Ролевая игра «По ту сторону»

 

 

 

 

 

 

 

Содержание:

 

 

 

 

 

© «Перепечатка любых материалов сайта как в сети, так и на бумаге и их коммерческое использование запрещена и преследуется по закону.»
Главная » Истории и хроники » Гарм » XIV.4. Озеро.Шторм

XIV.4. Озеро.Шторм

Гарм, Елена

Наверное, Елена, оплетающая его словно живая горячая лиана, слишком резко и слишком не вовремя двинула рукой... А может быть, он сам, совершенно ослепнув от их огромного, единого желания, на мгновение забыл про осторожность... Кто знает. Да и много ли надо острому волчьему клыку, оказавшемуся слишком близко от непрочной человеческой плоти?...
Так что сам момент поворота их судьбы вервольф пропустил совершенно. Сигнал поступил уже лишь несколькими секундами спустя, коснувшись разгоряченных губ Гарма чем-то посторонним и совершенно неуместным. Знакомый солоновато-медный привкус... ВКУС КРОВИ. Он прорвался в сознание как нашатырь, разом разогнав жаркое марево страсти и вернув окружающий мир во всей  пронзительной отчетливости, в этот момент показавшейся зловещей.
Оборотень несколько секунд потерянно смотрел на глубокий короткий порез, багровеющий перед его глазами на обнаженном плече Елены; тоненькая струйка крови, лениво сбегающая в траву - темная, почти черная на фоне нежной светлой кожи... Оборотень быстро поднес руку к губам, в последней отчаянной надежде - ветка? осколок стекла? Нет. На руке остались следы крови. Крови Елены.
Рука опустилась, взгляд оборотня медленно поднялся к глазам девушки. Что в них было? - вина? отчаяние? боль за самое любимое существо, в котором он только что убил то, что оно так ценило и чем так гордилось? Да… Но сейчас, в первые секунды после катастрофы, все это  было придавлено и погребено под огромным, оглушающим осознанием того, что он только что натворил.
Недоуменный взгляд, она сперва не поняла, что произошло: увлекшись она даже не почувствовала боли...Но кровь на губах Гарма...девушка медленно перевела взгляд на свое плечо, рука как бы неуверенно касается раны. Осознания того, что это ее кровь приходит только сейчас...
-Ай! - неуверенно...она это и правда ощущает?
-Керн...это....--голос девушки тих и глух. Ладони охотницы упираются в грудь оборотня, отталкивая. Она выскальзывает из-под него, встает, держась за порез на плече, из которого все еще продолжает сочиться кровь.
Оно происходит всегда?-"заражение", "превращение"-эти слова Елена произнести не может. "Нет! этого не может быть! я не могу стать оборотнем!"-беспорядочно-паникующие мысли. Она просто стоит практически не шевелясь, надавливая на порез, что бы боль, такая не ощутимая вначале, а сейчас проявляющаяся как пульсирующе-горячее ощущение, отрезвило ее и на дала впасть в добротный шок или того хуже в безобразную истерику.
Оборотень отстранился под отталкивающими руками выскальзывающей из-под него  Елены, и несколько секунд смотрел на нее, стоя коленями на траве, затем тоже поднялся на ноги.
- Да…
Голос прозвучал как-то сипло, словно он только что проснулся после жестокой попойки. Оборотень коротко прочистил горло и повторил уже твердо
- Всегда.
Побледневшее, словно выцветшее лицо… Шок, самый настоящий шок, еще не настолько сильный, чтобы накрыть с головой, но очень, очень близко к тому… Сейчас главное - удержать, не дать в него соскользнуть. Потому что в этом дерьме бывает и тонут, приятель. И виноват в этом будешь ты, понял?
Оборотень шагнул к девушке, стоявшей в паре метров от него и зябко сжимающей пораненное плече; совершенно не представляя, какая за этим последует реакция. Даст ли к себе прикоснуться? устроит ли качественный прием в штыки? Сейчас было возможно все. Но оборотень не был склонен к утопизму и более вероятным в сложившейся ситуации ему почему-то представлялся именно последний вариант… Что ж, если так, значит, это будет первое из всех “Должен” и “Обязан”, возникших после того, как они перешагнули эту черту.
