Ролевая игра «По ту сторону»

 

 

 

 

 

 

 

Содержание:

 

 

 

 

 

© «Перепечатка любых материалов сайта как в сети, так и на бумаге и их коммерческое использование запрещена и преследуется по закону.»
Главная » Истории и хроники » Гарм » XIV.3. Озеро.Состязание

XIV.3. Озеро.Состязание

…Озеро как бы внезапно появилось перед ними, распространив свою гладь во все стороны. Вода отражала блики утреннего солнца, от воды веяло прохладой, свежестью.
-а вот почему вода мокрая?-задала Елена странный вопрос, на который нельзя логично ответить. Она засмеялась, видя задумчивое лицо Керна.
Потом приблизилась к кромке озера, погрузила в воду кончики пальцев.
-Мы же сюда шли?
- Ну, насколько я знаю, здесь есть только одно озеро... значит - сюда.

Оборотень подошел к девушке, присевшей на самом краю берега и окунувшей пальцы в маленькие волны, торопливо набегающие на влажный песок.
- Ну как, мокрая? - с улыбкой спросил Гарм и присел рядом с Еленой. Какая-то мелкая рыбешка испуганно метнулась от берега, плеснув хвостом и выстрелив мелкими брызгами в оборотня и девушку.
- У! еще и холодная…
Да, вода была не только мокрая, но еще и холодная, и курилась прозрачным паром, словно кипяток в огромной кастрюле с ободком густого шелестящего камыша по краям.
Вервольф посмотрел на пакет, который все еще держал в руках, встал и, поднявшись вверх по берегу, опустился на короткую густую траву, росшую метрах в шести от кромки воды, поставив свою ношу рядом с собой. Глаза оборотня мягко и задумчиво наблюдали за Еленой - легкий ветерок, треплющий ее волосы, бесконечная серебрящаяся гладь, расстелившаяся перед ней, шелест камыша и шум леса за спиной, звонкие голоса какой-то пернатой мелочи, встречающей новый день каждая на свой лад и манер... сейчас просто не верилось, что эта красавица частенько проводит ночи в компании со смертоносными игрушками, придуманными одними людьми для других людей, и не просто проводит, но и использует их по прямому назначению. Выстрелы, кровь, смерть, ненависть, шум и Чертово Колесо незнакомых лиц - все это казалось сейчас бесконечно далеким и нереальным, дурным сном, а настоящим было именно это спокойное утреннее озеро и тихо шелестящий лес - единственно подходящая оправа для его кареглазого сокровища, задумчиво окунающего пальцы в прохладную курящуюся воду. И на миг в голове промелькнула безумная мысль: послать все к черту и уйти из этого прОклятого города, забрав Елену с собой… вообще подальше от всех проклятых городов, забыть само их душное отравленное дыхание…
(... ты расслабляешься…  - именно….  – нельзя; расслабься на миг - и все, ты в ауте...   - здесь - можно... здесь и сейчас...  - ты не понимаешь? к этому привыкаешь, привыкаешь позволять себе расслабляться, и в один прекрасный момент делаешь это не вовремя.... - иди к черту, паранойя… осень еще не наступила, тебе обостряться еще не положено)
Оборотень повалился спиной на траву, глядя в жемчужно-синее небо.
- А вот купаться мы, наверное, не будем-промолвила девушка, приближаясь к Гарму. Она устроилась рядом, положив голову ему на живот. Взглянула на задумчивого оборотня, а потом на небо.
-Оно бесконечно...
Несколько минут они просто смотрели на бездонную синь.
-Керн--негромко позвала Елена, -А какая у тебя самая большая мечта?
Вопрос застал оборотня  врасплох. Мечта... Тот образ жизни, который он вел, согласовался лишь с одним девизом - "здесь и сейчас", какие уж тут мечты... Хотя…
- Моя самая большая мечта сейчас лежит рядом со мной… вернее – частично на мне, частично – рядом. Вот так.
Он улыбнулся и приподнял голову, чтобы посмотреть на лицо девушки. В карманах легонько цокнули друг о друга патроны, перекочевавшие туда из коробки еще перед выходом из дома. Странно, но почему-то именно этот звук напомнил ему, что он собственно, практически ничего не знает о самом дорогом существе, находящемся сейчас рядом с ним.
- Ну что, Елена Прекрасная, знакомимся по новой? Расскажи мне о себе… как же ты докатилась…  до такой жизни… - он понимал, что сейчас, скорее всего, затрагивает не самую  приятную, а возможно и болезненную тему… Но в то же время – теперь они имели право знать друг о друге все. Вернее - не имели права не знать.
Девушка легонько вздохнула (не хочется вспоминать....), но начала свой рассказ:
-я дочь провинциального лендлорда, а моя мать служила в его поместье. Он ее любил, но не мог жениться из-за разницы в сословиях, но меня официально признал, так что я имею статут бастарда-она усмехнулась.
Воспитание я получила домашнее...такое же, как и любая дочь провинциального аристократа, отец был довольно продвинутых взглядов и отправил меня учится дальше, в университет в Париж...-Елена на секунду помедлила, прежде чем продолжить и рассказать о событии, которое кардинально перевернуло всю ее жизнь и вместо того, что бы выйти замуж и завести детей, она стала охотницей на вампиров.
