Ролевая игра «По ту сторону»

 

 

 

 

 

 

 

Содержание:

 

 

 

 

 

© «Перепечатка любых материалов сайта как в сети, так и на бумаге и их коммерческое использование запрещена и преследуется по закону.»
Главная » Истории и хроники » Гарм » VIII. Новый дом. Старый мир » VIII. Продолжение

Читать рассказ: VIII. Продолжение

Гарм, Елена

(… я знаю…) – ответили светящиеся волчьи глаза. Он порывисто поймал ртом тянущиеся навстречу губы, словно в бреду ощущая дразнящие прикосновение крепких гладких ягодиц к своему напряженному животу…   руки плавно и нетерпеливо повторяли контуры стройных бедер, взлетали на  груди, гладя и лаская их упругую тяжесть, жадно изучали каждую пядь живой, податливой карты женского тела, безошибочно находя самые чувствительные точки и заставляя ее вздрагивать и выгибаться от удовольствия. Одна рука скользнула вниз,  по  гладкому подтянутому животу; склонившись и обжигая плечи Елены тяжелым дыханием, распаленный вервольф крепко, почти грубо обхватил девушку за талию, ощущая, как ее плоть раскрывается ему навстречу, словно горячий экзотический цветок…
И тут же обоих накрыли огромные жаркие волны, подхватили и неудержимо потащили  прочь из комнаты, прочь от холодных просыпающихся лондонских улиц, прочь, в другое измерение, открытое сейчас лишь им двоим, то кидая их вниз, в пропитанную дурманящим запахом глубину, наполненную лишь тяжелым жарким дыханием,  горячей влагой разгоряченной кожи, бешеным стуком сердец, заглушающими все другие звуки, то швыряя вверх, на головокружительную высоту, то плавными, то мощными яростными рывками, пока наконец реальность, не выдержав безумного ритма, не взорвалась в их головах ослепительной вспышкой короткой агонии, прорвавшейся наружу коротким хриплым стоном. Раз… потом еще раз…  На некоторое время они замирали, растворяясь в обессиливающем водовороте экстаза, затем снова сливались в порыве испепеляющей страсти…        Сколько это продолжалось? Время исчезло. Но когда они наконец очнулись рядом на измятой, взрытой  кровати, солнце уже во всю светило в задернутые шторами окна.
Мыслей не было, совсем, никаких...только ощущения...возможно, она что-то шептала или кричала - этого девушка не помнила. Открыв глаза, Елена посмотрела на простынь, скомканную под пальцами. Реальность возвращалась медленно, не торопясь...Саднящая кожа на левом запястье от слишком резко сорванного ремня. Солнечный свет, заливший всю комнату и позолотивший кожу. Уходящее ощущение вибрация каждой мышцы тела. Двигаться, действовать или говорить нет ни малейшего желания. Взгляд на оборотня (ты знаешь, мне почти не вериться...)
Оборотень лежал  на спине, положив одну руку под голову, и молча смотрел на умиротворенное лицо, находящееся всего в паре десятков сантиметров от его глаз, медленно перебирая пальцами пряди темных волнистых волос - чуть влажных, словно они с Еленой и правда недавно вышли из воды. Черные изогнутые брови… прямой, чуть вздернутый на кончике нос – не короткий и не длинный,  такой, как надо…  тонковатые, но чувственные губы… очерченные скулы, немного выступающие на овале лица и придающие ему выражение дерзкого упрямства… высокий, чуть выпуклый лоб… и глаза – темно-карие, цвета лесного ручья в жаркий осенний день…  Рука сама потянулась к ее щеке, затем легонько прошлась по шее - и опустилась , накрывая ладонью  расслабленную кисть Елены. Хорошо, что сейчас можно было просто лежать и ни о чем не думать... Начать думать означало вспомнить, что через несколько часов он соберется и уйдет, предварительно любой ценой вырвав у Елены обещание не покидать этой ночью дом, а она останется здесь, наедине с собой и своими мыслями. И неизвестно, когда они увидятся в следующий раз.
Пальчики сжали руку мужчины, потом девушка подалась ближе, потерлась щекой и подбородком сперва о плечо, а потом о грудь Гарма.
