неверящим взглядом шепча «Я не хотел… Я же правда не хотел…», поднял её на руки, укачивая как куклу. Геллерт опустился на колени рядом, гладя сестру по волосам и глядя в побледневшее личико. К счастью, это были «всего лишь» царапины и жизни ничто не угрожало. Мать закрыла лицо руками, глубоко вздохнула, а затем взглянула на Себастьяна и дрожащим от гнева голосом произнесла,- «Уходи. Я от тебя отрекаюсь. Отец тоже. Теперь ты сам по себе. И если ты посмеешь снова явиться сюда, то я убью тебя. Так и будет».
Младший близнец смотрел на неё так, словно увидел привидение. А потом – расхохотался.
«Чтож, матушка, Вы сами сделали свой выбор. Но я, пожалуй, заберу свой приз. Геллерт! Я ухожу. С ней. Сейчас нас двое, но я знаю, что рано или поздно ты сделаешь свой выбор, и мы снова будем вместе. Втроем. Как всегда…»,- он встал, попятился спиной вперед к раскрытому окну, не спуская с брата глаз.
«Ей восемь лет. Обратив, ты проклянешь её»,- прошептал Роа,- «Ты хочешь ей такой участи?».
«Ну что ты, я же не зверь. Хотя, у меня очень маленький запас терпения… А на ней я могу испытать кое что из своих новых экспериментальный лекарственных образцов. Я улучшу её тело. Но если ты не придешь, то в конце-концов обращу её. А может, ты убьешь меня?»,- резкий оборот, прыжок – бросившийся к окну Геллерт не успел. Ему осталось только смотреть, как брат скрывается в лесу с сестрой на руках, с фантастической скоростью. До него еще донесся отголосок тихого плача и шипящее «Буду ждать…».
«А ты так и не понял, что лучшая награда – быть самим собой».

5. Характер
Умен, образован, крайне терпелив… до поры, до времени. Невозмутим как кот, которого со всех сторон облепили и наперебой гладят маленькие дети, но стоит одному сорванцу дернуть за роскошный хвост, как он тут же будет награжден шрамом через все лицо и с плачем побежит к мамочке. Замкнулся в себе после описанных в биографии событий, способен с легкостью сказать нелицеприятную правду в лицо собеседнику самым невинным тоном. Смутить его трудно, юноша и бровью не поведет, и либо никак не отреагирует, либо скажет в ответ что похлеще, не повышая спокойного тона. По темпераменту где то между сангвиником и флегматиком, ибо не смотря на все вышеописанное реакция у молодого человека просто замечательная, не способен подолгу бездействовать, весел и смешлив… был, спрятавшись под вежливо-холодную маску и задумчивую отстраненность. Ко всем расам относится ровно, положительно – к идее мирного совместного существования. Непосредственно в обязывающей ситуации быстро принимает решение – долгое взвешивание «за» и «против» не для Роа. Целеустремлен, настойчив, но не всегда последователен. Не любит долгое сидение в четырех стенах, идеальная обстановка для оборотня – природа, в то же время он вполне притерпелся к промышленному человеческому «крысятнику» под названием «город», но истинных красот туманного Лондона почти не замечает. Любит – хорошую музыку и не менее хорошее оружие. Особенно холодное. «Свет» и «Тьма» для оборотня понятия весьма относительные. По его мнению, мир, словно тушку на скотобойне, разделяют только законченные идиоты. «Для вас истина одна, для меня другая. Даже ложь бывает во спасение, даже Свет способен лить реки крови». Может устоять даже перед непреодолимым соблазном, если понадобится, отдаст жизнь за тех кто дорог не колеблясь. Не жесток, садизм не доставляет удовольствия, но если ему это вдруг зачем то действительно понадобится… ну чтож, тогда извините.