-Я отучилась год, а потом пришли ужасные, неясные и пугающие вести из поместья: мать, отец и все слуги были зверски убиты и никто не мог обнаружить преступников. Я искала, пыталась понять, отомстить...и тогда в моей жизни появился один человек. От него-то я и узнала о вампирах и о том, что именно они убили мою семью. Он научил меня....всему что я знаю и умею...в охоте. А однажды  он не вернулся с охоты, на которую не захотел взять меня с собой...Мой амулет раньше принадлежал наставнику...Я все-таки нашла тех пятерых вампиров, расправившихся с моими родителями....и убила...в Лондон я приехала, потому что больше не могла жить во Франции...-девушка замолчала, немного сумбурный пересказ событий взволновал воспоминания, и они подобно громадным черным птицам заслонили от Елены голубую гладь неба, солнечный день, казалось, потускнел.
Оборотень молча слушал негромкий женский голос, совершенно не вязавшийся с теми вещами, которые он сейчас рассказывал, и безмятежное спокойствие медленно уходило из его глаз
(… экий ты, братец, дурак все-таки… ну кто тебя за язык тянул, спрашивается?...ну зачем ты ей такое утро испортил?...узнать ему, видите ли, захотелось…тьфу!) Возразить было нечего
- Извини… зря я, наверное… сейчас…
Оборотень осторожно поднялся и сел, глядя в лицо Елены, чья голова сейчас оказалась у него на коленях, погладил ее щеку  Прошлое – это то, что прошло… Нельзя давать ему запускать щупальца в твое настоящее, иначе ты не заметишь, как оно украдет твое будущее… - кто это сказал? Не помню, но этот кто-то явно был не дурак
- Прошло, Елена… Теперь мы вместе – наверное, теперь нам будет легче… заставлять прошлое оставаться в прошлом… Как ты думаешь, м?
- Не зря-
девушка постаралась улыбнуться Гарму,  - я хотела, что бы ты знал...
Елена тоже привстала:
-Я уверена в этом, Керн-еще оставался целых ворох вопросов, ответов, проблем, но та уверенность, что посетила охотницу в роще не оставила ее, как свежий бриз, разгоняющий набежавшие тучки, чувство, что родилось между ними, разогнало тени воспоминаний, впервые девушка могла воскресить воспоминания о родителях без острой, обжигающей сердце боли.
-Теперь настал мой черед спрашивать - прикосновение тонких женский пальцев(и они могут играючи управляться с оружием?) к лицу оборотня, - Расскажи о себе...
- А… - оборотень махнул рукой, - обычная история ( … с чего это ты взял, что для нее она обычная? это для тебя она обычная… - заткись, без суфлеров как-нибудь). Примерно то же самое – только с точностью до наоборот. Лендлорда  среди своих предков точно не припомню ни одного… - Гарм усмехнулся и взял руку Елены в свою, осторожно гладя пальцами нежную кожу, - Ну, я тебе уже рассказывал, где я жил… Отец держал отару, продавал шерсть в город… вроде как собирался прикупить еще один участок, поставить дело  на более крупные обороты… Мать - мать крутилась по дому, кое в чем помогала отцу – так, по мелочам… Они оба живы. Но у них было много проблем из-за меня. Ну, ты понимаешь… - оборотень протянул руку к поясу Елены и легко прикоснулся к клинку, чуть выглядывающему из ножен, тут же отдернув пальцы, - из-за этого. А под конец они превратились в очень большие проблемы… Поэтому мне и пришлось уйти. Это как чума – подхватил один, сжигают весь дом, долго не разбираются… Мог бы, конечно, и остаться… И заткнуть всем этим сволочам рты, - глаза оборотня нам мгновение жестко сверкнули. – Тогда бы полегло полпоселка – а  итог все равно тот же… вернее – еще хуже. Смысл? Никакого… - оборотень немного помолчал, что-то вспоминая, затем снова посмотрел на Елену, - Ну, а в Лондон я попал – да, в общем то, случайно. Уходишь из одного места – попадаешь в другое… Это мог быть и Честер, и Йорк, и Эдинбург… и какое-нибудь захолустье... Попал в Лондон.
Еще один вопрос, не заданный повис между ними:-Но как же все-таки быть с тем, что ты оборотень, а я человек?
Вместо этого она произнесла:
-Я рада, что ты попал в Лондон, а так же то, что в гостинице оказались донельзя похожи двери!-она вспомнила, как зашла к нему в комнату как в свою "Хорошо, хоть переодеваться тогда не начала....а то просыпается оборотень, а тут перед ним девушка..в одном нижнем белье"
Улыбка, появившаяся на ее лице была естественной.
Гарм негромко засмеялся, вспомнив первую их с Еленой встречу
- Да уж… лихо вышло… ничего не скажешь… Судьба, наверное…
(… да здравствует раздолбайство! величина постоянная и общенациональная, верное орудие судьбы! и вы оба – раздолбаи… ну как удачно вышло ) – невинно порадовался внутренний советчик и был пнут в бессчетный за этот день раз (… не пинайся, у меня уже стойкое привыкание образовываться начинает… скоро действовать перестанет… ) – зловеще прошипел внутренний, но все же умолк