-Мр-звук удовольствия, почти мурчание, Елена прильнула к оборотню всем телом, закинув на него ногу. Глаза закрыты, казалось, что она уснула, если бы не рука, которая медленно, лениво поглаживает шею и грудь оборотня....Умиротворение, просто ощущения тепла лежащего рядом, уголки губ Елены приподняты в легкой улыбке...Через какое-то время глаза девушки распахиваются. Движением, не вяжущимся с ее недавней медлительностью она оказывается сверху над мужчиной, опираясь коленями и выпрямленными руками.
-Не хочу куда бы то ни было тебя отпускать-заявляет она, глядя в золотисто-зелёные глаза, хотя и понимает всю тщетность этого требования.
(…она что, мысли мои читает?... – нет, просто отдает себе отчет в том, с кем связалась… - и с кем же?...) тишина ( – кому семь верст не крюк… ) - опасливо буркнул внутренний голос и притих, ожидая ответной реакции. Нет, на этот раз он был не прав в корне, и сам прекрасно это чувствовал.
- Что ты имеешь в виду? Я, вроде бы, пока никуда не ухожу… - оборотень с улыбкой откинул черные локоны, упавшие на ее лицо. – Наверное, мы все-таки посмотрим, что здесь есть кроме прихожей и спальни ( хотя знаешь, меня вполне устраивает и такой состав планировки), потом мы могли бы… ( нет, не могли бы – бутылку ты разгрохал, а романтический ужин вам не светит, сам понимаешь, почему ) –  оборотень на секунду замолчал, размышляя. – Как ты думаешь, у нее здесь кофе хотя бы есть?
Он ненавидел кофе. Его тошнило от одного настырного, всепроникающего запаха этого напитка. Но что-то ему подсказывало, что Елене он должен нравиться. И теперь с этим приходилось считаться... хотя бы - с этим.
(А мы вообще-то и спальню даже не успели рассмотреть)-подумала Елена. Она чмокнула Керна в губы и встала с кровати. Казалось, что она абсолютно не стесняется своей наготы, которую прикрывали только рассыпавшиеся волосы.
-Кофе - отличная идея! Хозяйка помимо всего прочего (много чего прочего) говорила, что здесь кое-какие запасы есть...Я в ванну, а ты приготовь, хорошо?-подарив (немного растерянному?) оборотню улыбку, она скрылась за дверью, ведущему по ее мнению как раз в "комнату для омовения". Послышался шум воды.
(Чего - приготовить?) Оборотень проводил удаляющуюся спину озадаченным взглядом. Нет, кухню найти было пару раз плюнуть. Кофе - наверное, тоже. Но вот за дальнейшее он не ручался. (... отравишь... - ну, отравить кого-то кофе еще ни у кого не получалось... - у тебя - получится...). Гарм пожал плечами и перегнулся через край кровати, выкапывая из груды барахла штаны – решение кофейного вопроса он решил пока отложить до возвращения Елены. Одевшись, он шагнул было в сторону выхода, но тут же остановился, почувствовав, как носок сапога зацепил что-то тяжелое. Оборотень опустил глаза - из-под смятой шелковой рубашки высовывалась тяжелая вороненая рукоятка маузера. Гарм поднял оружие, присел на край кровати, вытащил его из кобуры и с минуту вертел в руках, внимательно рассматривая со всех сторон, как обычно рассматривают непривычные, опасные, и потому непреодолимо притягательные вещи. Железная дура весила, наверное, фута два, не меньше, и в голове оборотня зародилась мысль ( тут же переросшая в твердую уверенность ), что на этот раз Елена все же переборщила и купила себе игрушку, предназначавшуюся  вовсе не для женских рук. Оборотень бросил взгляд в сторону, откуда доносился шум воды, и вскинул пистолет. Мушка поерзала вверх-вниз и послушно и крепко уселась в середину прорези. Прицел пополз по шероховатым оливково-зеленым обоям, через циферблат небольших настенных часов, испуганно вскинувших от такого дикого ужаса стрелки, по деревянной темной рамке... пистолет дрогнул и нырнул вниз - со стены на оборотня радостно скалилась Веселая Вдова, она же - Старая Грымза, она же - детолюбивая хозяйка дома. ( Похоже, не имея возможности  курировать благополучие "молодых" лично, она в числе всего многого прочего любезно оставила им наиболее, по ее мнению, приемлемый эквивалент своего зоркого заботливого ока - в виде писаного маслом холста, причем художник в процессе творения тоже явно пребывал под неизгладимым впечатлением от ее натуры, а потому изобразил ее до отвращения живо. Неизвестно, насколько правы легенды, утверждающие, что портреты становятся вместилищами души своих прототипов ... но если это правда хотя бы отчасти, то паскудная старушка осталась очень довольна тем, что лицезрела с высоты своего насеста тридцать минут назад.) Прицел замер, двинулся назад и  застыл прямо посередине лба сияющей Покровительницы Всех Молодоженов... палец плавно надавил на курок...