6. Внешность
Старший из близнецов Бертрамов обладает ростом в 183 см, худым, но жилистым телосложением, похожий на вот-вот готовую сорваться в полет стрелу. Узкие бедра, руки худые, с длинными сильными пальцами и чуть заостренными ногтями – не звериными, но как будто не совсем человеческими. Кожа чистая и бледная, чуть тронутая веснушками на переносице. Молодой человек поражает изяществом и чувством полного, «кошачьего» равновесия – там где остальные упадут, он без особых трудов останется на ногах. Выглядит на 17-18 лет (столько ему и есть, и выглядеть ему на этот возраст еще о-о-очень долгое время). Его черты лица чуть более тонки и изящны, нежели у брата. Острый подбородок, высокие скулы и лоб. Чудесные глаза красно-карего цвета с насыщенным медным отливом и золотистыми искорками вокруг зрачка должно быть созданы для тщательно скрытого в их глубине доброго веселья, но, увы, взгляд у молодого оборотня частенько мрачный, тяжелый, и совершенно равнодушный. Густые и прямые русо-рыжие волосы длиной достигают плеч. Особых примет не имеет – шрамы слишком быстро исчезают, татуировок не делал. Вот разве что родинка причудливой формы, отчасти смутно напоминающей скорпиона, размером с медную монету, над правой ключицей.
Ну и одежда, само собой, никогда безвкусная и всегда хорошо подобранная, в обыкновенных темных тонах. Отпрыск благородного семейства как-никак, положено.
Обращается в этакого «котеночка» немаленьких размеров с черной шкурой, на лунной свете отливающей серебряным. Пантера.

7. Слабости(обязательно)
Привязан к сестре, боится и переживает за неё. Неизбежно возникающая между близнецами душевная связь – внутренне Геллерт действительно страдает от отсутствия Себастьяна, хотя вполне возможно что при их следующей встрече в живых останется только один. Мучим чувством вины за произошедшее. Вполне способен впутаться в такую тяжелую и опасную ситуацию, что выход из неё придется искать годами.

8. Оружие, животные и деньги.
Шестизарядный револьвер. Коробка с серебряными пулями прилагается. Молодой наследник отнюдь не бедствует, так что денюжки на покупку таких прелестей водятся.
Складной нож. Весьма дорогая и изящная игрушка, выполненная на заказ. Бритвенно-острое лезвие посеребрено (Вот как так вышло, что без этого металла никуда даже изначально ненавидящему его оборотню? Не знаете? И я не знаю. Все судьба-злодейка), рукоять в причудливых узорах.

9. Ориентация
Загадочная, ибо в общем-то никем не интересуется. Ну чтож, будем считать, что би.

10. Как о нас узнали?
После перерывания кучи форумов с тяжкой думой «Агдебыпоигратьто,а?», было найдено сие произведение искусства. Помнится, по ссылке вашей старой ролевой.

11. Ближайшие планы по игре
Ну, собственно, искать брата и сестру, с учетом того что персонаж не собирается примыкать к первому, но хочет вернуть вторую в целости и сохранности, а потому вариантов развития сюжетов много. Если не забывать, что брат так же разрабатывает некие запрещенные лекарства проводя эксперименты) Это глобальное, уж по ходу игры посмотрим.
Персонаж молод, этакий обеспеченный наследник, потому в принципе безработен, но не все же «у папеньки на шее сидеть») На первое время – было бы не плохо влиться в общий сюжет, возможно примкнуть к клану оборотней, про приключения и прочее думаю упоминать не стоит?) Игра ради игры.

12. Связь с вами
366924783

13. Являетесь ли вы принятым участником?
Нет.

С правилами ознакомлен.
Gellert вне форума  
Старый 15.04.2009, 20:12     #2
Collin McFerson
Оборотень в погонах
 
Аватар для Collin McFerson
 
Регистрация: 22.01.2009
Сообщения: 194
Casino cash: $252
Репутация: 30 Добавить отзыв для Collin McFerson
Анкета: оборотень
Ориентация: Гетеро. Целибат
Внешний вид: Низкорослый и широкоплечий мужчина лет 30-35 с выбритой головой. Подбородок окаймляет маленькая рыжая бородка. Одет в синий мундир смотрителя
Стиль игры:
По умолчанию

Очень интересная анкета, прочёл с удовольствием.

Несколько смущают только серповидные когти вампиров. При трансформации ногти действительно увеличиваются и укрепляются в достаточной степени, чтобы нанести рваную рану. Но до серповидности всё таки далеко Изменять не стоит, просто учитывайте на будующее.

Ситуация для пробного поста - 1898 год. Существование нелюди официально подтверждено властями, за вампирами и оборотнями признаются все права граждан Британской империи. Опишите реакцию пока ещё дружной семьи Бертрам на это событие.