Взгляд оборотня наткнулся на пакет, сиротливо скукожившийся в сторонке, забытый и несчастный
- Перекусить не хочешь? Надо успокоить нервы…  говорят – помогает…
Он открыл пакет и достал содержимое. Бутылка была поставлена прямо на траву, а остальное – выложено на тот же расправленный бумажный пакет. Дальше возникла небольшая заминка, потому как хлеб и сыр определенно надо было порезать… У Гарма был нож, вернее – целых три, но учитывая их предназначение… в общем, резать ими продукты для любимой женщины после всего того, что ими довольно регулярно проделывалось ( хотя ножи после этих дел всегда  тщательно и не менее регулярно чистились )  – это было как-то… Сам то он на этот счет не испытывал  никаких предубеждений, но вот насчет Елены уверен не был.
- Слушай… у тебя что-нибудь режущее есть? Я имею ввиду – что-нибудь не рабочее?
- Эммм-
девушка запнулась, даже посмотрела на свой пояс: а там случайно не приютился обычных кухонный нож?
- Нет-развела руками, а потом что-то вспомнив, отстегнула от левого предплечья клинок. Лезвие ножа сверкнула посеребрённым боком, но рукоять была была самая обычная:
-Новый-прокомментировала она свои действия. Хотя резать оружием обычную еду было несколько....кощунственно, но что не сделаешь в "полевых" условиях? Она колебалась, не зная, отдать ли такой нож Гарму, или заняться нарезанием самой.
- Давай, давай… - Гарм решительно взял нож из рук девушки,  - не доверяешь, что ли, сокровище? или боишься, от счастья зарежусь?
Привычно взвесил на ладони – нож был довольно легким, гораздо легче его черных Летающих клинков, но в остроте не уступал им ничуть. Вскоре все, что подлежало нарезанию, было нарезано. Оборотень взял бутылку – и задумчиво повел вокруг глазами. Ничего похожего на штопор в зоне видимости не обнаружилось. В пакете этого необходимого, но отчего-то постоянно всеми и всегда забываемого предмета не было и подавно – да, правильно, - забыли.
- Раздолбай ( в один голос, и свой и внутренний ). Хм, ситуация…
Гарм посмотрел на Елену. Где-то сзади, в утренней тишине леса, завела свою монотонную песню какая-то сумасшедшая кукушка.
Оборотень вернул девушке ее ювелирное изделие и вытащил из ножен свой тяжелый клинок. Отвернувшись чуть в сторону, примерялся – и сильным быстрым движением срубил горлышко. Скол получился очень ровным – скорее срез, практически без мелких осколков, но предосторожность в таких вещах дело никогда не лишнее; стекла в желудке – плохая приправа к пикнику. Гарм чуть наклонил и повернул бутылку, давая жидкости смыть все то совсем лишнее и совершенно нежелательное, что могло оказаться сверху. Птица продолжала настырно дудеть свое, словно заевшая пластинка.
- Эй, вещая птица! – громко бросил оборотень через плечо, вытирая горлышко куском бумажного пакета, - Сколько жить-то осталось?
- Ку!... – откликнулась “вещая птица” -  и предалась злостному саботажу.
(… полгода, значит…) – авторитетно пояснил внутренний советчик и притих… призадумался, значит.
Оборотень посмотрел на Елену – и беззаботно мотнул головой
- Неа, мы не суеверные.
Гарм  украдкой покосился в сторону предполагаемого заседания оскандалившейся предсказательницы - и опустил глаза на винную этикетку
- ТЫ УВОЛЕНА! – неожиданно крикнул он через плечо в сторону леса  -БАХ! – оглушительно подтвердил револьвер, молниеносно развернув рыло в ту же сторону
По водной глади прокатилось хлесткое эхо. Из зеленой массы крон выпорхнула длиннохвостая птица и, суматошно маша крыльями, моментально исчезла в глубине леса.
- На биржу труда полетела… - прокомментировал оборотень, убирая курящийся револьвер обратно за пояс и снова задумчиво изучая этикетку бутылки - а кому она там нужна… с такими то рекомендациями… Саботажница.
- Ну, что делать-то будем, мадемуазель? – Гарм поднял смеющиеся глаза на Елену, - В сухомятку перебиваться -  или из горла, как в лучших домах?
Елена искренне веселилась.
-Надо все-таки в следующий раз захватить бокалы! "следующий раз, он же будет этот следующий раз - и это самое главное!"
Завтра не занял много времени, отпивая вино прямо из бутылки, девушка задумчиво сказала: -Никогда так раньше не делала...Хотя надо же пробовать новое...А ты зачем бедных птичек пугаешь? Если уж стрелять - то стрелять...
(… ага… бокалы, ножи, вилки… столик со стульями… да, и не забыть нанять пару носильщиков. чтобы все это тащить… )
Воображение тут же очень живо нарисовало всю процессию, с бодренькими матюками марширующую через лес. Потом немного подумало – и добавило еще одного носильщика, с пианино на закорках. На кой хрен ему ( то есть – воображению ) понадобилось пианино – черт его знает, но выглядело впечатляюще.
Оборотень хмыкнул и взял бутылку, которую ему протянула девушка. Задумчиво глотнул чуть терпкую кисловато-свежую жидкость, щурясь на блики солнца, прыгающие на поверхности озера, и слушая спокойный голос Елены. При последних словах вино булькнуло и радостно рвануло не в то горло