Комната наполнилась оглушительным грохотом и пороховым дымом. Старая Грымза удивленно подпрыгнула и вместе со своими рамками кувырнулась со стены, по дороге зацепив какую-то жуткую вазочку поросячье-розового цвета - еще один “подарок”, оставленный в пользование ( или как напоминание об опасностях внезапного помешательства– трудно сказать)  “молодоженам”.
Оборотень отшвырнул носком сапога осколки, поднял свой трофей и с удовлетворением посмотрел на дыру, зияющую в глазу “убиенной”.
Сперва девушка вымыла свои длинные волосы и в которой раз подумала, что с такой "гривой" слишком много забот. "А Керну нравиться"-пришла неожиданная мысль....Девушка погрузилась в ванну. "А что если я забеременею???"-(страх или предвкушение?)...она вспомнила, что они не использовали никаких средств предохрания. "Надо быть осторожнее...но я, нет даже мы....мы забыли совершенно обо всем"
Звук выстрела, резко распахнутая дверь, и совершенно мокрая Елена. Вода стекала с ее тела и волос, собираясь в лужу на ковре.
-Керн, ты чем здесь занимаешься!!!-возмущённый возглас, когда охотница разобралась, что опасности нет, а весь этот шум устроил её любимый оборотень. Расслабились напряжённые мышцы, ушла "бойцовская" стойка. Девушка вернулась в ванну за полотенцем и затем появилась опять, вытирая волосы и осматривая "погром" учинённый в ее недолгое отсутствие.
-А где кофе?
Гарм посмотрел на Елену, невозмутимо отложил убитый портрет на стоящий у стены комод, с некоторым сожалением положил рядом маузер и неспешно скрылся за дверью. Через некоторое время откуда-то из недр дома ( предположительно - со стороны кухни) донесся его голос, перемежаемый звуками выдвигаемых ящиков и прочими шумами, обычно сопровождающими процесс приготовления... чего бы то ни было
- Женщина ( скрип и глухой шум  - оборотень открыл дверцу навесного шкафа и задумчиво пробежался глазами по полкам, уставленным всякой посудной сволочью... затем изьял из рядов маленькую железную хреновину с длинной ручкой, которая на самом деле конечно же была вовсе не хреновиной, а сосудом со странным названием "турка", что, впрочем делу вовсе не мешало) я воин, а не домохозяйка ( хлопает закрывающаяся дверца; снова скрип, затем шорох - волк перебрал какие-то жестяные банки, нашел самую гнусно  пахнущую, тряхнул ее - внутри бодро загремели кофейные зерна - и поставил обратно; снова пошарил глазами по полкам... ) но если уж ты так просишь...
Снял с полки другую маленькую железную хреновину, с изогнутой ручкой на крышке, в народе обычно именуемую кофемолкой, открыл, принюхался...  с отвращением скривился и сыпанул содержимое в турку... задумчиво посмотрел на сахарницу... решил не усложнять дело лишними телодвижениями - и бросил пару ложек на черный вонючий ( ти бишь - ароматный) порошок и опять понюхал. Запах удручал. Чтобы хоть как-то облегчить свою участь ( в том, что удастся избежать хотя бы попробовать натворение, он не особенно верил), оборотень отправил следом за сахаром все, что могло хоть немного забить кофейные миазмы - а именно, ваниль, корицу, и, до кучи, на кончике ножа ( своего, естественно, кухонные ножи он откровенно презирал и старался по возможности сократить свое общение с ними к минимуму) - черный перец. Через минуту черная жижа весело пенясь, рванула вверх из своего вместилища. Не ожидавший такой прыти оборотень еле успел подхватить и сдернуть хреновину(турку) с плиты. С подозрением поболтав в пакостного вида жидкости ножом, оборотень решил на всякий случай повторить процесс. Притихший было кофе снова воспрял духом и так же бодро сиганул на плиту. Гарм плюнул и, решив больше не искушать судьбу, брякнул сосуд на стол и открыл окно. По дому быстро разливался мерзкий бодрящий аромат.
