Ролевая игра «По ту сторону»

 

 

 

 

 

 

 

Содержание:

 

 

 

 

 

© «Перепечатка любых материалов сайта как в сети, так и на бумаге и их коммерческое использование запрещена и преследуется по закону.»
Главная » Истории и хроники » Гарм » XIX. Постфактум. ФонГрей.

XIX. Постфактум. ФонГрей.

Гарм, Елена, Нэт


…ранее власти человеческие представителей иных рас не видели в упор, а потому своим благосклонным вниманием их не дарили - ну, разве что по касательной, заодно со всеми прочими подданными Острова Пудингов. Теперь же, обнаружив свою промашку, повели себя совершенно стандартно - то есть, по своему обыкновению решили первым делом по возможности взять в оборот, а потом уже разбираться, что к чему и как с этим делом следует поступать. Рассуждая объективно, обвинить их в этом было бы несправедливостью -  знание обрушилось на неподготовленные человеческие умы слишком внезапно, соответствующая сложившейся ситуации линия поведения и политика пребывали в стадии разработки, а предпринимать что-то надо было срочно. В первые несколько дней в городе то там, то здесь вспыхивали беспорядки; растерянные и перепуганные люди собирались у здания Министерства и  требовали защиты, и мотивации их были столь же навеяны эмоциями, сколь и не лишены смысла - коль уж сама королева Великобритании пала жертвой каких-то адских тварей, то чего ожидать им, простым смертным, их детям, матерям, женам? И надо ли сомневаться, что газетные мастера вовсю размахивали своей бумажной продукцией, старательно раздувая первые угольки в костры, около которых можно неплохо погреть руки, и в большинстве своем не заботясь о том, что переусердствовать сейчас - пару раз плюнуть, и тогда уже огненного погребения не миновать всему Лондону, вместе с ними самими и их печатными цитаделями. Не получив от властей немедленного ответа, самые отчаянные из людей-горожан объединялись в группы и брали инициативу в свои руки, вернее, брали в руки оружие, а инициатива уже прилагалась сама собой. Подавить локальные уличные бои и остановить мутную волну мародерства и грабежей "под шумок" удалось лишь после вывода на улицы практически всех полицейских сил Лондона и специальных отрядов внутренних войск. В городе установилось подобие вооруженного нейтралитета хрупкого, как первый лед, и порой для того, чтобы его сломать, хватало одного неосторожного движения или даже необдуманного слова. А слов и движений в те смутные дни хватало в избытке.
Вот на этом фоне и прошла первая “постбальная” неделя клана. Оборотни обосновались в поместье Герцогини ( там же, естественно, находилась и Елена; произошедшее под занавес Кровавого Маскарада стало тем рубежом, что положил периоду их блужданий врозь конец, проиллюстрировав более чем наглядно, насколько  иллюзорен и насколько не работает подобный способ оградить любимое существо от опасности). Первые день-другой просто отлеживались, попутно анализируя ситуацию и строя план дальнейших своих действий. Первым делом было решено собрать Стаю, но попытки найти Зигфрида и Алирию не увенчались успехом - Ульфверенар и Фианна как сквозь землю провалились, и что с ними случилось - неведомо. Первый же визит в город, произошедший аккурат под вечер 30 августа сего года, ознаменовался первой из длинной цепочки последующих встреч с патрулями, зорко блюдущими выполнение населением постановления о комендантском часе, продемонстрировавшей ярчайшим образом, что достигнуть понимания людям и зверям, испокон веков подчинявшимся лишь собственным законам, будет делом если уж не совершенно невозможным, то крайне сложным - в любом случае. Вы когда-нибудь пробовали подойти к паре идущих по своим делам волков и попытаться препроводить их в полицейский участок с целью разъяснения им их прав и свобод с точки зрения человеческих законов? Попробуйте. О результатах сообщат очевидцы. Те, кто выживет.
В общем, отношения оборотней с теми, кто отчего-то решил взять на себя роль наместников бога на земле, не поинтересовавшись мнением
всех объектов ее приложения, и без того то не отличавшиеся особой теплотой, испортились окончательно. Было свершено несколько рейдов по городским оружейным лавкам, поместье превратилось во что-то среднее между оружейным складом и основной базой круто поредевшей Стаи. В разрушенный замок возвращаться смысла не было –  во-первых, слишком далеко от Лондона, а сейчас вопрос мобильности стоял далеко не на последнем месте; во вторых, все ж таки это была здоровенная каменная дура, и проконтролировать ее в должной мере той численностью, которую они сейчас из себя представляли, не представлялось возможным; в третьих, не далее, как на второй день после смерти королевы по крайней мере половина Скотланд Ярда перебазировалась в его чертоги для проведения тщательнейшего расследования, и территория замка была оцеплена военизированными постами; вышибать же их оттуда сейчас было не самым удачным  временем.
Ежедневно ( и еженощно ) из поместья предпринимались вылазки в Лондон –   при таких раскладах первое дело - держать нос по ветру, а заодно, попутно, давать кому надо по мозгам, упорно  вбивая в эти самые непонятливые мозги  мысль, что пытаться манипулировать хищниками как небезызвестными копытными, имеющими обыкновение ходить гуртом  – значит искать на свою задницу больших  проблем…


3 сентября 1898 года. Светает...

- Почему нарушаете? Что, постановлений не читаем?   
Лошади, неспокойными темными силуэтами возвышающиеся вокруг двоих оборотней, беспокойно переступали, постукивая копытами, и всхрапывали. Чуяли. Седоки не всхрапывали и ногами не перебирали, но судя по лежащим на кобурах рукам и окаменевшим лицам, настроения в их душах царили примерно те же самые. Интересно, они в самом деле считают, что с лошадей их достать труднее, чем когда они на земле?...
- Удостоверение потрудитесь предъявить.
А вот это старшой совсем ошибся. Удостоверение можно и в участке проверить... хотя, конечно до него еще дойти надо... Но видимо, начальник патруля тоже что-то подсознательно чуял и решил не затягивать с развязкой; правда, виделась она ему определенно немного по другому - чем-то вроде стандартного задержания и препровождения для дальнейших разбирательств. Гарм в отношении экономии времени с патрульным был абсолютно солидарен и покладисто бросив
- Хорошо
без промедлений сунул руку за пазуху, за своим универсальным шестизарядным удостоверением, ставшим в последнее время самым неразлучным и верным его спутником. Проверять, чем занимается стоящий чуть сзади Нэт, не было никакой нужды - за последнюю неделю действия волков в подобных ситуациях достигли какой-то особенной четкости и слаженности…

------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Все это произошло за несколько часов до рассвета, на окраине Лондона, в нескольких милях ходьбы до поместья. Покинули место пересечения оборотней с конным патрулем лишь первые, да еще перепуганные стрельбой лошади, одна из которых уволокла за собой запутавшегося ногой в стременах седока - то ли труп, то ли полутруп, большой разницы не было. Остальные же четверо, и живые и мертвые, остались лежать на мостовой, тускло поблескивающей в свете редких фонарей своей мокрой каменной шкурой.
Уже у самых ворот ограды Гарм окинул окрестности быстрым внимательным взглядом – просто на всякий случай, в том, что никакого излишества вроде хвоста они за собой не приволокли, он был уверен на 100% - и шагнул вслед за Нэтом. Боковая дверца калитки бесшумно захлопнулась, пропустив вервольфов на территорию особняка, и тут же была замкнута  на запор. Если и были времена, когда поместье Герцогини встречало нежданных гостей распахнутыми дверями, то с некоторых пор они определенно закончились. И как всегда, первым делом взгляд вервольфа, быстро догоняющего бесшумно шагающего по подъездной дорожке собрата, упал на входную дверь – нет, все в порядке, закрыта…тонкая ледяная игла выдернулась из стукнувшего сердца и растворилась.
(… параноик…) – глухо буркнул внутренний советчик – (… в сейф ее засунь, придурок, ключ только смотри потом не потеряй...)
Дискутировать на эту тему с какой-то внутренней язвой оборотень посчитал ниже своего достоинства, и просто молча проследовал через прихожую следом за собратом, по дороге швырнув на полку свернутую в трубку Морнинг Пост, приобретенную у какого-то рискового и крайне юного газетчика, и вошел в гостиную. Свет не горел, но небольшой камин тихо светил большой грудой ярко-багровых углей – сразу видно, что жгли его почти всю ночь. Самой Елены в пределах видимости не обнаружилось. Наверное, спит где-нибудь на втором этаже… сходить проверить? Разбудишь еще… Поди, опять всю ночь не спала…
Оборотень вытащил из-за пояса два трофейных револьвера и положил их на стол.
- А что, Нэт, еще бы пару рук дополнительных отрастить, а? Хотя, конечно, лучше бы не отрастить а привлечь… А то оружия до хрена, а держать не более четырех выходит… - оборотень вытащил из кобуры наган и рассеянно его осмотрел. Почистить. Срочно. К черту, чуть позже. ( Раздол… - ПШЕЛ К ЧЕРТУ )
- Ладно, пока отдыхаем, - Гарм сунул револьвер обратно в кобуру и обернулся к Нэту, - Слушай, может, Мари тебе что-нибудь говорила – где она может кантоваться, кроме как у себя в хижине?
Целая неделя. Ни слуху ни духу. Оборотню это нравилось все меньше и меньше. Слишком часто на улицах находили неопознанные трупы. Слишком повысился спрос на серебряные изделия. С прилавков ювелирных магазинов с волшебной быстротой исчезало столовое серебро, все подряд, включая вилки, ложки и подсвечники. Золото, впрочем, тоже исчезало, но оно обычно исчезало вместе со всеми прочими ценностями, без учета материалов, а так же всей наличностью, имеющейся на тот момент в кассе.
- ладно, не появится - тогда еще завтра надо будет к ней наведаться...