- Господи, кровожадно-то как… - сдавленно просипел Гарм, прокашлявшись и отставляя бутылку в траву. - Мисс, здесь не в кого “стрелять так стрелять”. Мы одни.
Елена смутилась, она не имела в виду ничего обидного, но идея просто так растрачивать пули "в молоко", ей претила. Она попыталась донести мысль идею до Гарма:
-Стреляя в никуда, ты портишь свое мастерство, всегда надо стремиться попасть, какой бы ни было цель. Я не говорю, что надо было прибить эту неудавшуюся Кассандру в перьях! Просто стрелять надо было в цель. Ну хотя бы в ветку дерева рядом с птицей, а лучше в ту, на которой она сидела...-охотнице с трудом давались объяснения(наставник научил ее, но вот что бы самой учить кого-то..нда)
Побудь тут и вытяни руку с бутылкой-попросила девушка, сама удаляясь шагов на на 50, считая их про себя. Потом она резко повернулась, в ее руке был револьвер нацеленный на оборотня.
-Бах!-дно бутылки раскололось, разливая на землю вино. Пуля прошла по самому краю стекла, на разрывая бутылку...
Оборотень проводил взглядом удаляющуюся девушку. Потом неспешно  встал, отошел на несколько шагов от места их спонтанного привала и остановился, подняв бутылку на вытянутой руке и держа ее за горлышко.
(... промажет.. ) - скептически поделился внутренний советчик. Гарм с ним категорически не согласился, но бутылку все же отставил подальше от головы. Примерно на 25 шагу  внутренний голос снова высказал уверенность, что неа, промажет, потому как слишком далеко. После сорокового внутренний неожиданно согласился, что да, не промажет, и тут же поделился предположениями, куда именно она не промажет по причине маленькой удаленности мишени от стенда и явного превышения максимальной дальности прицельной стрельбы из револьвера, и ненавязчиво напомнил, почему мишень, которую стенд сейчас держит в руке, на треть пуста. Примерно на пятидесятом он покаялся в своей полной  несостоятельности как толкователя примет,  и что на самом деле имелось в виду не полгода, а полчаса, после чего получил хладнокровный приказ заткнуться и не жужжа…
- БАХ!
Бутылка пронзительно звякнула  и мгновенно  скончалась, излив свою хмельную кровь на траву
( ПРОМАЗАЛА!) – торжествующе-злорадно выдал внутренний советчик и самоудалился куда подальше, не дожидаясь помощи со стороны
Оборотень перевернул бутылочные останки – донышко было практически отбито по шву, чем и объяснялось неправдоподобно малое количество осколков и то, что сам он сейчас он не имел вид некоего небезызвестного герцога, только что выловленного из бочки с мальвазией. Это впечатляло. Гарм посмотрел на приближающуюся Елену и с солидной медлительностью поднял кулак с выставленным вверх большим пальцем, выразив сим незамысловатым жестом свою оценку продемонстрированному мастерству. После чего торжественно объявил очередные ежегодные соревнования по пулевой стрельбе имени дядюшки Робин Гуда А-АТКРЫТЫМИ, леди и джентльмены.
Сразу по объявлении оборотень  без промедления самоотстранился от должности конферансье и подал заявку на участие. Тут же был поднят вопрос о дисквалификации опочившей и пришедшей в полную непригодность к дальнейшему использованию бутылки, потому как та, лишившись донца, стоять отказывалась наотрез, а держать ее оборотень Елене запретил категорически, заявив, что Вильгельм Телль из него пока хреновый. И отправился в лес. Вернулся он довольно быстро с увесистым чурбаком, должным заменить разжалованную тару, и еще несколькими – чуть поменьше, призванными послужить движущимися ( в смысле – летающими ) целями. На импровизированном стенде лезвием ножа была обозначена мишень, а сам он – установлен на небольшом возвышении в невысокую траву. Оборотень повернулся к Елене
- Ну что, мисс, осталось установить правила для этого турнира и определить приз победителю. Ваши условия?
Елена улыбнулась тому, что Керн по достоинству оценил ее мастерство и не опасался даже, что она будет стрелять так рядом с ним. «Значит та стрельба на улице забыта…Надеюсь! А вот говорить о том: как я сожалею, что чуть тебя не убила - думаю не стоит. Хм…звучит как-то двусмысленно: сожалею, что пыталась или сожалею, что не получилось?…Нда!»
-Условия?- охотница задумалась. –Есть два варианта: мы постепенно увеличиваем расстояние до мишени, или наоборот, берем предельное расстояние. Какой предпочитаешь? «Эх, жаль, маузер не взяла, я мало из него тренировалась - как раз бы пригодился!»
-А вот с призами….-она обвала глазами окрестности,  как будто где-то рядом мог приютится ярмарочный тир со всякими безделушками, будь то куклы, мишки или сладости.
-Нет! Будет наказание для проигравшего: окунуться в озеро.
Оборотень легко кивнул
- Пойдет. Пусть будет первый вариант - будем постепенно увеличивать расстояние. Начнем... начнем, пожалуй, с пятнадцати шагов.
