Ролевая игра «По ту сторону»

 

 

 

 

 

 

 

Содержание:

 

 

 

 

 

© «Перепечатка любых материалов сайта как в сети, так и на бумаге и их коммерческое использование запрещена и преследуется по закону.»
Главная » Истории и хроники » Гарм » XX.2. Тьма над Лондоном. Лара.

XX.2. Тьма над Лондоном. Лара.

Гарм, Лара Морани, Рудый, Кайна Грейленд

Закрыв и тщательно заперев тяжелые кованые ворота, Гарм быстро пересек темный двор и приблизился к остановившемуся перед входом фургону. Лошади и груз остались ожидать во дворе, а Нэт был немедленно и с должной осторожностью препровожен в особняк, подвергнут оказанию необходимой медицинской помощи, а после промывания и обработки ран - тщательно перебинтован и оставлен в своей комнате в распоряжение могущественного врожденного Звериного дара, превращающего многие серьезные и даже смертельные для обычных смертных ранения в хоть и досадные и болезненные, а порой и достаточно опасные, но все же временные  помехи.
После этого Гарм и Елена снова вернулись во двор, и пока девушка отпрягала лошадей и решала, куда пристроить сразу двух новых и так неожиданно появившихся постояльцев поместья, оборотень выгрузил из повозки металлически позвякивающие ящики и тот самый тяжелый, снова укутанный в мешковину предмет - который, собственно, и являлся основной целью их ночной поездки в город, -  после чего, коротко и лаконично ответствовав на вопрос Елены - что это такое? - Привет от господина Хайрема, - призадумался, куда бы этот самый привет пока пристроить. С ящиками проблем не возникло - ящики были сразу спущены в подвал, благодаря своей сухости и хорошей вентиляции для хранения боеприпасов вполне подходящий. Привет же после некоторых размышлений был временно поселен в садовой пристройке, предположительно предназначенной для хранения всяческой садовничьей дребедени. Фургон был откачен и поставлен рядом с той же пристройкой, дабы не мозолить глаза, но в то же время быть все время, как говорится, под рукой
- Керн...
Оборотень, в этот момент запиравший дверь временного хранилища привета господина Хайрема, вопросительно посмотрел в смутно белеющее в густых сумерках лицо стоящей у большого причудливо изогнувшегося  дерева девушки
- Нам надо поговорить.
Оборотень чуть улыбнулся - большая темная лошадиная голова , вынырнувшая из темноты из-за спины Елены и с тяжким вздохом опустившаяся на ее плече, выглядела причудливо и гротескно, словно картинка из старинной книги
... картинка... из старинной книги... улыбка оборотня потускнела и  исчезла
- Ну, пойдем поговорим, - Гарм дернул дверную ручку, проверяя надежность запора, и направился следом за девичьим силуэтом, как раз исчезавшим в дверях дома