-Дааа...отрастить было бы неплохо - устало проговорил оборотень плюхаясь в кресло перед камином и стягивая с себя ботинки - Только тогда мы были бы уже не волки, а скорее боги древнеиндийские, Шивы там и всё такое, - в последнюю неделю оборотень очень сильно пристрастился к чтению (ибо умудрился самообучиться): библиотека у Киры была просто огромная, а делать долгими днями было всё равно нечего. А первой попавшейся ему книгой как раз и был какой-то справочник по древнеиндийской мифологии (он, кстати, был заброшен на половине, уж больно нудно там была информация подана). Затем были ещё энциклопедии, брошюры, словари, какие то слезливые любовные романы, куча книг с неизвестной фамилией "Толстой" на корешке (написаны они были на непонятном языке сильно подозреваемым Нэтом на русский) Потом попался де Бальзак на французском (нужно ли говорить что за него Нэт так и не взялся?), Пушкин (тоже на русском наверное), Данте на английском, Жюль Верн (также на английском, "Детей Капитана Гранта" Нэт как раз сейчас начал читать)
-
А Мари...в лесу быть может, не могли же её убить так просто - пожал плечами Нэт -Во всяком случае она при первой же возможности с нами свяжется, я уверен
-
И может руки дополнительные в городе поищем? Наверняка оборотней в Лондоне больше троих - Нэт почесал в затылке и принялся освобождаться от собственной импровизированной "разгрузки"
- Поищем в городе... Только это днем лучше, чтобы вертухаи мэрские не сильно отвлекали... Черт, а то уже замотался удостоверение чистить...
Оборотень снова вытащил револьвер, положил его на стол, и на минуту вышел из комнаты. Вернувшись, передвинул второе из кресел к столу и, положив промасленную мягкую тряпку и инструменты на кусок толстого картона, уселся так, чтобы отсветы камина падали в его сторону.
- Ты б свое тоже в порядок привел, что ли.... уж отделаться сразу, пожрать и завалиться на пару часиков, - задумчиво проговорил он, выдвигая  барабан и вытряхивая патроны на ладонь; в красноватом свете серебристо блестнуло, - Ммааать... Слышь, я на этих засранцев драгмет потратил... Не из того кармана перезарядил. Вот черт...
Оборотень отложил патроны в сторону - два серебряных отдельно, четыре обычных - отдельно, разобрал револьвер  и принялся быстро и тщательно чистить части механизма. Шива... бог древнеиндийский... надо ж... Оборотень чуть усмехнулся и, не прекращая своего занятия, посмотрел на  Нэта
- Ты как, всю библиотеку уже перечитал, нет? - тонкая ветошь прошлась по каналу ствола, по патроннику, затвору - чисто. Оборотень смочил тряпку терпко пованивающим маслом и притупил к смазке.


Очнулась Елена уже в другом месте, из прежнего осталось только знакомо-незнакомое лицо молодого человека, который как-то странно на нее смотрел. Потом были разговоры, много разговоров. Новые люди и события с трудом укладывались в голове девушки. Шишка на голове сошла на удивление быстро, вот только воспоминания о событиях последних лет так и не желали возвращаться. С Керном Елена держалась чуть настороженно, так как сначала не могла понять, какие отношениях их связывают. Мужчина иногда уходил, оставляя ее одну, но всегда возвращался, а Елена каждый раз поражалась радужно-восторженному чувству, которое овладевало ей при его появлении. Известие о существовании оборотней и вампиров восприняла довольно спокойно, с интересом, не чувствуя враждебности к этим другим существам, сейчас для нее они стали такими же как люди, но с разными способностями, среди которых попадаются и хорошие и плохие. А вот когда Керн сказал о том, что он сам оборотень и она тоже, глаза девушки удивленно расширились. Она захотела посмотреть, попросила парня перевернутся, но за самим процессом трансформации не наблюдала - смутилась вида обнажённого тела. Но потом, общаясь с громадным черным волком, она абсолютно не стеснялась.
...Пальцы девушки погрузились в густую черную шерсть, Елена, сидящая на полу обхватила волка за шею, и тут с совершенной ясностью почувствовала, хоть Керн не говорил ей об этом...что она любит его, что улетучившиеся воспоминания - это мелочи, главное то, что она сейчас чувствует.
-Керн - больше слов не было, да их и не надо было....что обсуждать, если итак все ясно?...
Когда девушка увидела целый маленький арсенал оружия, то все не могла поверить, что это ее. Как-то задумавшись, она машинально стала чистить какой-то из клинков: привычные, заученные движения...
3 сентября
Проснулась девушка на рассвете, как будто почувствовав, что вернулись другие обитатели дома.
"Керн и Нэт..."-подумала она. Если с отношением к Керну она определилась, то в общении с Нэтом сквозил этакий холод (да если честно, они вообще не очень-то и общались). Одевшись и приведя себя в порядок Елена спустилась вниз.
-Доброе утро!-поприветствовала "соседей" девушка, зайдя в комнату. Она была в длинном сером "домашнем" платье. И о чудо! - совсем без оружия. Хотя это "чудо" случалось за прошедшую неделю намного чаще, чем за последний год.

-Драгметалла и так полно...а вот почистить..даа, пора уже давно - Нэт вслед за Гармом подвинулся поближе к столу, выложил на него собственные револьверы и вытряхнул патроны из барабанов обоих. Чистка оружия не была его любимым занятием и делалась она обычно вот с такого вот мягкого "пинка" собрата. Руки работали уже почти на автомате смотреть не перепутал ли ты чего нужно было только после завершения очередной стадии разборки/чистки/смазки/сборки.
Вопрос про библиотеку был почему то для Нэта достаточно смущающим, ему с чего-то казалось, что собрат не то чтобы и подшучивает над ним...ну в общем Нэт просто смущался когда его спрашивали о его читательских экспериментах и потому с удовольствием ушёл от ответа использовав для этого появление в комнате Елены.
-
Доброе- чуть-чуть суховато отозвался оборотень
- Сейчас - полно, - равнодушно согласился оборотень, - Только скоро, я так думаю, с этим делом туго станет.
Барабан, заполненный патронами, с легким металлическим щелчком встал на место
- С оружием по любому скоро прижимать начнут... если уже не начали. Вон, у Гичина второй день уже закрыто... ну, тот дед, у которого мы перед всей этой свистопляской отоваривались, - уточнил он, припомнив, что оружейник и Нэт представлены друг другу не были и фамилия почтенного торговца собрату вряд ли о чем-нибудь скажет, - А рагентум-классом здесь, по-моему, только у него разжиться можно. Хотя...
Перед глазами промелькнул образ неприметной деревянной двери, затерявшейся среди обшарпанных закоулков не самой светлой части Лондона. Заскочил Гарм туда случайно и временем на подробное ознакомление с ассортиментом не располагал, однако и то, что он успел увидеть, наводило на мысль, что при более пристальном рассмотрении в тесной лавчонке с маленькими пыльными окнами можно обнаружить весьма любопытные вещички - до такой степени, что торговать ими где-нибудь на менее удаленных от центра и внимания слуг закона улицах возможным никак не представлялось.
- ... есть на примете еще одно местечко. Надо будет проверить... пока это бобби не сделали.
Наверху зашевелились, послышались приближающиеся шаги. Оборотень прервал процесс осмотра и подготовки на предмет чистки одного из трофейных револьверов,  поднял голову и  повернулся на звук голоса
(... а что, оно таким бывает, утро-то?...) - хмыкнул внутренний советчик, но оборотень на сей провокационный вопрос не отреагировал, наблюдая за спускающейся по лестнице девушкой. Сейчас, в длинном сером платье, почти сливающемся с мутными утренними сумерками, Елена здорово напоминала какую-нибудь миролюбиво настроенную фейри, вышедшую поинтересоваться, кто это не дает ей спать, когда ночь уже давно кончилась. Интересно, она сама замечает, как изменилась за прошедшую неделю?... Может, и нет - до полнолуния Зверь входит в душу и тело осторожно и вкрадчиво, на мягких лапах.
Гарм вздохнул и уже привычно подавил в себе рефлекторный позыв подхватить Елену на руки и расцеловать до смерти. Хрен, не можно. Интересно, кто из них в тот раз растерялся и смутился больше - сама Елена, или Нэт, выглянувший из прихожей поинтересоваться, по какому поводу шум?... Похоже, последний еще и заподозрил, что кто-то сотряс мозги гораздо круче, чем казалось на первый взгляд
- Доброе, доброе! Ну, как ты тут?
Елена устроилась на кресле возле Гарма, цапнула один из револьверов, чисткой которых занимался мужчина, принялась аккуратно и методично приводить оружие в порядок. Сама почти не удивилась своим действиям - уже приняла, узнала, к такой непроизвольной своей привычке.
-Хорошо, выспалась, чувствую себя великолепно - она улыбнулась Керну.
-А где вы были? - глаза взирали с живым любопытством, часть которого досталась не только Гарму, но даже не оч. дружелюбно настроенному Нэту.
-И вообще еды для завтрака купили? или на кухне еще что-то осталось? - мысль о завтраке показалась заманчивой, так что девушка поспешила поинтересоваться.
"Когда же я вспомню? По словам Керна из моей жизни выпало около 5 лет...почему так много? Ну почему же я не помню ничего?" - эти недоуменно-грустные мысли стали для нее обычным фоном.
- Керн, я уверен что будь на то необходимость ключик для Гичиновской оружейной мы найдём - хитро ухмыльнулся Нэт -а аргентума нам хозяин в благодарность за нахождение ключика сам отсыпет во всех возможных видах Револьвер удовлетворенно щёлкнув после чистки мягко лёг Нэту на ладонь, быстро зарядив в барабан  шесть обычных патронов оборотень принялся за осмотр того, в который обычно заряжал серебряные. На вопрос Елены подросток обратил внимания мало, просто от того, что не знал, что именно её нужно отвечать и сделал вид что крайне в данный момент занят.
Номер два находился в состоянии приличном вполне даже ибо не использовался с момента приснопамятного бала (правда когда он там использовался, револьвер не знал, что он - "номер два"). а после был со всей тщательностью вычищен и смазан.
Перегнувшись через кресло Нэт запихнул этот револьвер за пояс своего жилета-"разгрузки", подхватил его с пола, закинул на плечо, поднял со стола второй револьвер и встал с кресла
-
В подвале ещё много чего должно быть. Я посплю часок - оборотень двинулся к выходу из комнаты.
Гарм кивнул удаляющемуся собрату,  загнал в барабан два недостающих патрона, задвинул его на место и отложил револьвер на стол, после чего некоторое время сидел, наблюдая за женскими руками, привычно управляющимися с тускло отблескивающим тупорылым полицейским бульдогом.
- В городе были... Брось, перемажешься.
Оборотень подавил зевок и бросил рассеянный взгляд на быстро светлеющее окно. Насчет поспать - это хорошая идея... и не часок, а поболе бы... Гарм нагнулся, вытащил из-за голенищ клинки и положил их рядом с револьвером. По посеребренным лезвиям пробежала острая белая вспышка - здесь никакой возни не предвиделось, эти приятели так и пребывали в чистоте и невинности, как два младенца-близнеца, с самого момента своего приобретения. Впрочем, их черные братишки тоже были в пролете - сегодня вся работа досталась детищу братьев-бельгийцев, единолично.
- Сходи позавтракай лучше. Мы, наверное, попозже перекусим... Если на кухне ничего не найдешь - скажешь тогда, из подвала что-нибудь притащу
Но Елена не бросила оружие, пока не закончила чистить, с улыбкой она протянула его оборотню, случайно коснувшись пальцами его руки, от чего в очередной раз смутилась: от противоречия мыслей и ощущений.
Девушка встала, посмотрела на мужчину чуть склонив голову:
-Тогда я на кухню, может для вас с Нэтом приготовить что-нибудь интересное? -и это был не просто вопрос вежливости, ей действительно захотелось сделать это, особенно для Гарма, который терпел ее всю эту неделю, помогал и даже спокойно воспринял(как ей казалось, потому что своих чувств он не показывал, а ее утешал) то, что она его не помнит. Она улыбнулась еще раз, мило и чуть смущенно и вышла на кухню. Продукты все же так оказались. "Вооот, а я ворчала!Ну что ж, приступим.."
Кабинет Киры Нэтом в качестве спальни был окуппирован с момента понимания того, что в библиотеке спать всё таки не слишком удобно, а тащить туда в одиночку диван - излишне хлопотно и сложно. Быстро поднявшись на второй этаж к месту собственного обиталища и скинув оружие и жилет на небольшой журнальный столик рядом с кушеткой Нэт с удовольствием развалился на последней, лежать ьездейственно долго не получилось: сон почему то не шёл, а глаза наглым образом мозолили ранееупомянутые "Дети Капитана Гранта" и "Versions from Fyodor Tyutсhev" Чарльза Томлисона.
Решив, что не случится ничего страшного если он немного почитает перед сном Нэт с интересом уткнулся в предисловие Томлисоновской книги, затем  - в биографию Тютчева, а затем и в его стихотворения:

  MADNESS*

Where the earth is seered,
in the skys misty haze disappears,
in carefree gaiety
lives pitiful insanity.
..........
Beneath rays which burn,
digging into flaming sands,
his glassy gaze is turned
to seek things far above the land.
..........
Suddenly heТll leap, wary as a beast,
pressing his ear against the parched soil,
avidly sure some sound will reward his toil.
With mysterious pleasure his features are creased.
..........
He thinks he hears currents bubbling their mirth
as they course beneath the ground,
and he thinks itТs a cradle-song heТs found
as they noisily burst from the earth.
Револьвер перешел из рук в руки и лег на стол рядом со всем прочим арсеналом. Только лучше б она его сама туда положила, ей-богу… Опять ее передернуло, словно к чему непристойному прикоснулась. И винить некого – сам не досмотрел.
Как же –  не до того было, национального значения проблемы решал, на пару с Генрихом, с венценосной старухой возился… новых порядков захотелось, потрясателю мировых устоев недоделанному Вот теперь жри это  с кашей. Да рыло не криви – ласточке твоей сейчас только положительные эмоции прописаны
Вервольф поднялся и начал собирать разложенное оружие и инвентарь.
- Буду Вам премного благодарен, мисс! – прозвучало бодро, приподнято – на пять с плюсом
(… молодец, еще месячишко-другой потренируешься – и станешь этим… как там… самураем духа… если раньше харакири не сделаешь - Даже не мечтай, скотина … )
- Тебе помочь чем-нибудь?
Помочь ничем не требовалось, и Гарм направился вверх по лестнице, унося с собой свою огнестрельно-металлическую ношу. Тяжесть в руках, тяжесть внутри – в природе, твою мать, опять царило равновесие. Ладно, как-нибудь перемелется…
Переступив порог комнаты (в качестве места для дневных лежек оборотнем была избрана одна  из гостевых - в основном из  стратегических соображений, ибо располагалась практически у самой лестницы и позволяла наилучшим образом контролировать все, что происходило внизу, на первом этаже  – вернее, могло произойти), Гарм отправил револьверы и клинки в ящик секретера, отстегнул от ремня кобуру и ножны, затем скинул рубашку и снял наплечную кобуру (последняя отправилась на стул, стоящий рядом с кроватью). Прошелся по комнате, на секунду задержавшись у окна, чтобы  задернуть тяжелые ночные шторы; серый рассвет мгновенно превратился в густые сумерки. Скинув ботинки, оборотень свалился на покрывало и некоторое время лежал, глядя в темноту и постепенно соскальзывая в сторожкий, черный сон без сновидений.
Возилась девушка на кухне несколько часов, никогда еще так долго не занималась она едой, находя в этом какое-то успокоение, умиротворение. Количество блюд превысило то количество, которое способно съесть обитатели поместья раза этак в три, а бокалы и тарелки сверкали натертыми боками, Елена покинула кухню, поднялась по лестнице на второй этаж, сама не замечая, насколько бесшумно она передвигается. Она направлялась в свою комнату, но замерла на пороге комнаты Гарма, о чем-то задумавшись. А потом, почти не отдавая отчёта в своих действиях скользнула в полумрак спальни, остановилась, глубоко вдыхая воздух, перед глазами поплыли картины ночного леса, аромат травы, палых листьев, а так же зверя, большого сильного и такого привлекательного...Что-то внутри тянулось к этой неожиданно возникшей картине, два быстрых тихих шага в темноте, ощущение тепла рядом. Елена, хотя здесь, в сумерках, это была она и не она, ощущая раздвоенность, оказалась рядом со спящим. Руки прошлись по коже, но ощущения рук и кожи не было, а что-то мехового...Девушка потёрлась щекой о плечо мужчины, запах, чуть терпкий, почти неуловимый, но который хотелось поймать, так что бы он окружил ее всю. Ощущение волос, в которые уткнулась лицом, на грани слышимости звук, похожий то ли на мурчание, то ли на рычание. Во всем этом было мало человеческого. Не будь удара по голове, который частично усыпил Елену-человека, вряд ли бы до полнолуния Елена-оборотень настолько бы проснулась. Без трансформации тела произошло временное изменение в сознании.
Нэт резко, непонятно отчего проснулся и сел на постели, открытая книга лениво сползла с его груди я хрякнулась об пол. Удивлённо почесав голову и сонно оглядевшись по сторонам Нэт снова было улёгся на постель и закрыл глаза, но сон повторно не пришёл, решив, по-видимому, что сегодня он в компании Нэта провёл и без того предостаточно времени.  Поворочавшись немного и повспоминав нехорошими словами ушедшего морфея Нэт таки поднялся с постели и проследовал к окну. На вид на улице было что-то около полудня, желудок сказал примерно тоже самое.
Подняв со столика пистолет заряжённый серебром и отправив тот за пояс, под выправленную рубаху подросток неспеша и стараясь не очень шуметь (с каждым днём последнее у него получалось всё лучше и лучше)спустился на первый этаж и застыл в изумлении. Количество Еленой приготовленного поражало, как и съедобность и даже вкусность приготовленного. Удивляясь про себя где экс-охотница так наловчилась в готовке Нэт уселся за кухонный стол и подвинул к себе огромное блюдо яичницы с беконом.
Извне проступил сигнал, разом перещелкнув какой-то сторожевой тумблер и включив сознание в режим бодрствования. Быстрый анализ происходящего: запах? нет, хотя - сильный, но не он, в сторону... Шаги. Вот оно. Оборотень приоткрыл глаза, рука шевельнулась было, готовясь потянуться к висящей рядом кобуре - и тут же расслабилась. Шел свой; вернее - своя. Елена? Оборотень продолжал лежать неподвижно, со смешанным чувством удивления и настороженности наблюдая сквозь  ресницы за легким силуэтом, осторожно проскользнувшим в сумрак комнаты и на секунду замершим у кровати. Елена вела себя странно; вообще все происходящее было странно, даже сама манера ее двигаться, не говоря уже о том, что она вообще здесь сейчас оказалась - после того, как всю  неделю столь усердно избегала и отчаянно смущалась даже случайных прикосновений, словно какая-нибудь на редкость затюканная монашка. (... много ты понимаешь... не затюканная монашка, а воспитанная дама... - пробурчал внутренний советчик - надо понимать, сам много разбирался в монашках и светских дамах, и когда успел научиться то, паразит ) В первую секунду, когда Елена присела рядом с кроватью и потерлась о него, издавая странные урчащие звуки, в голове оборотня даже промелькнула было мысль, что его подруга сдвинулась окончательно, и лишь потом пришло понимание - Елены здесь нет; вернее, она есть, но это совсем не та Елена, с которой он познакомился и провел первую неделю своей лондонской жизни. От этого стало больно, как от потери старого верного друга; от этого стало немного страшно, что она никогда больше не вернется обратно; от этого нахлынула светлая горячая волна, потому что она снова была рядом, не важно, как именно ( а может быть наоборот - очень важно, но в ту минуту Гарм этого не успел осознать); от этого стало тревожно, что стоит ему пошевелиться, и он спугнет ее, и она вырвется из наваждения и снова убежит, испуганная и расстроенная, и можно будет потом разбить голову о стену, от того что все испортил, идиот такой, а сделанного уже не вернешь. И все это нахлынуло и закипело одновременно, так что впору было начать дышать горячим паром, что твой заправский паровоз. Но самым сильным, перекрывшим все остальные чувства, было одно - как же он по ней соскучился за это время... И к черту, будь что будет.
Оборотень протянул руку и осторожно погладил девушку по голове и плечам, запустил пальцы в густые черные локоны, щекотно скользящие по коже, второй рукой прикоснулся к ее щеке - молча, в комнате все так же висела тишина, нарушаемая лишь  легкими шорохами, так что было слышно, что Нэт проснулся и занимается чем-то внизу, далеко-далеко, за тысячу километров отсюда, на первом этаже.
Прикосновения, да это как раз именно то что сейчас требовалось, без мыслей, слов - только ощущения. Девушка лизнула щеку Гарма, потом шею. Она перебралась на него, оказавшись сверху, что бы быть ближе, что бы точек соприкосновения было еще больше. Довольное урчание стало чуть громче, звук произносили не губы и язык, а он зарождался где-то в горле. Глаза Елены сверкнули , мышцы на секунду окаменели, что бы потом перейти в вибрирующее состояние, волной дрожи прошедшейся по телу. Она потёрлась о него всем телом, с просыпающейся злостью от того, что чувствует какое-то препятствие, но зверю не дано было понять, что мешает одежда, потому что само это понятие ему чуждо.
Девушка замотала головой, что-то в происходящем было неправильно, не так как должно было быть по ее представлению. Рассыпавшиеся волосы мазнули оборотня по лицу. Пальцы, согнутые на манер когтей прошлись по груди Гарма, оставляя красные полоски.