Он вытащил свой револьвер, выдвинул барабан, не глядя выудил из кармана несколько патронов и загнал их в три пустых гнезда.
- Каждый делает по шесть выстрелов по неподвижной цели... После каждого выстрела дистанция увеличивается на пять шагов... И шесть - по двигающейся, с места, скажем... шагов... тоже с 15. Идет?
Он вернул барабан на место - и с улыбкой посмотрел на Елену.
- Ну что, приступим. Мадемуазель, вам предоставляется право первого выстрела. Как даме. Прошу,- оборотень шутливо-почтительным жестом пригласил Елену занять стрелковое место - и отошел от мишени.
Девушка дозарядила револьвер, что бы потом в процессе не отвлекаться по таким мелочам. Выстрел, пять шагов назад, еще выстрел, еще пять шагов…Оказавшись на расстоянии 40 шагов от мишени, и без 6-ти пуль, она опустила оружие.
-Ну а теперь можно посмотреть результаты- произнесла охотница гордая, что может похвастаться своим мастерством. Мысли о том, что Гарм не оценит, и что ее он предпочел бы видеть босою на кухне, готовящую обед, с ребенком, цепляющимся за мамин подол платья - даже не возникло.
Когда стихло эхо последнего, шестого выстрела, оборотень, все это время стоявший сбоку от мишени ( на безопасном расстоянии от линии огня, естественно ) и внимательно наблюдавший процесс расстрела,  приблизился к чурбаку. В принципе, относительно результатов он не терялся в догадках совершенно - с его наблюдательного поста было прекрасно видно, как после каждого выстрела морщинистая кора взрывалась щепками и мелким древесным крошевом.
Оборотень чуть нагнулся, оперевшись рукой в колено, и окинул мишень быстрым внимательным взглядом. Практически все отверстия лежали в пределах круга. И очень, надо сказать, кучно лежали. На мгновение по лицу оборотня проскользнуло какое-то неопределенное, чуть озадаченное выражение - и тут же исчезло. Он выпрямился и развернулся лицом к охотнице
- Браво, мадам! Шесть из шести!
Оборотень встал на исходную позицию и поудобнее перехватил рукоятку револьвера - славная это была машинка, этот трофейный револьвер ( шведская модель системы Наган m/1887, 9 миллиметровый шестизарядник, как он попал к своему предыдущему владельцу - одному богу известно ), удобная и надежная. Теперь осталось лишь проверить все это на деле.
- Ну, что, приятель... сейчас посмотрим, станешь ли ты четвертым... - негромко  проговорил оборотень, прицеливаясь...
Приятель не подвел. Лишь на последней дистанции оборотень целился чуть дольше, чем на предыдущих пяти, чуть нахмурившись от сосредоточенности. Сделав последний выстрел, он сунул оружие за пояс и подошел к Елене, уже стоящей около мишени
- Ну, как там?
Внутренний советчик тут же, конечно же, влез и сказал, что раз Елена не лежит в обмороке а довольно-таки спокойно рассматривает результаты его трудов, значит  “там” все не так уж и плохо. И тут же злорадно добавил, что впереди еще вторая часть программы, после которой кое-кому предстоит выступить еще и с третьей, но уже сольно, и называться она будет “морские котики”, вернее – пардон, “озерные”
Елена улыбнулась приближающемуся Гарму.
-Хорошо, целиться можешь, рука твердая. Но надо тренироваться, чувствуется, что еще не привык стрелять. – подняв чурбанок, она продемонстрировала оборотню места, куда попали его пули. Одна (кажется, что была четвертая, содрала кору почти рядом с боком деревяшки), остальные были намного ближе к центру.
-Второй тур? – с энтузиазмом спросила девушка, воодушевление у нее вызывали не сами соревнования, а то что они могут чему-то научится друг у друга.
Стрельба по летящим целям Елене удалась блестяще. На отработку этого навыка она потратила ой как много времени. Да и на практике мишени очень редко оставались неподвижны, вернее практически никогда, а наоборот активно перемещались, всеми силами мешая в них целиться.
Перезарядив револьвер (привычка - не оставлять оружие разряженным), она приготовилась кидать «птичек» для оборотня.
Да, если первая часть испытаний была пройдена с честью, то во второй вервольф горел как швед под Полтавой. Глазомер глазомером, а опыт опытом, и этого самого последнего как раз и не хватало катастрофически. Чертовы деревяшки хамили самым злостным образом и никак не хотели подставляться под пули, демонстрируя ненормально развитое чувство самосохранения, обычно кускам мертвого дерева совершенно не свойственное. Лишь после того, как третья из них язвительно брякнулась на землю, ни на сантиметр не отклонившись от заданной траектории, оборотень, что называется, немного "пристрелялся" и снял-таки четвертую и пятую в полете. А вот шестая снова уперлась, чем и подвигла оборотня на совершенно противоправные действия - против правил, то бишь, - и уже почти на излете вдруг резко ушла в сторону и покатилась по траве предательски отсвечивая торчащей из ее деревянного бока оплетенной толстыми шнурами рукояткой. И тут же  была хладнокровно добита в упор подошедшим к ней оборотнем, успевшим ради такого дела дослать в опустевший барабан один патрон и коротко сие действие пояснившим -Контрольный. По завершении расправы  Гарм чистосердечно покаялся в применении несанкционированных видов оружия, кару в виде дисквалификации с потерей всех результатов признал справедливой и безропотно согласился понести назначенное наказание в виде купания в озере ( хотя сама мысль, что погружение в холодную чистую воду в условиях усиливающейся с каждым часом жары можно преподать в статусе наказания, показалась ему довольно забавной )