- Тебе кофе как - в постель или в чашку? - громко поинтересовался он у спальни, с сомнением поглядывая на плоды своих трудов.
Елена, уже успевшая одеться и подсушить волосы, подошла к Гарму и с сомнением посмотрела на плоды его трудов.
-Это кофе? - она втянула воздух и скептично посмотрела на "напиток". Забрал у оборотня "хреновину с длинной ручкой", она разлила тёмную подозрительную жидкость по чашкам. Взяла одну, а вторую протянула мужчине. Мужественно отхлебнула, проглотила. "Ну не все так плохо". она улыбнулась Керну.
-Я научу тебя делать кофе.....хотя этот тоже неплох. Спасибо тебе. А ты почему не пьёшь?Не любишь?
"Да..если бы я варила такой кофе-я бы тоже его не любила"-но все же она уселась на стул и стала мелкими глотками пить горящую терпко-горькую жидкость, которой совсем мешал привкус ванили. Девушка рассматривала мужчину, вернее откровенно любовалась им: "Вот кто бы мне несколько дней сказал, что я буду пить кофе на кухни вместе с оборотнем, да еще и получать удовольствие от его общества, лишился бы половины зубов"
-Керн, надо что-то сделать с твоей прической...-волосы были неровно укороченны огнём.
Оборотень взял в руки свою порцию эфиопского пойла и с пристальным вниманием ученого, производящего увлекательный, но весьма сомнительный опыт, посмотрел на Елену, как раз подносящую чашку к губам ... И пришел к выводам, что лицом она  владеет прекрасно, а с мыслью о дезертирстве все-таки придется распрощаться … хотя бы из чувства солидарности - и, задержав дыхание, сделал глоток. Турецкая пословица гласит: кофе должен быть черным, как преисподняя, сильным как смерть и сладким как любовь.  В отношении первых двух требований к плескавшемуся в чашке напитку нельзя было предъявить ни малейших претензий; но вот если брать последнее сопоставление... в лучшем случае, это была некрофилия. Поспешно протолкнув густую горечь дальше в горло, оборотень решительно поставил чашку на стол - склонности к подобного рода извращениям он никогда не испытывал.
Выслушав последнее замечание подруги, вервольф скосил глаза на свои порыжевшие и скрутившиеся на концах волосы. Ходить в таком виде по улицам действительно не стоило – принимая во внимание некоторые последние события, вид обожженных волос мог навести полисменов, буде те попадутся на пути, на определенные размышления. Сегодня Гарм не был расположен к дальнейшему сокращению поголовья лондонских бобби.
- Обкорнать.
-Нет!
  -возмущенное восклицание: -ничего мы обкарнывать не будем. Надо найти ножницы! - несколько минут бесплодных поисков. Потом девушка поставила стул посредине кухни: -Садись!
Она прошла в спальню и вернулась с поясом, в ячейках которого покоился набор метательных ножей, а так же принесла два охотничьих ножа Гарма.
«Этим легче жизнь укоротить, а не волосы!» Но все же девушка решительно принялась за дело: разделяя волосы на прядки, она обрезала острым ножом обожженные концы. Елена, старалась делать это более-менее ровно, более-менее у нее и получалось... Со спины волосы получились длиннее. Критически осмотрев творение рук своих, которое стрижкой назвать нельзя было, хотя и кромсанием тоже, она сказала: Художественный беспорядок - тебе идет!
Убирая состриженные волосы с пола, она смотала один из локонов в колечко и забрала себе, а остальные пошли в мусорное ведро.
«Теперь я всегда смогу тебя найти, Керн….»
На протяжении всей экзекуции ( назвать процесс стрижки при помощи ножа, хотя бы даже и острого, как-нибудь иначе возможно лишь при наличии недюжинных способностей  к преуменьшениям ) оборотень пребывал в состоянии глубокой задумчивости, и похоже, совершенно не замечал  болезненных рывков, сопровождавших превращение следов "огненного крещения" в  “художественный беспорядок”. Наконец все было закончено и Елена наконец осталась довольна результатом, отложила "инструмент" в сторону и принялась подметать обрезки ( или обрывки?) волос.
- Спасибо, родная...  ну что бы я без тебя делал? Пропал бы совсем...