Все-таки она подвинулась.
Гарм со все возрастающим внутренним смятением наблюдал за действиями Елены, болезненно поблескивающей в полумраке над его лицом по-человечески нечеловеческими глазами. Действия были неправильны, как с точки зрения волка, так и с точки зрения человека, и становились все более неправильными с каждой секундой. Что-то там у нее внутри перемкнуло, и вот этот еще не успевший толком сформироваться эмбрион, будущий Зверь, вслепую ломится прямо через неподготовленного, лежащего без сознания Человека в  неподготовленное и, естественно, ни в какую не желающее реагировать на приказы какого-то зарвавшегося чужака тело, требующего от него, тела, каких-то совершенно непонятных и немыслимых вещей. Надо ли говорить, до какой степени недовольны были оба ( совершенно не надо, ибо сие было тут же, ничтоже сумняшеся, продемонстрировано в натуре)
Ну, и зачем ты это сделала?
Царапины, оставленные хоть и довольно острыми, но всего-лишь человеческими ногтями, мгновенно затянулись,  в воздухе  повис  слабый, но отчетливый для волчьего чутья запах крови.
( ... так, спокойно, ты хочешь ей помочь или окончательно ее доломать?... )
Вервольф мигнул желтыми глазами и медленно выдохнул, словно ножом перерезав зарождающееся в глубине груди и уже готовое прорваться между клыков низкое, тихое предупреждающее рычание, которым доминирующий волк-самец призывает к порядку зарвавшегося собрата одногодка - "ты что это делаешь, приятель, очухайся, или давно загривок не мяли?" Сейчас это было самым неправильным изо всех возможных действий. Неправильным во всех смыслах. Сейчас  нужно говорить с Еленой, а не с тем, кто еще не родился и пришел до срока.
- Елена?... - желтый звериный янтарь таял и быстро исчезал из волчьих глаз, ловящих сверкающий взгляд озверевшей красавицы, - Лена, ты меня слышишь?
Оборотень понял руку и осторожно коснулся разгоряченной женской щеки, совершенно игнорируя грозный глас внутреннего советчика, уверявшего, что вот сейчас тут кому-то тут оторвут нахрен пару-другую пальцев, зубами, блин.
Но вопреки пессимистичным мыслям оборотня никто ему в руку не вцепился, девушка потёрлась щекой о подставленную ладонь, рассеяно моргнула, а потом легонько коснулась ее губами. Тело Елены расслабилось, так что охотница чуть не упала сверху на Гарма, в последний момент, девушка упёрлась руками о постель.
Заглядывая в глаза мужчине, Елена быстро зашептала:
-Керн, я вернулась...я помню, что было эту неделю...потом темнота, но сейчас я это я! Та, которой всегда была, та с которой ты познакомился...хотя нет, не совсем та, ведь течение жизни нас меняет...единственное, я помню как шла по коридору, но как я очутилась здесь с тобой, я не знаю...-она прервала поток слов, легонько коснувшись губами его губ, потом отстранилась, села рядом, взяв руку оборотня в свою.
-Прости...небо! ты же сам все понимаешь, я не могла не пойти, просто так легкомысленно подставилась...-грустно продолжила девушка, а потом резко перевела разговор на другое:
-Ну раз ты проснулся, пойдём! я там столько всего наготовила!
Вот так вот. Быстро и просто, словно перешагнуть черту, проведенную кем-то углем на полу. Там ее нет, а тут она уже есть, словно никуда и не отлучалась, а это он сам плутал по длинному извилистому обшарпанному коридору, заполненному смутными мелькающими тенями, а потом вдруг толкнул дверь и вышел на крыльцо, залитое ярким горячим солнцем. И солнце еще  грустно что-то объясняло, вроде как оправдывалось, почему оно куда-то исчезло на целую неделю. С ума сойти...
(... нет, уж ты воздержись как-нибудь...) - тут же влез внутренний советчик, в свете последних событий начавший воспринимать все как-то уж очень буквально, на каковое заявление ответа, естественно, не удостоился
- Идем
Оборотень поднялся и сел на кровати рядом с Еленой; что, просто вот так вот сел рядом? Да нет, естественно, это тоже было бы совершенно неправильно и невозможно. Через секунду Елена уже полулежала в нежных, но бескомпромиссных объятиях, не имея никакого шанса что-либо возразить, даже если бы ей и пришло такое неожиданное желание, так как  то, что обычно люди используют для выражения несогласия с , было занято более уместным и несомненно более приятным делом. Оторвавшись наконец от Елениных губ, Гарм зарылся лицом в густые душистые волосы, прижав ее к себе еще крепче и каждым сантиметром кожи ощущая теплую близость, которой так не хватало эту проклятую неделю.
( ...тише, не заломай, ты, медведь... ) - буркнул внутренний советчик, похоже, не на шутку раздосадованный постоянным  игнором в свой адрес
Гарм  с тем, что он медведь, был не согласен, но девушку все же отпустил  и поднялся с кровати. Рука сама, уже не дожидаясь команды от головы, сняла со спинки стула и укрепила наплечную кобуру (заметил, уже застегнув крепление, и покосился на Елену - та, вроде, отреагировала вполне спокойно), затем столь же быстро была одета и застегнута рубашка
- Идем!
Оборотень подал девушке руку, помогая подняться с кровати, и вышел вслед за ней из комнаты.
Вид того, что творилось на столе, несколько ошарашил.
- А...
( что, мы кого-то ждем? ) - почти сорвалось с языка, но было вовремя удержано - теперь в этом доме слова "кого-то ждать" приобрели совершенно иную подоплеку; сейчас они были не к месту
- ... я что-то пропустил? Привет, Нэт, - оборотень с бодрой улыбкой кивнул собрату и тут же перевел пронзительно прищуренный сверкающий взгляд с подростка на Елену и обратно - Колитесь, черти, у кого сегодня дата!
-День добрый - поприветствовал Нэт Елену и Гарма  прежде чем отправить в рот очередной кусок снеди, который до упомянутого выше рта так донесён и не был ибо Нэт только что осознал себя как злобного преступника только что уничтожевшего весь Еленин праздничный стол. С удивлением воззрившись на экс-охотницу (естественно "экс"! когда охотница, потерявшая память, живёт в компании двух оборотней, один из которых является её любовником, тогда она в сей класс как раз переходит)  оборотень отложил вилку.
Девушка развела руками:
-Ну у меня просто было сегодня настроение готовить
Прежде чем устроиться за столом, Елена сварила кофе. Оборотни оживления от появления этого напитка не выразили, и поэтому девушка уселась пить черный напиток в одиночестве: есть она не хотела, так как в процессе готовки приходилось пробовать блюда.
Она уже не выглядела рассеянной и чуть потерянной, какой ходила всю это неделю, повернувшись к Гарму, спросила, этаким деловито-озабоченным тоном:
-Ну и какой у нас план действий на ближайшее время?
"Хм...у "нас"...два оборотня и охотница....хотя нет, уже в скором времени три оборотня. Хотя это совсем не отменяет моего статуса охотника на вампиров."
- На ближайшее? – оборотень отложил вилку. Так как Елена не изъявила желания составить им компанию в уничтожении своих натворений, к тому моменту, когда она разыскала все необходимые компоненты и воспроизвела весь  алгоритм отравления воздуха кофейными миазмами, поздний завтрак уже практически подошел к концу. Поблагодарив Елену за завтрак, Гарм снова вернулся к поднятой теме
- Ну, если совсем ближайшее… В городе нам сегодня до вечера делать нечего, так что пока покантуемся здесь. Дел то найдется…
Оборотень поднялся и отошел к . Через минуту к запаху кофе прибавился аромат чая, сдобренный тончайшим запахом какой-то безымянной травки, приобретенной по случаю у какой-то знатно секшей в травных делах бабки.
- Во-первых, надо будет сегодня заняться территорией. Все эти заросли по периметру…под топор их. По крайней мере те, что ближе 20 метров от дома.
Вернувшись к столу, оборотень разлил темно-золотой напиток по прихваченным по дороге чашкам.
-  Нэт, - оборотень коротко глянул на собрата, - как всегда – ножи, рукопашная. Сегодня будем отрабатывать вооруженную  защиту/нападение в комплексе, настраивайся. Но это все попозже, часика через два…
Под звучным словом “всегда” подразумевались последние пять дней  прошедшей недели, ознаменовавшиеся ежедневными тренировками по рукопашному бою, с оружием и без; первые проводились при участии специально изготовленных  деревянных муляжей, так как трата сил и времени на регенерацию после каждой такой тренировки была найдена совершенным излишеством и отвергнута без предварительных обсуждений - не говоря уже о не исключающихся в таком деле случайностях, после коих потребность в этой самой регенерации могла отпасть как таковая раз и навсегда.
После того, как со стола было убрано, оборотень на минуту поднялся в свою комнату, после чего появился уже при полном вооружении  и с коробкой патронов в руках, и лаконично сообщив - Если что – я в тире; – скрылся в направлении двери, за которой скрывался люк, ведущей в вышеупомянутый.
Тиром с некоторых пор стал подвал особняка, имеющий метраж вполне достаточный  для того чтобы отвести часть его под стрелково-тренировочные нужды без ущерба для основного предназначения. В процессе переоборудования была снесена одна из перегородок, в результате чего получилась отличная стрелковая площадка протяженностью в 15 метров – для прицельного револьверного огня самое то что надо. Довершили переоборудование укрепленные на стене мишени – несколько штук, различной величины и формы, начиная  выпиленным из стального листа человеческим силуэтом в полный рост и заканчивая обычной мишенью довольно скромных размеров,  для своего поражения требующей от стрелка изрядной меткости. Не последнюю роль в данном выборе сыграла естественная звукоизоляция, позволяющая избежать привлечения к поместью совершенно ненужного внимания ( а заодно и оградить нервы обитателей особняка, в данный момент не занятых повышением своей стрелковой культуры, от лишнего  испытания на прочность ).
Вскоре снизу зазвучали глухие, на грани слышимости, звуки выстрелов.
-Ладно, если успеем - кивнул Нэт собрату провожая того взглядом в подвал. Затем с натугой встал со стула, вышел из кухни, поднялся на второй этаж за жилетом, затем снова спустился вниз, забрал из гостиной ботинки и пиджак, быстро нацепил всё упомянутое на себя, привычно проверил оружие и вышел предварительно сообщив Елене о том, что Керн знает куда, собственно, Нэт направляется.
Елена поднялась в свою комнату, переодеваться не стала, а просто собрала все свое оружие, которое было тут в наличии:"Так, надо парочку кинжалов заказать или у Керна попросить", а потом спустилась вниз в тир. Некоторое время девушка стояла у входа, далеко позади, просто наблюдая за тренировкой Керна. А потом тихо приблизилась.
-С тобой можно?-чуть улыбнулась, вспоминая их тренировку у озера. У нее даже не возникло обычного болезного ощущения при воспоминании, о дальнейших событиях. Великое дело-привычка! Хотя может быть дело было не совсем в ней.