Слышь, а в условиях-то не оговаривалось, в каком виде в озеро лезть - внезапно подал голос Зверь, все это время напряженно внимавший происходящему и недоумевающий - как же так, вот он наконец вырвался из города - и почему-то все еще продолжает сидеть взаперти... Не то чтобы Зверь готовился выразить протест как-то неприемлемо активно, но уже начинал заметно нервничать.  И вервольфу его идея, честно говоря, показалась довольно привлекательной.
Уже на самом берегу Гарм остановился и повернулся к Елене
- А… купаться то как – обязательно в таком виде? Или можно в более… комфортном? - глаза лукаво вспыхнули и вопросительно посмотрели на охотницу
"В комфортном?"-недоуменный взгляд, Елена сперва не поняла, что имеет в виду Гарм, а потом ответила:
-Да, конечно..о экипировке, а так же виде в условиях ничего не уговорились. Можешь выбирать по своему усмотрению
Она чуть помолчала, точно бы не зная, как сформулировать свою мысль и какая реакция будет оборотня на ее заявление. Елена подошла к молодому человеку, легонько дотронулась до щеки рукой:
-А мне можно посмотреть?
Оборотень удивленно посмотрел на девушку
( … она что, действительно никогда не видела, как это происходит?... – да может и видела… только ей, наверное, было некогда рассматривать… )
- Конечно… если хочешь…
Гарм подошел к берегу, разделся и сложил одежду и оружие на траву. Затем сосредоточенно опустился на корточки, чуть уперевшись в землю кончиками пальцев и склонив голову к груди, и привычно расслабился, ощущая, как по хребту пробегает знакомая горячая дрожь. Давно уже минули те времена, когда человеческое тело судорожно каменело в тщетной попытке противиться трансформации, заставляя его слепнуть от боли, в то время как мощные невидимые руки  деловито выворачивали дрожащие от напряжения суставы, смещая и вылепливая их сообразно звериной анатомии. Теперь, не встречая ненужных преград, процесс проходил очень быстро и практически безболезненно. Особенно сейчас, когда не было никакой нужды в спешке… Полуприкрытые, наливающиеся звериной желтизной глаза расфокусированно смотрели в землю. А тело преображалось, покрывалось угольно-черной шерстью, сдвигалось и скользило, меняя очертания и форму … трансформировалось.
Примерно через десять секунд широкая черная голова повернулась к Елене, и в лицо девушки пытливо глянули холодные янтарно-желтые глаза.
Девушка сдержала себя, а ей хотелось подойти к оборотню, положить руку на спину, ощущать, а не только видеть изменения, происходившие в нем..Это не было страшно или отталкивающе, это просто было. Громадный волк-это был ее Керн, хоть и выглядел он абсолютно по иному. Елена сидела на коленях, так что глаза ее и зверя находились практически на одном уровне.
-Керн-тихо произнесла она, протянула руку с раскрытой ладонью в его направлении, и когда зверь подошёл ближе, погрузила пальцы в густую чёрную шерсть. Она уже касалась его в облике волка-тогда по дороге от разрушенной церкви в гостиницу, но сейчас это было по иному. Охотница хотела понять эту другую ипостась своего возлюбленного, принять его. Ей это было трудно....очень трудно, оборотни ей почти не встречались, а если и встречались, то в битве...они умирали от ее руки. Тренированные годами инстинкты вопили: "враг!", но сердце говорило совершенно иное. Елена опустила руки на колени, склонила голову, волосы упали, закрывая лицо.
Сидящий на берегу зверь еще несколько секунд не сводил с Елены немигающего взгляда. Чуткие волчьи глаза безошибочно уловили среди красок ее эмоций знакомую тень, упавшую на любимое лицо – отторжение, “чужой, не такой, враг!”. Треугольные уши дернулись и чуть прижались к голове…и снова медленно развернулись к сидящей напротив охотнице. Зверь поднялся, чуть тряхнул мощным загривком и тихо подошел к девушке. Отвел мордой волосы, закрывшие ее лицо, и легко задев гладкую щеку короткой бархатистой шерстью, снова заглянул в глаза – эй, ну что ты?... посмотри на меня - это я, все нормально… ну?...
Глаза, смотрящие на нее были знакомые, именно такие были напротив в пылу страсти их первой ночи (вернее утра).