Оборотень улыбнулся и легонько шлепнул Елену по весьма кстати подставленной части тела, которая обычно выставляется при подметании и прочих подобных видах упражнений. Но если бы девушка в этот момент обернулась назад, то совершенно точно увидела бы, что улыбаются лишь его губы, а в глазах вервольфа нет и следа улыбки. Впрочем, и на лице она продержалась очень недолго, тут же угаснув, словно под прессом какой-то тяжелой мысли.
Оборотень встал и стряхнул с рубашки прицепившиеся волоски.
- Мне пора уходить, - бросил он, методично рассовывая ножи по чехлам. - Не знаю, когда вернусь... Ты уж дождись меня, хорошо?
"ты куда?! почему ты так быстро уходишь?!"-но вместо этого вслух девушка спросила:
-Надолго?
"дождись?? это что подразумевается, что я буду сидеть у окошка и ждать когда же на горизонте появиться "мой милый"? Неужели он на это рассчитывает?"
-Хозяйка нам оставила два комплекта ключей-девушка мило улыбнулась, как будто и правда не собиралась никуда выходить из дома. Елена подошла к кухонному столу, взяло свой недопитый уже остывший кофе и сделала два глотка. Вкус напитка помог избавиться от всяких слов, который так и лезли на язык, но произносить вслух которые было бы очень неразумно.
"не буду спорить, ни к чему хорошему это не приведёт" Она подошла к оборотню, обняла за талию и легонько поцеловала в губы. В этом не было страсти, только нежность. Разомкнув объятия она посмотрела ему в глаза и тихо произнесла:
- Будь осторожен....
(...два комплекта? здорово... так и знал...)
Оборотень внимательно посмотрел в глаза Елены, словно пытался прочитать ее мысли - вернее, убедиться, что он правильно все понял
- Ну... как получится... но скорее всего, вернусь поздно. А что, ты куда-нибудь собралась?
-Ты хотел сказать: вернусь рано, ты еще будешь спать?
- не смогла не съязвить девушка.
-Еще не знаю-небрежное пожимание плечами, как бы говорящее о том, что разве ты не знаешь какие дела у девушки могут быть....ну там по магазинам пройтись....новый ножи....в смысле туфли присмотреть...
Оборотень пропустил колкость мимо ушей - вернее, не воспринял ее слова как таковую. Потому что они всего лишь отражали истинное положение вещей - не более и не менее.
- Так... - он взял Елену за руку, подвел к столу, усадил на стул и сел напротив сам, - давай договоримся: сегодня от заката и до восхода ты побудешь дома, хорошо? Никаких поздних походов... "по магазинам" - ночью они закрыты. Тем более - этой ночью. Ты понимаешь меня? - Гарм пристально посмотрел в глаза сидящей напротив девушки.
"и почему это тебе можно идти куда-то на ночь глядя, а мне нет? потому что я девушка, или потому что ты оборотень?"
-А может быть у меня как раз этой ночью есть дела....-ответила она спокойно. "Но если ты останешься со мной, я никуда не пойду....Керн....любимый..почему "сказка" так быстро кончилась?"-потом она заставила себя успокоится "Знала же, на что иду...что уж сейчас жалеть и сетовать? Да и ты должен все понимать....зачем ты тогда просишь меня о невозможном?"
Да, потому что я оборотень, и поступаю согласно своей природе... А ты - нет. Потому что женщина не должна носиться как ненормальная по ночным улицам, разыскивая, в кого бы всадить пару пуль - просто от того, что ей это нравится - с постоянным риском быть разодранной в кровавые клочья или превратиться в пустую иссушенную оболочку. И чего ради?- ради охотничьего азарта...
Я не могу поступать по-другому, а ты - можешь... Но все равно делаешь это. Кто же из нас  неправ?
- Дела? Ну, если это то, о чем я думаю, то ты немножко неверно выразилась... Было бы правильнее сказать - "развлечения".
Оборотень отвел от глаз девушки наливающийся тяжестью взгляд, чувствуя, что еще немного, и он "взорвется" - не потому, что он злился на Елену... а просто от того, что совершенно нельзя ничего изменить в сложившейся ситуации.
- Кстати, в какой части города у тебя сегодня намечаются... "дела?"
"Как ты можешь так отзываться о моей работе? даже не работе, а о предназначении? Я же не могу по иному...после всего того, что было в моей жизни....охота, нет, я бы никогда не назвала это развлечением...."