Гарм осторожно, чтобы не причинить новую боль, обнял девушку и привлек ее к себе. Молча. А что сейчас можно было сказать? Потом, немного позже, когда сойдет волна первого потрясения
Руки Елены скользнули по обнажённой спине оборотня...но почему ее пальцы сжимают ножи с посеребрёнными лезвиями, которые обычно покоятся у нее на предпрелечиях? Лезвия прочертили полосы на коже оборотня, пуская кровь.
-Нет!-она сама не знает чего отрицает, это факты, на которые она хочет закрыть глаза...
-Не хочу-теперь ладошки опять упираются оборотню в грудь. отстраняя...
зачем?-разумом она, возможно, понимает, что то случайность..но все чувства..они протестуют:" Он притворялся! он просто притворялся, что любит тебя!"
Непроизвольно Елена оскаливает зубы, не понимая в этот момент, что ее возмущение похоже на рык, на рык зверя.
Вот оно, началось... Волна первого потрясения схлынула на удивление быстро. Следом пошел второй вал – яростного неприятия случившегося. Хотя второй он только по счету, а так больше тянет на девятый. Так оно, наверное, всегда и бывает. Теперь главное – не дать ему смыть все к чертовой матери, оторвать ее и унести за горизонт. Унесет сейчас – значит уже навсегда.
Движение Елениных рук – в первый неуловимо короткий момент было до боли похоже на попытку обнять, как она всегда это делала… Именно – в первый, и именно до боли. Продрало вдоль позвоночника так, что сразу стало ясно – в приступе ярости Елена пустила в ход свои любимые серебряные коготки. Но оборотень в тот момент не почувствовал и половины происходящего со спиной, было не до того; Гарм крепко прижимал к себе вырывающуюся девушку, и это было не самой простой задачей – удержать ее и при этом не причинить боль, потому что билась она яростно, так, словно обращение уже произошло и это уже была не женщина, а попавшая в силки волчица, скалящая на врага острые белые клыки… На врага? Выходит, снова врага…  Отчаянное неистовое “зачем?!”… этим все сказано.    Слабо ответить ей правду, а, капитан? Так, чтобы она поняла, что это правда?    Ехидна чертова. Хоть бы сейчас помолчал…
Оборотень продолжал прижимать Елену к груди, говорил ей что-то успокаивающее – что, и сам плохо понимал, да и не столь важно это было в те минуты, потому что слова вряд ли доходили до ее бушующего разума, только голос и то, как он звучал
Наконец девушка стихла, прекратив свои отчаянные рывки и подалась вперед, прижавшись лицом к плечу вервольфа – то ли просто устала, то ли начала возвращаться в реальность… пока было непонятно. Оборотень еще несколько мгновений продолжал прижимать ее к себе, гладя по затылку и обхватив второй рукой тяжело поднимающуюся девичью спину… потом руки расслабились.  Он немного отстранился от Елены, заглядывая ей в лицо, осторожно убрал налипшую на ее щеку темную прядь. Вот сейчас, наверное, были все шансы получить добавочный по физиономии – Гарм где-то внутри был готов к такой реакции… но где-то очень глубоко, размышлений о подобных нюансах сейчас совершенно не возникало.
… Усталые глаза… потухшие. Боль от этого зрелища была в тысячу раз сильнее той, что жевала сейчас порезанную спину.
- Елена… послушай… Я понимаю, что ты сейчас думаешь: “ Сволочь, змей подколодный, обманул, задурил голову, а сам подкрался и ужалил, гадина” … Думаешь? Думаешь, вижу… Но подумай… просто подумай… ты же сама уже ответила на свой вопрос – “зачем?” - не верит… по глазам видно – нет тебе больше веры; свинцовая тяжесть заползала в грудь, подкатывалось к самому горлу, наполняя собой сердце и голос, - Зачем мне это надо, в самом деле? И, в конце концов, зачем бы я стал ждать? Почему именно сегодня? Тысяча возможностей… вчера, позавчера…
- Не веришь… - после короткого молчания, не вопрос – безнадежное утверждение.
Оборотень тяжело вздохнул и посмотрел на их рубашки, лежащие рядом на траве – почти одинаковые, только одна больше, другая меньше…
- Как хочешь. Я все равно не оставлю тебя теперь одну… тем более – после этого…
Он отпустил девушку, шагнул в сторону и подобрал обе рубашки.