-Я знаю, что это ты, знаю...просто до конца еще не привыкла - - она легонько погладила волка по загривку. "Прекращай это, а? ты что не понимаешь, что своим поведением причиняешь ему боль? или тебе нравится издеваться над его чувствами?"-внутренний голос был как всегда "милым".
Девушка улыбнулась оборотню, улыбка была хоть и легкой, но естественной:
-Вот теперь я и не знаю, что мне нравится больше...твои волосы...или шерсть!-руку погладила густой мех оборотня.
И вообще кто-то должен искупаться! - голос нарочно-возмущённый.
Зверь полубоком отскочил от девушки, из приоткрытой пасти вырвался полузвук-полувздох, словно волк хотел что-то сказать – ахха – и, мигнув золотистым глазом, развернулся и пошел к воде. Солнечные лучи заиграли на блестящей густой шерсти, выхватывая из угольной черноты боков небольшие серые подпалы. Погрузив передние лапы в набегающие на берег волны, зверь снова остановился, коротко повел над водой головой, оглянулся на девушку… и вдруг, широко улыбнувшись во всю пасть, помчался вперед огромными скачками, вспарывая водную поверхность фонтанами пенистых брызг – и поплыл, плотно прижав уши к голове и вытянув вперед черную морду. Сделав небольшой круг  ( все купание заняло от силы минуты три-четыре ) волк, тихо отфыркиваясь, снова повернул к берегу. Озеро как-то неохотно отпускало своего нового знакомого, сбегая со звериной шерсти шумными водопадами и оставляя на боках волка свои визитки - крохотные зеленые зонтики ряски. Поднявшись на берег, зверь уперся было широко расставленными лапами в землю, собираясь отряхнуться и избавиться от всех этих мокрых излишеств … Но тут его глаза наткнулись на Елену, ожидающую его возвращения  выше по берегу. Волк замер. А через секунду мокрая зверюга, щедро раскидывая в траву целые россыпи бриллиантово вспыхивающих брызг, мчалась прямиком к девушке; судя по выражению на довольной разбойничьей морде - с явным намерением устроить ей освежающий душ
Елена рассмеялась: -Нет, Керн, нет! только не это! .Девушка выставила руки вперед, что бы защитить лицо от воды.
-Намокнуть должен только ты!-хотя разгоревшийся день и принёс жару, но сама бы охотница в озеро окунуться бы не хотела.
Волк мчался прямо на Елену, но в последний момент резко свернул в сторону и пролетел мимо, обдав ее холодной водяной свежестью. Затормозив, развернул к девушке улыбающуюся морду - что, испугалась? ладно, уговорила, не буду   Отбежав от нее на несколько метров, волк наконец с шумом отряхнулся, на мгновение превратившись в серебристо-черное косматое облако. Густой подшерсток не дал воде добраться до звериного тела, но остевые шерстинки намокли отменно и после такой специфической сушки встали дыбом, придав волку воинственный взъерошенный вид. Зверь поднял морду, блаженно щурясь на солнце - горячее и такое-же золотисто-желтое, как его глаза, - и, легко вздохнув, снова сел на задние лапы, приготовившись к обратной трансформации. Он бы сейчас с удовольствием промчался по лесу километров этак дцать, рассекая грудью высокую траву и папоротники и бесшумной темной тенью перескакивая через поваленные стволы... прошел по следу и нашел его хозяина, и подарил бы ему короткое, но очень насыщенное знакомство - может быть, конечно, не самыми приятными эмоциями, но уж зато последнее в его копытной жизни - точно... Но для Елены все эти радости волчьей жизни были закрыты. А значит и для него - тоже... во всяком случае, пока они вместе.
Волк сел на задние лапы и начал трансформироваться... только теперь уже все происходило в обратном порядке.
Оборотень поднялся на ноги, закинул мокрые волосы назад и, спустившись к берегу, начал быстро одеваться.
Елена откровенно любовалась оборотнем, он совершенно не стеснялся своей наготы, идя к разложенной одежде (хотя почему они должны стесняться друг друга?-совершенно не должны!).
-А зачем так быстро назад? это же утомляет....или я ошибаюсь?
Охотница неожиданно спросила:-А сколько лет тебе было? Ты не сказал....
- Нет, не утомляет... ну, хотя, смотря кого... Все дело в тренировке,
- завершил оборотень и подмигнул Елене, застегивая пряжку ремня.
А вот второй вопрос был совершенной неожиданностью. Пальцы вервольфа, в этот момент застегивавшего пуговицы на рубашке, на несколько мгновений замедлили свои движения, а сам он коротко задумался... мысленно перебирая даты, цифры... события... В голове неожиданно всплыл далекий, на самой грани слышимости, словно гудок теряющегося в тумане парохода, призрачный низкий голос “Керн, чертов сын, ты куда трубку потащил!? Найду в карманах хоть крошку табака – неделю стоя спать будешь, так и знай!” Сэр Герберт Дэниэл Стоун был человеком добрым, справедливым, и великим мастаком рассказывать всякие интереснейшие истории на ночь у камина. А еще он был человеком своего слова, то есть, если что-то обещал, то непременно это выполнял с похвальной точностью. Надо ли объяснять, что крошки