-вряд ли мы встретимся в городе, Лондон большой-слова, свинцовая тяжесть, каждое как камень брошенный в незамутнённую гладь пруда, оставляет за собой расходящиеся круги...потом поверхность успокоиться, но пруд уже не будет прежним-на дне его будут лежать тяжёлые напоминания.
Вдруг Елена встала, подошла к Гарму, села ему на колени, обняла, запуская пальцы в его волосы, уткнувшись лицом в его шею и вдыхая ставший родным запах, она просила про себя:
"Не надо, мой любимый...пожалуйста, не надо"
Ну что мне с тобой делать, а?
Оборотень вздохнул и обнял прижавшуюся к нему Елену, вдыхая сладковатый аромат щекочущих подбородок волос и легонько  поглаживая ее плечо
Что мне с тобой делать?…
“…придушить…” – буркнул внутренний голос, убежденный  сторонник самых простых и радикальных способов решения всех проблем. Предложение было решительно отведено с нецензурными комментариями. Некоторое время Гарм сидел, смотря поверх Елениного плеча невидящим взглядом и пытаясь отыскать в уме приемлемый вариант
Она что, серьезно хочет оказаться рядом с тобой в ЭТУ ночь? Храни ее господь… (… и давно ты уверовал?... - да нет, это я так просто…на всякий случай. - даже не думай…  - в любом случае, я могу попробовать…и посмотреть, что из этого получится… - я скажу тебе, что получится - когда стемнеет, ты просто вынесешь дверь… вместе со стеной. - ну…спишем на землетрясение… -  а что будет, если в этот момент она окажется между тобой и дверью?…)
Возразить было нечего. Мало того, внутренний голос как-то подозрительно корректно намекнул на то, чем может закончиться подобный эксперимент. Это было совершенно не в его характере. Это настораживало.
Вервольф легонько потерся щекой о теплый висок девушки и тихо спросил, почти касаясь губами мягких волнистых прядей у ее уха
- А если я... просто попрошу тебя никуда не ходить сегодня ночью?
- Я не могу тебе этого обещать, Керн, -
ответила девушка, целуя его в шею, потом разомкнула объятия и встала, подошла к окну, посмотрела на залитую солнцем улицу, совсем не оживлённую улицу.(Лондонцы предпочли попрятаться по своим домам, а не бродить по жаркой и душной погоде)
"Пожалуйста, уходи сейчас...это слишком трудно для меня, мой хороший...только прошу тебя, возвращайся..."
Она почувствовала, что еше немного, и она заплачет..
"почему так больно? любовь...она же не должна приносить столько боли...."
Потом Елена тряхнула головой, волнистым водопад волос рассыпался по ее плечам, обернулась к оборотню.
"До утра, любимый....я надеюсь..."
Оборотень искоса посмотрел на отвернувшуюся Елену (... хочешь, чтобы я ушел? что ж, наверное, это даже все упрощает...) и поднялся со стула.
- Что ж, поступай, как считаешь нужным. Только одно... если я узнаю, что ты тронула кого-то из моих братьев и сестер, я буду рассматривать это как то, что ты признала за мной право убивать каждого человека, который окажется на моем пути после захода солнца. Справедливо?
НЕТ, я так не хочу, чтобы ты уходил.....но я понимаю, что так надо.... карие глаза, смотрящие на Керна, она такая беззащитная сейчас перед ним...как никогда в своей жизни...
"Вообще-то я говорила, что охочусь на вампиров.....охочусь на них, потому что именно вампиры убили моих родителей..."
Девушка не выдерживает и отворачивается опять к окну.
"Жизнь такова...."
Так и не дождавшись ответа, оборотень кивнул каким-то своим мыслям и, за неимением лучшего, обратился к снова возникшей перед его глазами спине
- Молчание я тоже рассматриваю как знак согласия.
Немного помедлив (... не вздумай, так ты никогда не уйдешь отсюда...) , вервольф развернулся к выходу... и на пороге снова остановился, оперевшись рукой о дверной косяк. Потом все-таки не выдержал, бесшумно подошел к Елене, взяв ее за плечи, развернул к себе лицом – и крепко прижался губами к ее рту
не грусти, я вернусь, обязательно
и с видимым усилием заставив себя оторваться от мягких теплых губ, быстро вышел  из комнаты. Через несколько мгновений хлопнула, закрываясь, входная дверь.




РУ Новости

Little-Known, Highly-Rated movies. Find the perfect movie for your mood!

Download antivirus software from the site "Defence For Me" now!


ролевая игра