Расстреляв примерно треть  патронов, оборотень подошел к “безнадежно мертвому” "противнику", снял со стали сменные деревянные мишени, отбросил их в сторону и укрепил новые, еще не тронутые пулями “мозг” “сердце” и “солнечное сплетение”, после чего перезарядил оба револьвера и вернулся на исходную позицию.
Неделя тренировок ( половина которых, кстати, происходила далеко не в подвале особняка ) дала свои результаты, теперь простая стрельба по неподвижной мишени утеряла свою актуальность, к тому же среди многочисленных и разномастных противников Гарм в жизни не встречал тупиц, согласных просто стоять и покорно ждать, пока в них насажают достаточно успокоительных супербыстрого действия; возможно, конечно, они и водились на свете, но в исчезающе маленьких количествах и до встречи с оборотнем, очевидно, просто не доживали.
Револьверы вернулись в кобуры, оборотень на секунду замер…
Угроза спереди – противник вскидывает оружие – прыжок вправо, перекат через плечо, три выстрела с колена – Попал - не попал, рассматривать некогда, в ответ уже гремят выстрелы – бросок влево, перекат через бок, подниматься некогда – три выстрела из положения лежа, барабан пуст – Сукин сын никак не хочет уняться, какой-то  очень живучий попался сукин сын, и магазин у него вместительный, патронов на десять, не меньше, продолжает плеваться короткими злыми вспышками – снова перекат, теперь уже вправо (  влево некуда – стенка там растет, зараза ) и с подъемом на ноги, в руках вместо опустевшего нагана … СТОП.  Оборотень быстро оглянулся, краем глаза уловив в полумраке подвала движение –   вскинутый револьвер тут же опустил недоумевающее, так и не успевшее высказаться рыло к полу.
- Конечно, - ствол предусмотрительно ушел в сторону, и губы оборотня легко и нежно коснулись губ приблизившейся Елены (Подвал, порохом воняет... рррымантика - мечтательно протянул Внутренний Сволочь), - На какой работать будешь?
Девушка небрежно кивнула на одну из мишеней: "На этой", хотя в данным момент ей почему-то резко расхотелось заниматься тренировками по стрельбе. "Небо! как я могла находиться неделю рядом с ним не касаться, не чувствовать его тепло рядом? Так, Елена, сосредоточься, обстановка в городе сложилась более чем тревожная. Отработка навыков-сейчас главное!"
Она вытащила свой револьвер, проверила заряжен ли, а потом неожиданно перехватила его в левую руку, решив что тренировка не ведущей руки ей сейчас как раз не помешает. Грохот выстрелов, отразившихся на мишени тремя дырками в жизненноважных  зонах. Девушка чуть поморщилась:
-Все-таки на природе тренироваться лучше-не так по ушам бьет...-констатировала она.
Оборотень сменил мишени  на новые и отошел чуть в сторону, уступая Елене стрелковое место. Вообще-то рядом были еще две, но Гарм просто подобрал с пола наган, отброшенный во время переворотов, и сел на какой-то ящик, стоящий у стены, чуть сзади Елены, наблюдая  за ходом тренировки и между делом загоняя патроны в пустые патронники.
- Лучше, -  кивнул он, задвигая барабан на место и убирая револьвер в кобуру, - но на природе сейчас видишь - не получается.
Убрав оба револьвера, оборотень откинулся спиной к стене, любуясь  сосредоточенным, чуть нахмуренным, с решительно сжатыми губами лицом и жестко поблескивающими в желтоватом полумраке глазами, цепко держащими ярко освещенный силуэт "врага", висящий в противоположном конце импровизированного тира. Да, воистину, Елена вернулась, вся, целиком и полностью, до самой последней своей черточки.
И продолжал предаваться созерцанию вплоть до того момента, пока Елена в конце концов не оторвалась от своего занятия, привлеченная тем фактом, что тренируется, в общем то, тут она одна, а кто-то просто филонит самым непринужденным образом, неизвестно для чего занимая продымленное порохом подвальное жизненное пространство.
Девушка обернулась, брови чуть удивленно изогнулись:
-А ты что сидишь? -она приблизилась к Гарму, пряча оружие в кобуру и потирая левую руку, все-таки не совсем привычную к таким нагрузкам.
-Ведь сам же говорил о необходимости тренироваться!-удивление и даже немного обвинения в адрес оборотня. Она остановилась напротив, сверху вниз смотря на мужчину, а потом присела на корточки, положив руки Гарму на колени, откинув голову, что бы смотреть ему в глаза.
-Что-то случилось?-голос такой тихий, совсем не вяжущийся с грохотом, который только что звучал в подвале.
- Да, - оборотень посмотрел Елене в глаза и улыбнулся, - Случилось... Только уже давно
Все так же чуть улыбаясь, Гарм погладил девушку по щеке, затем, словно спохватившись, огляделся
- Ладно, ты права, хватит лодыря гонять... дел еще полно. Стрелять еще будем-не будем?
Порешили, что со стрельбой на сегодня можно покончить;  стрелковые места были быстро приведены в порядок, свет выключен, и оборотень и девушка покинули подвал, предоставив пороховому дыму спокойно улетучиваться через вентиляцию на улицу.
Поднявшись по ступеням и плотно прикрыв дверь, оборотень повернулся к ушедшей вперед Елене - и внезапно одним быстрым плавным движением оказался рядом с ней и подхватил на руки, крепко обняв за талию и развернув к себе лицом, так что девушка оказалась поднятой высоко в воздух
- Не брыкайся! Всю неделю мечтал так сделать, так что теперь не брыкайся!
Со смехом закружил ее вокруг себя, затем привалился спиной к стене, продолжая удерживать пленницу в воздухе, лишь спустил ее чуть пониже, не отрывая от приблизившегося лица искрящегося взгляда
- Ты как - отдохнуть?... или в саду мне поможешь?... - последние слова прозвучали уже совсем тихо, лица сблизились вплотную, глаза в глаза... губы в губы - горячо, нежно, тесно - насколько хватит дыхания, а хватало его как правило надолго. Затем все таки разомкнулись, открывая дорогу воздуху и словам.
- Поможешь? Тогда идем! - широко улыбнувшись, оборотень снова вскинул девушку наверх и вынес ее на улицу, где и отпустил, аккуратно поставив на ступени.
-Я же говорю: избалуешь меня совсем, и буду всегда требовать, что бы ты меня носил!-улыбнулась девушка, нехотя размыкая руки. В который раз пришлось напомнить себе, что у них дела, а отвлекаться сейчас по меньшей мере не профессионально, а вернее даже опасно. Но как же хотелось отвлечься, наплевать на весь Лондон с его взбудораженными жителями!
Елена чуть тряхнула головой, пытаясь отогнать непрошеные мысли, но все же из-под опущенных ресниц ресниц бросила на парня быстрый и этакий "пожирающий" взгляд. А потом начала отвлечено так рассматривать окружающий ландшафт.
-И что тут надо делать? Так, кстати!-она резко повернулась и воззрилась на Гарма: -Как вообще получилось, что мы живем в этом особняке? Раньше за тобой вроде такой недвижимости не числилось!
- А она и не числится. Это... наследство
- оборотень бросил  на девушку быстрый затуманившийся взгляд, -  в некотором смысле... Давай я тебе все чуть позже расскажу, хорошо? Это длинная история...
Гарм обошел особняк по периметру, вдоль стены, внимательно оглядывая территорию и прикидывая, какая часть растительности подлежит обязательной ликвидации, а какую можно пощадить – не то, чтобы он отличался сентиментальностью, но  превращать красивую, взращиваемую на протяжении многих десятилетий зеленую зону в некое подобие  военного полигона все же не хотелось.
Завершив обход, оборотень остановился и оглянулся на стоящую в отдалении Елену
- Хелен! Если тебе не трудно, давай так сделаем – сейчас вернешься в дом и глянешь из окон, из каждой комнаты, кроме Нэтовой -  будешь говорить, какие кусты под топор, какие оставить, хорошо? а я тогда их помечу и уберу, договорились?
Вскоре огромные, буйно разросшиеся розовые кусты затряслись под ударами топора, оказывая своему убийце отчаянное сопротивление - столь же яростное, сколь и неэффективное, поскольку царапины мгновенно заживали, а рубашка, коей блага регенерации были не присущи,  была предусмотрительно снята и повешена на нижнюю ветку дерева, равнодушно взирающего на избиение давнишних соседей с высоты  своего величественного роста. К тому времени, когда роняющие лепестки жертвы смутных времен были выволочены за ворота и  сожраны жадным пламенем, солнце давно перевалило зенит и начало потихоньку клониться к горизонту.