табака были таки обнаружены в самое ближайшее после вынесения предупреждения время и что из этого вышло… К сожалению, сэр Герберт оказался еще человеком и недолговечным, ибо хватило его лишь до 29 декабря1864 года, и ни днем больше ( именно тогда в голове 9-летнего экс-внука впервые зародились крамольные мысли – а так ли уж совпадают слова, вещаемые на проповедях поселковым священником, с тем, что происходит на самом деле… потому что ну никак не мог никто из семьи попросить у Святого Николая на Рождество такого страшного подарка. Что касается самого Керна, так он просил себе набор  Настоящих инструментов, чтобы наконец-то завершить тоннель Дружбы, который они уже третий день рыли под забором в дальнем конце двора на пару с соседским псом – каждый со своей стороны ). И то, что произошло в семье Стоунов в следующем году, деда, Стоуна-старшего уже не коснулось совершенно. Так что, возможно, он и не прогадал, не переступив порог 1865 года.
Оборотень  вынырнул из воспоминаний - и продолжил свое занятие
- Десять, - Гарм коротко посмотрел на девушку
Быстро застегнув последнюю пуговицу, он подошел к Елене и опустился рядом с ней на траву, любуясь переливами жидкого темного пламени, которым наполняло сейчас яркое полуденное солнце карие глаза на родном, обрамленном густыми черными прядями лице.И почему-то именно в этот момент в голове обозначилась  и четко проступила мысль, которая уже давно жила в подсознании, но не давала себя прочесть – только чувствовать: какие же они, в сущности, с ней одинаковые – оба охотники, убийцы… только немного разных – нет, даже не видов – разновидностей… которые разделяет всего один шаг. Очень короткий шаг. Который они оба никогда не сделают.
-Хоороошоо - она подставила лицо жарким лучам, жмурясь как кошка: -Главное, что бы не обгореть, а то я же редко бываю на солнце, чаще необходимо ночами бодрствовать, а тогда совсем другое светило на небе.
Елена посмотрела на Гарма, придвинулась еще ближе, обнимая за пояс.
-Ты слишком поспешил одеться…а ведь такой жаркий день-пальчики пробежались по шее, погладили кожу у ворота рубашки, спустились ниже до первой пуговицы, ловко выпустили ее из плена петельки.
- Что? тебе жарко? - оборотень скользнул взглядом по изящным пальцам, ловко вносящим в его обмундирование свои коррективы, посмотрел на сидящую рядом девушку... обнял ее за плечи и притянул к себе
- Слишком много солнца? - прищурившись, Гарм поднял глаза на маленький золотой шар, висящий в безоблачном, побледневшим от жары небе, и заливающий мир потоками горячих лучей, - сейчас исправим... Погасить? Хочешь?
Внезапно оборотень обхватил ее обоими руками и, крепко прижимая к себе, повалил на траву, приняв вид ну оочень грозный и зловещий, моментально внушающий одну очень здравую мысль -  не испытывать судьбу и признаться сразу
- Хочешь? Признавайся!
-Да…Хочу… - вот только слова Елены относились отнюдь не к светилу... Когда он был настолько близко и тесно, думать связно о чем-либо постороннем было трудно. «Какие небесные тела, если сейчас она желает только добраться до его кожи, ощутить его, вдыхать запах, пробовать язычком и губами его не вкус?»
Добравшись до шеи, она прикусила ее зубами...Почему-то сейчас хотелось именно так.
Грубая сила порождает грубую силу, непреложная истина… хотя эта сила на самом деле была вовсе не грубой ( ну, может и была… но только внешне ) а очень даже  нежной и осторожной. Но правило есть правило, и сработало оно незамедлительно… и довольно чувствительно, надо сказать
- ! – желтый искрящийся глаз пронзительно глянул на Елену, нашедшую момент самым подходящим для продолжения увлекательных экспериментов в области “не зьисть, так хоть понадкусать”, - грязные приемчики, мадемуазель… Не боишься когда-нибудь слишком увлечься? – и тут же с улыбкой закрыл ее рот губами, совершенно лишив девушку всякой возможности ответить на этот актуальный вопрос
Тем временем руки оборотня ловко разделались с пуговицами Елениной рубашки и медленно заскользили по горячей шелковистой коже, лаская ее бока и живот.
Проблемы солнца были совершенно забыты. Конец света откладывался на неопределенное время.
А время и правда стало очень неопределенным…Тревожный звоночек: «А ты знаешь, как легко вас убить сейчас!» тренькнул и умолк. Наверное, это было все-таки безумие: так увлечься друг другом, не замечая остального мира…Сплетение тел никак не походило на «древнее гимнастическое упражнение», в этом было неистовство разбушевавшийся стихии. Елена касалась губами, зубами его губ, шеи, груди, плеч, подставляя так же себя его поцелуям: «Керн, как же я хочу быть с тобой всегда….не хочу никаких преград между нами»




РУ Новости

Little-Known, Highly-Rated movies. Find the perfect movie for your mood!

Download antivirus software from the site "Defence For Me" now!


ролевая игра