После "взрыва" чувств девушкой овладело спокойствие, более похожее на отрешённость. Забрав рубашку из рук Гарма она оделась, быстро, но без лишней суеты. Подобрала уроненные кинжалы, закрепила на предплечьях, поправила "клинки небес" на поясе, револьвер. Мелькнула мысль: "А можно перезарядить серебряными....одна пуля, и не буду больше оборотнем...вообще никем не буду...малодушная дура!...это самый большой бред, который ты могла придумать!"
Быстрый взгляд на одевающегося мужчину:
"А ты веришь, что это просто с-л-у-ч-а-й-н-о-с-т-ь???? Может ему захотелось сделать тебя до конца своей?...не знаю...не знаю...не знаю"
-Сколько до полнолуния? - голос совершенно холодный, на Гарма она не смотрит.
Оборотню словно залепили снежком в ухо – столько холода было в задавшем вопрос голосе
( … что-то быстро ваша любовь закончилась… как туман – стоило дунуть ветру покрепче, и все, развеялась… кстати, знаешь что такое “либидо”? - ЗАТКНИСЬ!... )
Оборотень бросил на девушку внимательный взгляд – и медленно отвернулся
- Месяц…
Гарм покрутил рубашку в руках. Спине было мокро и горячо, одевать прямо на все это дело не годилось. В Лондоне не принято расхаживать в таком виде, словно ты только что побывал на бойне с очень скользкими полами… во всяком случае, пока не принято. Оборотень закинул рубашку на плечо и, прищурившись, посмотрел на озерную гладь – все такую же спокойную и красивую, но теперь смотреть на него было тяжело, как на что-то.. оскверненное ( … брось, это озеро, ему плевать... а вот кто-то здесь действительно считает себя оскверненным …   - да заткнись же наконец…  - как скажешь… змей ) внутренний голос цинично усмехнулся и замолк
Оборотень снова посмотрел на Елену, хотел что-то сказать – но вместо этого сказал совершенно другое
- Пойдем отсюда...
- Идем,
- кивнула девушка, оставаться здесь у нее сил совершенно не было. Она чуть замешкалась, а Гарм прошел вперед, и тут охотница увидела его спину. Две глубокие кровоточащие борозды от серебряных кинжалов проходили через всю спину: будь то обычные ножи раны начали бы уже затягиваться...но они были оставлены серебром...
-Керн, - она догнала оборотня, ладошка легла на плечо, останавливая его.
-Надо что-то сделать с твоими ранами, - сейчас все чувства отступили, кроме осознания того, что ее Керну больно, что сейчас ему чертовски больно, и это сделала она!
Оборотень остановился и обернулся к Елене
- Ранами?... Черт, а я то думал – крылья режутся… - сказал он с досадой
И тут же мягко приобнял девушку за плечи
- Ерунда, не бери в голову… идем.
И взяв ее за руку, пошел дальше
На самом деле, услышав обеспокоенный голос и почувствовав прикосновение горячей ладони, вервольф чуть не взвыл и с трудом удержался от желания с размаху приложиться лбом в ближайший ствол дерева, потому что если что-то здесь и нуждалось в срочном наложении швов, так это не всякие царапины ( все, что не валило с ног, автоматически причислялось к категории царапин большей или меньшей степени тяжести из разряда “ахренснимсамозаживет”, коим уделять слишком пристальное внимание – много чести ), а чья-то душа, которую он должен был беречь как зеницу ока, а вместо этого отдал на растерзание случайности, собственной неосторожности и в результате устроил ей полный моральный дефолт. Гарм чувствовал себя последней сволочью. Спасло деревья от подобных измывательств лишь довольно приличная удаленность ближайшего из них от места событий да четкое понимание того, что вышеописанное зрелище  вряд ли как-то поспособствует  восстановлению душевного равновесия Елены. ( Внутренний Сволочь тут же ввернул было что-то в том смысле, что он не знает как насчет душевного равновесия, но удовольствие от лицезрения она получит точно – и тут уж был так стиснут за глотку, что хрипя и ругаясь забился куда поглубже и уныло прижух.)
Вскоре оборотень и девушка скрылись за деревьями, и над пустынным берегом озера повисла сонная полуденная тишина.




РУ Новости

Little-Known, Highly-Rated movies. Find the perfect movie for your mood!

Download antivirus software from the site "Defence For Me" now!


ролевая игра