По дороге к дому оборотень окинул взглядом пространство вокруг особняка - теперь оно просматривалось безо всяких помех, оставлены были лишь кусты у самого забора да те, что росли вокруг беседки - снял с ветки рубашку, закинул ее на плечо и вместе с Еленой вернулся в дом.
Примерно полчаса ( в общей сложности ) ушло на то, чтобы избавиться от следов трудов праведных ( то бишь сажи, сока листьев и травы и прочих лесорубных прелестей ). Покинув душ, оборотень до своей комнаты, на которую был изначально взят курс, так и не дошел - неумолимое течение снесло его совершенно в иную дверь, находящуюся гораздо дальше по коридору. Легонько стукнув в темное лакированное дерево, оборотень приоткрыл дверь и бесшумно проскользнул в пропитанное родным запахом помещение. Приблизившись к стоящей спиной переодевающейся Елене,   медленно  обнял ее,  целуя в шею и  роняя с волос на теплую гладкую кожу мелкие капельки воды
- Спасибо, родная...
"Наследство в некотором роде...хм"-подумала охотница на высказывание Гарма, но от комментариев воздержалась, пока воздержалась...А вот помогать в саду, вернее наблюдать за работой оборотня(вернее за оборотнем за работой) было одно удовольствие, особенно когда рубашка повисла на ветвях дерева, покинув широкие плечи...
Потом они разошлись по своим комнатам, приводить в себя в порядок. Легчайший стук возвестил о том, что Керн справился быстрее нее. Девушка чуть переместилась назад, теcнее прижимаясь к подошедшему, даже не оглядываясь она была уверена, что это ее оборотень, просто чувствовала это...
-За что спасибо?-отозвалась Елена, чуть склоняя голову на бок, подставляя шею под его губы. Она потерлась о него спиной, так приятно было касаться, ощущать его рядом. Пальцы девушки накрыли руки, легонько поглаживая.
-ммм...так о чем это я, ты же хотел мне что-то рассказать, когда ты так близко связно думать почти не получается...-высказав этакую мысль, Елена прикрыла глаза, откидывая голову назад и целуя оборотня в подбородок, потому как только до него могла в этом положении дотянуться.
Похоже, связно думать, а тем более уж вести и слушать повествования  в ближайшее время была не судьба, потому как буквально спустя несколько секунд оборотень оказался прямо перед Еленой -  все, ближе уже некуда, если только врасти друг в друга крепко обнимающими руками, срастись горячо дышащей кожей, жадно приникшими друг к другу губами, говорящими лучше всяких слов - "как мне не хватало тебя все это время". Сердца перестукиваются почти напрямую - "эй, ты слышишь меня? я люблю тебя".  Несколько мгновений - ровно столько, сколько требуется чтобы сделать глоток воздуха и поднять девушку на руки; несколько бесшумных шагов - словно призрак, пьющий дыхание своей жертвы. Оборотень опустил девушку на кровать и сел рядом
- За все...
Наверное, слова прозвучали несколько не в попад, а может быть и нет - а так ли это было важно сейчас, когда губы снова заскользили по чуть вздрагивающей коже шеи, спускаясь все ниже, к маленькой ложбинке под горлом, а руки расстегивали немудреное хитросплетение крючков, освобождая девичье тело от шелковых кружевных излишеств.
Елена ощущала себя первозданной глиной в руках творца, только его пальцы через прикосновения придают ей форму. Сегодня она была необычно податлива, нет, не пассивна и равнодушна, просто менее агрессивна, принимающая ласки, но не требующая, не пытавшаяся взять инициативу в свои руки.
Девушка пропустила сквозь пальцы еще мокрые прядки волос оборотня, и поднеся руку ко рту, слизнула капельки воды, оставшиеся на коже после этого жеста.
"Никак не рассказать словами, что я чувствую к тебе. Любовь - это такое простое слово, но не может одно лишь слово выразить всего. Керн, ты для меня был предназначен...Твои глаза это просто омут, водяная гладь покрытая кувшинками. Я подумала, что это просто луг, ступила и бухнулась в головой...Не выплыть, вода обволокла и тянет все глубже. Но я не хочу выныривать! Что я не видела там наверху? Солнце? -его лучи-это твой взгляд...Освежающий ветер? - уж лучше твои взметнувшиеся волосы...Ты для меня стал всей вселенной...Просто люби меня сейчас..."
Елена обняла оборотня, притягивая его к себе...вот теперь в жестах появилось больше нетерпения...потому что сейчас это было так надо: единение, и пусть хоть весь Лондон сейчас поглотит внезапно разверзшаяся бездна...все равно!
Оборотень подался под женскими руками, продолжая целовать глаза, губы,  ласкать упругую возбужденную грудь, живот, чувствуя, что если сейчас остановится хоть на мгновение, то что-то разорвется внутри, навсегда заморозив мир на этой убежавшей секунде, превратив его в разноцветные ледяные пласты, холодно поблескивающие в бесконечной кромешной темноте. Воздух стелился вокруг вязким опийным маревом, наполняя легкие и кровь - нет, не духом мертвых растений, а запахом того живого и горячего, что плавилось сейчас  под его губами и таяло от жара сгорающего изнутри тела. Одна из рук оборотня скользнула девушке под спину; губы сомкнулись на твердо-нежном бугорке в центре роскошной груди, лаская и возбуждая его, иногда чуть прикусывая -  очень осторожно, чтобы подарить лишь удовольствие, а не боль ( просто немыслимо - причинить ей боль, в тысячу раз легче лечь на раскаленные угли ); потом перешли ко второму... И через какое-то время вновь вернулись к нетерпеливому, влажному и горячему рту, ловя и перехватывая сладкое дыхание, а груди перешли во власть  нежных сильных рук - и снова вниз, покрывая поцелуями упругий подрагивающий живот, затем внутреннюю сторону бережно раздвинутых бедер. Когда они оба успели оказаться совершенно обнаженными, словно Адам и Ева? - этот момент проскользнул мимо сознания, оставив какие-то смутные обрывки, тут же вымытые прочь новыми волнами дурмана, накатившими с  самым сокровенным запахом - близким, сумасшедше, безумно близким. А затем снова целовал распаленные и такие желанные губы, лаская святая святых женского естества и чувствуя, как тело девушки выгибается под его руками. Наконец, переместившись и почти накрыв Елену, вошел в нее - и мир начал уходить от них обоих, все дальше, дальше с каждым рывком, постепенно растворяясь в хрустальной глубине приближающегося экстаза.
Елена на секунду замерла, просто наслаждаясь ощущением наполненности, в котором была целостная гармония. Но Керн не дал ей передышки...пальцы девушки впились спину парня, будто она боялась упасть, хотя падать-то было некуда. Необычно резкие и яркие ощущения, как будто микро-оргазм при каждом движении. Ее глаза удивленно распахиваются: "Ого! так еще не было! Да, да, не останавливайся! Просто двигайся! Ах!" - пик удовольствия наступил неожиданно, волной цунами, закрутивший, опрокинувший. Где-то внутри запульсировало, девушка сама не заметила, как вцепилась зубами в плечо мужчины, заглушая этим свой крик. Секундное отрезвление, она с удивлением смотрит на отпечаток своих зубов на коже Гарма: "Это я его укусила?", но потом оборотень чуть двинулся, и пелена приятных ощущений опять накрыла девушку, показывая, что возможно сегодня предстоит еще один подъем на вершину блаженства.
В эти секунды, наверное, не были бы замечены и вещи гораздо более серьезные, чем придавленная  зубками кожа –  головокружительный нырок в астрал, отбрасывающий и оставляющий  тело и все, что с ним происходит в пределах комнаты, то заливающейся тусклым красноватым предгрозовым светом, то снова погружающейся в свинцовый сумрак, когда солнце, заглянув сквозь прозрачные шторы, скрывалось за окровавленными лохмотьями изодранных ветром туч. Некоторое время они просто лежали, обнимая друг друга и возвращаясь в себя, на чуть влажную горячую простыню, в наполненную сбивающимся дыханием тишину – лишь утолившие первый голод, но все еще не насытившиеся друг другом. А затем глаза и губы снова нашли друг друга – и их снова подхватили мерные  волны, кожа заскользила, словно смазанная маслом, отдавая живое тепло двух тел, ставших единым целым безо всяких преград, и практически одновременно опрокидываясь в сумасшедший фейерверк оргазма.