Последний раз редактировалось Collin McFerson, 15.04.2009 в 20:30.
Collin McFerson вне форума  
Старый 15.04.2009, 21:37     #3
Gellert
Не все псы попадают в Рай
 
Аватар для Gellert
 
Регистрация: 15.04.2009
Адрес: Nasuverse
Сообщения: 52
Casino cash: $250
Репутация: 12 Добавить отзыв для Gellert
Анкета: оборотень
Ориентация: Назовем это "би".
Внешний вид: Весьма высокий и худой юноша с недлинными русо-рыжими волосами, красно-карими глазами и бледной, чуть тронутой веснушками на переносице кожей. Одет в серые брюки и белую рубашку, поверх накинут темный плащ. С собой складной нож и револьвер.
Стиль игры:
Отправить сообщение для Gellert с помощью ICQ
По умолчанию

-Значит, больше не имеет смысла скрываться?- Геллерт носился по гостиной в состоянии крайнего возбуждения вперемешку с полной эйфорией от чудесного известия. Брат гордо восседал на диване, с ехидным прищуром наблюдал за скачущим от радости близнецом, но продолжал хранить молчание,- Теперь все – законно? Теперь мы – законны, да?
-Я очень надеюсь, что ты не ошибаешься,- в тяжелой задумчивости госпожа Бертрам покусывала кончик роскошной русо-рыжей косы – какая недостойная дамы Высшего Света привычка! Прошедшие годы никак не сказались на её внешнем возрасте – мать троих детей, двое из которых уже были весьма взрослыми, по прежнему выглядела возмутительно молодо, как будто была старше пятнадцатилетних подростков максимум на два-три года. В отличие от мужа, который постарел, как и положено обычному человеку…- Понимаешь ли, милый, боюсь люди и сами до конца не осознали что это значит. Оборотни, вампиры – все это было рассказанной на ночь страшной сказкой, не более.
-Бабушка будет удивленна,- в тон ей меланхолично сообщил отпрыскам отец,- Она в свое время была очень против нашей свадьбы. Боюсь, как бы не слегла с сердечным приступом, беспрестанно повторяя «Ну я же предупреждала!..».
Роа приуныл, проникся неоднозначностью ситуации и, остановившись, сел рядом с Себастьяном. Тот тревожно взглянул на мать,- Но что же тогда…
-Делать?- откликнулась она,- Особенно не распространяться. Сегодня таких как мы с Геллертом официально уравнивают в правах с человеческой расой, а завтра поднимут на колья охотники. Впрочем, вряд ли, конечно, учитывая что «нас» не так уж и мало, это может вылиться в войну. Но недовольные обязательно будут. Осмелюсь даже предположить, что их тоже будет не мало. Должно пройти еще очень много времени прежде чем эта чудесная весть окончательно уляжется в головах людей. С прискорбием сообщаю, что пока все только начинается.
В гостиную вбежала сестра, простоволосая, в ночной рубашке. Было уже далеко за полночь, но семья все никак не могла разойтись – сегодня у кровати Милдред дежурил старший близнец, и когда она уснула он тихонечко выскользнул из спальни, дабы принять живейшее участие в обсуждении произошедшего. Но девочка неожиданно проснулась, и не в силах одной находиться в темном помещении вышла к ним. Геллерт протянул к ней руки, и она тут же забралась к нему на колени, а Себастьян обнял их обоих и взъерошил брату волосы. Ему всегда нравилось пропускать такую же, как и у матери, золотисто-рыжую гриву близнеца через пальцы – ни с чем не сравнимое, шелковистое и нежное ощущение. А Роа ласково жмурился и чуть ли не мурлыкал, как самый настоящий кот.
-Хотя бы что то остается вечным,- усмехнулся отец, глядя на жмущихся друг к другу детей,- Геллерт, Себастьян и Милдред, наша неразлучная троица…
Gellert вне форума  
Старый 15.04.2009, 22:17     #4
Collin McFerson
Оборотень в погонах
 
Аватар для Collin McFerson
 
Регистрация: 22.01.2009
Сообщения: 194
Casino cash: $252
Репутация: 30 Добавить отзыв для Collin McFerson
Анкета: оборотень
Ориентация: Гетеро. Целибат
Внешний вид: Низкорослый и широкоплечий мужчина лет 30-35 с выбритой головой. Подбородок окаймляет маленькая рыжая бородка. Одет в синий мундир смотрителя
Стиль игры:
По умолчанию

Анкета принята
Collin McFerson вне форума  
Закрытая тема


  Ролевая игра «По ту сторону» > Шаг первый — вне игры > Регистрация > Принятые анкеты
Опции темы

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете прикреплять файлы
Вы не можете редактировать сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.


Часовой пояс GMT +3, время: 23:23.

vBulletin® , Copyright ©2000-2018

РУ Новости
Little-Known, Highly-Rated movies. Find the perfect movie for your mood! Download antivirus software from the site "Defence For Me" now!

© Ролевая игра «По ту сторону» Использование материалов сайта без прямой активной ссылки на сайт запрещена.





top right