Потом, когда все закончилось, вервольф и девушка снова лежали рядом - просто лежали, ощущая, как марево страсти рассеивается, уступая место бесконечной близости, отгораживающей их от  всего остального сумасшедшего мира, на время выдворенного из их жизни ( если уж быть до конца честными, на самом деле лишь милостиво позволившего себя выдворить, но какое сейчас кому было до этого дело? ). Елена лежала на руке оборотня, легонько поглаживающей ее живот; затем глаза вервольфа, рассеянно и задумчиво глядящие в какие-то одному ему ведомые дали, внезапно чуть оживились
- Если бы сейчас был 1978 год,  я бы сейчас лежал с сигаретой в зубах и задумчиво дымил в потолок... а ты бы поворачивалась и так лениво говорила – “Черт бы тебя побрал, Керн, что за привычка превращать ложе любви в пепелище” - и отправляла в изгнание на балкон; а я бы тебе отвечал – “родная, при чем здесь табак? однажды мы просто испепелим друг друга своими чувствами, а  ты всю дорогу на небеса будешь пилить меня за сигареты”
выдав такую неожиданную зарисовку, Гарм беззвучно усмехнулся и поцеловал девушку в висок
- Только не спрашивай меня - почему именно так... я все равно не знаю.
-А ты знаешь, я не против "пепелища", тогда будем как фениксы возрождаться...
-девушка перевернулась на живот, и подперев рукой подбородок посмотрела на Керна.
-А вот сейчас, когда ты слабый и беззащитный--пальчики второй руки прошлись по груди парня, то ли щекоча, то ли поглаживая.
-Ты мне все расскажешь...-наклонившись, она лизнула кожу, а потом подняла глаза на оборотня.
-Правда, ты обещал рассказать, в частности о наследстве, да и подробности про бал мне бы хотелось услышать...
Глаза лукаво блеснули:
-Иначе буду пытать!-Елена показала кончик языка и скосила глаза на тело Керна, показывая, что пытки будут "жестокие".
Оборотень широко улыбнулся; весь его вид говорил совершенно недвусмысленно, что принять "пытки" от этих рук (предположительно - не только рук) он  очень даже не против, но - раз обещал - значит обещал, уговор дороже денег
- На самом деле это не совсем... наследство. 
Гарм передвинулся поближе к Елене и накрыл ее руку своей, легонько поглаживая тонкие теплые пальцы
- Раньше этот особняк принадлежал одной девушке, Кире; еще неделю назад она возглавляла Лондонскую Стаю. Нашу Стаю.
Взгляд волка поднялся к карим глазам; в спокойной, чуть задумчивой зелени промелькнули внимательные искры, и в воцарившейся на  несколько мгновений тишине стало отчетливо слышно, как стонет и гудит за окном ветер, толкаясь в оконные стекла плотными настырными порывами; затем ее снова нарушил негромкий ровный голос
-  Волки, как и люди, по своей природе не одиночки... Они ищут себе подобных, собираются вместе - и тогда возникает стая. Это как семья, в которой все - братья и сестры, -  не важно, приходятся они друг другу родственниками или нет, их всех связывает нечто большее, чем фамилия. Стая - это те, кто идет рядом с тобой и знает, что ты всегда прикроешь ему спину и подставишь плечо в крутую минуту...
Оборотень снова замолчал, глядя чуть в сторону и продолжая поглаживать
- Не мне тебе рассказывать, ты и сама это прекрасно знаешь: волкам и людям  тесно на этой земле - всегда было тесно... слишком агрессивные, слишком хищники, для того чтобы ужиться мирно - и те и другие... Так есть и так будет, и никто никогда ничего здесь не изменит -  глаза оборотня жестко блеснули, быстро наливаясь расплавленным желтым  янтарем
- Киры больше нет. И родственников у нее, насколько я знаю, не осталось. Теперь особняк принадлежит Стае. Хотя, не знаю, можно ли ее теперь так назвать -  большую ее часть разметало в этой кутерьме... Не знаю... надеюсь, они все же вернутся... мы потеряли все следы, за эту неделю не удалось найти ни одного из тех, кто пропал... - внезапно прервавшись, оборотень посмотрел на Елену, приподнявшись, поцеловал ее в висок - и снова опустил голову на простыню
- Замок, в котором Кира давала бал, всегда, испокон веков принадлежал оборотням Лондона. Знаешь, до сих пор не знаю точно - что именно она задумала. Хотела изменить ситуацию, сломать обычный ход вещей - но как именно... Похоже, какие-то у нее были планы на венценосную покойницу... - по лицу оборотня проскользнула короткая кривая усмешка, - Но ее опередили... она не успела даже ничего рассказать. А чем все это закончилось - ты и сама знаешь... Хотя, думаю, на самом деле это только начало.
"Нашу стаю"-эти слова как-то непонятно отозвались внутри девушки, с одной стороны тепло ("Семья рядом, те кто защитят, кого нужно защищать самой"), а с другой неприятие ("Оборотни....а разве я оборотень? Нет, еще нет!").
Но о плохом сейчас думать не хотелось, она прижалась боком к Керну, находя в этом, да и еще в поглаживающих прикосновениях парня успокоение, потому что он рассказывал отнюдь не веселые вещи.
Оборотень замолчал, а расспрашивать дальше Елене не хотелось, она положила голову на грудь парня, слушая биение его сердца. Но потом подняла глаза.
- Пусть оборотни и люди враги, но вампиры - это паразиты, если оборотни еще и могу ужиться с людьми, то эти упыри нет!-во взгляде девушки пугающий злой огонь, она села на кровати: -Я не хочу всех чесать под одну гребенку, но они не должны размножаться, убивая людей! В голосе ярость, рядом с Керном сидит не просто охотница Елена, а обнажённая валькирия!
Вампиры не должны размножаться, убивая людей; оборотни не должны размножаться – по тем же самым причинам; люди…  уже размножились и при случае активно мочат и тех и других. И те и другие очень против и не задерживаются продемонстрировать свое к этому отношение – труповозки зашиваются.  Кстати, как так получилось, что размножилась самая слабая из сторон? Ах, ну да – легенды о какой-то Войне… тогда - все правильно, так оно всегда и бывает... А ведь по всему то выходит - не легенды, а? Вообще что-то последнее время слишком часто легенды в реалии записываются, не иначе, конец света на очереди (... Армагеддон сначала по программе, потом уже конец света – Спасибо, очень ценная информация, придурок…) За что хоть сцепились то, интересно знать… хорошо так сцепились, на совесть - аж до хромосомного уровня проело, до сих пор икается... видно, было за что.  Эх, Кира, не те ты легенды рассказывала, да кто ж знал… Ладно, надо будет в библиотеке порыться, не может быть, чтобы в такой груде ничего не нашлось – на верхних полках вон какие дуры лежат, на вид – так старее чернил, которыми писаны  )
Все эти мыслеобразы проскальзывали где-то на втором подслое сознания, пока оборотень молча внимал огненной тираде Елены, гневно сверкающей сейчас над ним своими темными очами - Диана Разгневанная, да и только
Ну и что ей на это ответить? Что универсальной правды не предусмотрено, поэтому каждый пользует свою собственную, а в итоге все равно прав тот, кто сильнее? А хрен ли толку от таких истин?
- Прррральна, мачить всех кто не с нами! Кстати, мисс - вы с нами?- приподнял оборотень бровь на Елену - а в следующую секунду  побил все рекорды по скоростной эвакуации с кровати, спасаясь от подушки, с шумом впечатавшейся в то место, где он только что лежал, толкая крамольные речи. Скатившись на пол, оборотень тут же побил рекорды повторно - на этот раз по скоростному натягиванию брюк в положении "лежа", ибо между перспективой погибнуть в расцвете сил и перспективой погибнуть в расцвете сил без штанов последняя была решительно отвергнута; хотя в глубине души оборотень самонадеянно рассчитывал   удрать с места преступления до того, как будет настигнут  Эринией, на сей раз решившей - видимо, для разнообразия -  выполнить свои обязанности, приняв вид  разъяренной  охотницы
Елена была в "священной ярости". Она нырнула с кровати вслед за оборотнем, который поспешно натягивал брюки для дальнейшей эвакуации, а девушку такие мелочи, как отсутствие одежды совсем не беспокоили. Намерения охотницы были "кровожадные", и экзекуция наглого оборотня представлялась очень привлекательной картинкой. Но сил броска девушка на просчитала и приземлилась не на "мягкое", а на пол рядом.
-Хватит шутить, я серьезно говорю!-быстрым движением забросила волосы за плечи, что бы не мешали, и попыталась вцепиться в парня, что бы не выпустить, пока он с ней не согласиться. Что бы показать в действие тезис: "С обнаженной женщиной спорить невозможно!"
О борьбе людей, вампиров, оборотней она сейчас даже и не думала, это отошло как-то на второй план.
Пока охотница прыгала следом и управлялась с непослушной гривой волос, видимо, давно заметивших расположение к ним со стороны оборотня и решивших оказать своему почитателю посильное содействие, сократив своей хозяйке пределы видимости, процесс подготовки к бегству завершился досрочно, ознаменовавшись торжествующим клацаньем застегнутой ременной пряжки, и Гарм быстро перекатился на бок, отталкиваясь от пола и намереваясь стартануть прямо с колена, не тратя драгоценного и стремительно истекающего  времени на принятие более стандартной для начала движения позы. Но на этом лимит отпущенного на сей случай везения, видимо, и исчерпался, и в следующий момент оборотень был пойман при помощи напрыгивания сбоку и крепкого обхватывания  поперек туловища с последующей попыткой торможения весом собственного тела и опрокидывания обратно на пол для дальнейших разбирательств. Несколько секунд шла отчаянная борьба между чувством самосохранения, желанием загоготать и опасением нанести своему прекрасному якорю какую-нибудь нечаянную травму, сопровождаемая приглушенным, но от того не менее убежденным - Ты что... какие шутки... Мачить! Мачить гадов... без суда и следствия их...
В результате же победила неукротимая атакующая женственность, и оба с шумом опрокинулись обратно на ковер
Когда они оказались на полу, постаралась занять лидирующую позицию, не то что бы ей это сильно удалось, но во всяком случае задрать голову и кинуть грозный взгляд на оборотня у нее получилось.
-Прекратить! А то будешь причислен к тем, кого надо без суда и следствия...мочить! в озере! - произнести это все получилось с очень серьезным выражением лица, а потом охотница все-таки не сдержалась и прыснула. Выпутаться из хитросплетения рук и ног оказалось труднее, чем запутаться. Елена поднялась.
-У нас же вроде намечался какой-то поход...сейчас приведу себя в порядок, расскажешь поподробнее-она скрылась в ванную комнату буквально на 5 минут, а потом оделась, но не в прежнее платье, а в брюки и рубашку-более удобную одежду для "походов".
-А еще мне нужно пару кинжалов...-озабоченно-задумчиво произнесла она, начав прилаживать свой "арсенал".
- Ну... кинжалов не обещаю, а пару ножей - без проблем
Отозвался из коридора оборотень,  за время отсутствия Елены успевший обуться и сделать ходку до собственной комнаты. Застегивая на ходу рубашку, Гарм поднялся по чердачной лестнице, откуда вернулся через самое непродолжительное время и, войдя в комнату Елены, отдал девушке испрошенную пару ножей, холодно сверкнувшую в тусклом нездорово-желтом закатном свете посеребренными гранями.
- Слушай... а Нэт то далеко подался, ничего не говорил? - спросил оборотень, наблюдая, как девушка прилаживает оружие к креплениям на запястьях, - Хотя - ладно, до семи не вернется - тогда без него... И не в семь, а пораньше, наверное, чтобы до восьми до места точно уже добраться... В городе кое-какой груз сегодня забрать надо будет, - пояснил он на вопросительный взгляд Елены, - Я позавчера с одним  хлыщом договорился. Он что делает, стервец -  ухмыльнулся оборотень, - под шумок какой-то склад потихоньку налево расталкивает – “все равно”, говорит “либо конфискуют либо так растащат, так хоть кому-то польза будет”… Так надо успеть снять с него, что можно, пока с него самого голову не сняли за такие дела. А  с этим дело, думаю, сильно не задержится.
- Ладно, собирайся пока; а я, наверное, в библиотеке кое-что посмотрю, - оборотень шагнул к девушке, легонько прикоснулся губами к уголку ее рта и вышел из комнаты. Вопроса, примет ли Елена участие в "походе", даже не возникало - по всему было видно, что остаться в поместье ее можно будет убедить лишь одним единственным способом: путем жесточайшего прикручивания  к кровати. Толстой веревкой.
Самые перспективные на вид экземпляры обширной библиотечной коллекции поместья находились на верхних полках одной из секций шкафов, занимающих почти все пространство стен от пола до потолка, так что добраться до них можно было лишь поднявшись на самую верхотуру длинной узкой лестницы, специально для этих целей прилаженную в углу библиотеки. Проделав  сей нехитрый акробатический трюк, оборотень несколько секунд шарил взглядом по толстым, припорошенные пылью корешкам,  прикидывая,  какие именно из них могут хранить информацию, способную пролить свет на те старые темные дела, проложившие меж двумя расами глубокую траншею, протянувшуюся из глубины веков по си дни - циничная насмешка над статусом непревзойденного целителя, негласно закрепившимся за Временем.
За один из них взгляд зацепился практически сразу – большой фолиант в потемневшем, отполированном временем и прикосновений сотен рук кожаном переплете стоял  в дальнем углу полки, чуть выставив из густой тени  . Гарм осторожно вытащил его из плотной шеренги, после секундной заминки прихватил еще несколько книг и  зажав свою добычу под мышкой, спустился вниз.
Оборотень развернул кресло к столу и переставил поближе тяжелый бронзовый канделябр. После непродолжительного, но противостояния  с никак не желавшими загораться свечными фитилями вервольф сел в кресло и расстегнул небольшую пряжку, удерживающую хранилище знаний от попыток раскрыться когда не надо. Желтый колеблющийся свет упал на ветхие страницы, шевелясь и вздрагивая на  темной вязи рукописных букв и значков, странных, завораживающими в  своей гротескной простоте рисунках.  Гарм  перелистывал страницу за страницей, впервые в жизни жалея о том, что его образование (в общепринятом смысле этого слова) завершилось слишком рано и те обрывки познаний мертвого языка, что успел вбить в продуваемую семью буйными ветрами мальчишескую голову богослов приходской школы, ни в малейшей степени не проясняют общего смысла текста, а лишь позволяют выхватывать из него отдельные знакомые слова – те, что наиболее часто встречались в молитвах и церковных гимнах.
Отец… земля… ликан… носферату… брат… демон… вечная ночь… пришла из откуда-то там… что-то там всего сущего… конец света…  ( или конец свету?...хм… )… не спасла… (  кого-чего не спасла?... это кто, интересно, рисовал – автор? воображение, однако… )
Во дворе, за быстро темнеющим стеклом произошло какое-то движение. Оборотень вскинул голову и поднял глаза к окну – худая темная фигура, плавно скользящая по подъездной дорожке поместья, не могла принадлежать никому кроме Нэта. Через минуту негромко стукнула входная дверь, и после краткого введения в курс дела в особняке начались сборы – быстрые, краткие и без суетни и лишних телодвижений. Два револьвера по кобурам – один, с серебряными пулями, в наплечную кобуру (под рубашку, покроя достаточно свободного для сокрытия факта ношения подобного рода вещей от окружающих ), второй, со свинцом – в напоясную, два метательных ножа ( серебряных )в напоясные ножны, как обычно, справа и слева, два ( стальных ) – за голенища высоких ботинок ; в карманы – по десятку запасных патронов, обычных и тех, что подороже ( 50/50). Кроме того в один из карманов отправилась пачка наличности довольно крупными купюрами ( как выяснилось на второй день , “наследство” Стаи особняком не ограничивалось; к нему прилагался дополнительный бонус в виде внушительной суммы, очевидно, приготовленной для осуществления плана, связанного с маскарадом… но по известным причинам в дело так и не пошедшая, а оставшаяся лежать в небольшой черного камня шкатулке на чердаке особняка до самого момента своего обнаружения и в итоге ставшая чем-то вроде генеральной кассы Стаи, положенной как на нужды общего масштаба так и личные каждого из представителей клана )
Вот и все сборы.
Минут через пятнадцать все трое покинули погружающуюся в  сумерки территорию поместья и взяли курс на Лондон.




РУ Новости

Little-Known, Highly-Rated movies. Find the perfect movie for your mood!

Download antivirus software from the site "Defence For Me" now!


ролевая игра