Примерно через полчаса оборотень стоял на небольшом балконе, возвышающемся над темной землей на высоте второго этажа особняка, и рассеянно вглядываясь в клубящиеся между спутанными клубками уцелевших кустов сумерки. Дневные звуки делали робкие попытки  просочиться в неестественную, морозную тишину траурного ( как минимум  - в цветовом отношении ) полудня, растерянно попискивая из замерших крон птичьими голосами, недовольно гудя откуда-то снизу шмелиным басом и как бы спрашивая весь мир - что случилось? где солнце? почему так холодно?
- Наин... - слово вырвалось само собой, нечаянный рассеянный ответ - да он и не был услышан, и потерявшийся в темноте день продолжал вопрошать заболевшие  небеса о причинах такой жестокой немилости.
Небо было тяжко больно. Оно провисло над испуганно прижавшимся к земле городом, и за мутной черной пеленой смутно угадывалось непрекращающееся движение; что-то там беспрерывно крутилось, переливалось  и перемешивалось, словно густая смола в ведьмином котле, а иногда оно  натужно подавалось вниз, словно силилось хлынуть  на испуганно прижавшийся к земле город – и, чуть помедлив, равнодушно вбиралось обратно, готовое терпеливо ждать момента, когда между ним и миром исчезнет последняя сдерживающая преграда. И тогда...
Что тогда?
- Наин...
Оборотень оторвал взгляд от дышащего темного купола и решительно шагнул обратно в дом.
Через некоторое время он спустился вниз - уже без всяких следов ночного противостояния и при полном боевом параде - и нашел Елену, колдовавшую над чем-то в столовой
- Так, я сейчас в город. Вернусь... не знаю, когда вернусь, но надеюсь - до вечера... сегодня.
Елена бросила на оборотня проницательный взгляд и нахмурилась
- Мы договорились, что Лара будет ждать меня
- Нет уж, ты уж пожалуйста побудь дома... - оборотень подошел к Елене и с легкой улыбкой поцеловал ее в висок; удивляться такому пониманию без слов, установившемуся между ними буквально после первой недели знакомства, он уже давно перестал - да и с какой стати? - Сестрой милосердия - для разнообразия. Один денек - хорошо?
- Нэт серьезно ранен?
- Да нет, с ним все будет в порядке... - оборотень вытряхнул из коробки патроны и пересыпал их в карман, - До вечера проспит, наверное... К завтрашнему утру уже будет как новенький... если ничего не случится
- Мистер оптимист?
- Мистер реалист. Ладно, я пошел.
На пороге оборотень задержался и снова повернулся к девушке
- Слушай... он как проснется, ты ему расскажи все, хорошо? Ну, что ты мне сегодня рассказала... Пусть будет в курсе.
- Конечно. Если он только мне поверит.
- Ну... уж как-нибудь.
Губы оборотня и женщины последний раз нежно соприкоснулись - и Гарм вышел в дышащую сухим морозным холодом темноту.
Драть до города пешком не хотелось. А теперь, с этого самого утра - и не было никакой необходимости. Навыки верховой езды у оборотня, несомненно, наличествовали –  чтобы сын скотовода да не умел ездить верхом, хе, брехня и сказки, сэры. Пусть это было много лет назад – но тело хранит опыт гораздо бережнее сознания, хранит до того самого момента, когда в нем снова возникнет непосредственная необходимость, так что с этой стороны проблем не ожидалось. Осталось лишь заручиться согласием и расположением гнедого – кое и было получено довольно быстро путем самого откровенного подкупа в виде куска хлеба, сдобренного аппетитной  крупной солью и добрым словом, которое, как известно, приятно даже кошке, чего уж говорить о таком понятливом и чутком существе, как лошадь. В общем, понимание было достигнуто. Оборотень вывел скакуна за ворота, вскочил в седло и, махнув рукой вышедшей запереть за ним Елене, ударил каблуками в теплые лошадиные бока и быстро скрылся из виду, оставив за собой лишь стихающий топот копыт и медленно оседающую тучу пыли.
Морани не снижая хода промчалась по холлу. Ее проводил недовольный взгляд портье, но охотнице было глубоко плевать на все, кроме прижимаемой к груди папки. Наверное, если бы кто просто попытался ее отнять, охотница смогла бы убить нахала одним только взглядом. Добравшись наконец до комнаты, Морани ногой захлопнула дверь, плюхнулась на кровать и чуть подрагивающими от нетерпения руками раскрыла папку.
Так..так…поход женщин в Версаль… подвергся разграблению… декоративный трон был разломан на куски… В ходе репрессий, прошедших с… почти все части были возвращены… Кроме нижней ступени и большого черного оникса в форме яйца, зажатого в лапах птицы!! Дьявол! Вот… вот.. где же.. черт… вот!! Предположительно одна из женщин… нет, выбыла в Сомали. Вот дьявол, откуда во Франции – жительница Сомали???  Вот!! – ноздри охотницы хищно затрепетали – Изабелла Уолкс, участница похода, иммигрировала на историческую родину в Англию, в город Лондон. Бла-бла-бла… где же это… умерла в приюте для нищих, похоронена на кладбище Уврит… твою мать…- Лара схватилась за голову. – Куда эта бабка дела Оникс??? Умерла в приюте… твою мать… - Лара начала перебирать листочки, снова и снова пробегая текст глазами – Ну не в Сомали же плыть…О! Вот… описание внешности…высокого роста…Карие глаза… зах мне глаза… - тут Лара дернулась, чуть было не выронив папку – Во рту. Один зуб. Клык .Длиннее остальных на 1 дюйм. Клык. Черного. Цвета. Вот бабка, молодец – Лара подбросила папку – листы разлетелись по комнате а охотница откинулась на кровать, заложив руки за голову – сделала себе из древнего артефакта зуб. Попалась птичка моя. Обед – и кладбище. Надо пару лопат. Да, давненько могилы не раскапывала. – Лара хмыкнула, рывком поднялась, и мурлыкая что то под нос, принялась передеваться – плотные черные брюки, майка, черная куртка из темной кожи, ботинки на толстой подошве, на плечах кобура, в ней к сожалению только один револьвер и «дальнострельная» малышка в укромном месте.
Первое, что бросилось оборотню в глаза в холле гостиницы - так это необычайная его для полуденного часа безлюдность. Впрочем, в городе последнее время наблюдалось очень много всего необычайного, странного, немыслимого - и так далее по нарастающей. Не отвлекаясь более на частности, оборотень подошел к стойке портье, уныло посмотревшего на него поверх  измятой и явно пребывавшей в каком-то не совсем прямом использовании газеты. Кстати, держал он ее помимо всего прочего, кверху ногами.
- Добрый день. ( Лицо портье стало совсем уксусным, дела не поправило даже выдавленное подобие  профессиональной улыбки "какзамечательночтовыкнампришли" ) Я хотел бы видеть некую Лару Морани. Она проживает в вашей гостинице. Можете устроить?
- Одну секунду...
Портье выудил откуда-то из-под стойки колокольчик и извлек из него громкое настойчивое дребезжание. На которое никто не явился, и после второй, и после третьей попытки
- Синтия, твою мать! - внезапно рявкнул портье, стремительно  угрожающе-апоплексически багровея лицом, - Извините, сэр... - буркнул он в сторону оборотня и свирепо уставился на вертлявое существо, поспешно выскочившее откуда-то из области служебных помещений
- Синтия, сообщи миссис Морани, что к ней пришли
- Хорошо, сэр, - проворковало существо и, подобрав крахмальный передник,  запрыгало вверх по лестнице
Не успела Лара набросить куртку, как в дверь постучали. Хм... кто бы это?
- Мисс Морани, к Вам пришли! Мисс, спускайтесь, Вас ожидают в холле - в дверь забарабанили настойчивей. Лара распахнула дверь и в комнату чуть было не ввалилась субтильного вида горничная. Поймав взгляд Морани, она пискнула и тихо испарилась. Охотница была в слишком хорошем настроении, чтобы реагировать на это "существо".
Первое что она увидела, спустившись, до боли знакомую спину, отирающуюся возле стойки портье.
А вот и кавалерия...
Лара ухмыльнулась и легко сбежав вниз, громко поздоровалась:
- Господин танцор! Неужели Вы столь любезны, что все же пришли сюда самолично, не смотря на все наши взаимные...непонимания?
-
Любезен? Я бы скорее применил здесь другое слово, госпожа спортсменка -  "обстоятельства",
- откликнулся Гарм, повернувшись и окидывая взглядом спустившуюся в холл охотницу. Судя по обмундированию, девица куда-то навострила лыжи и приди он чуть позже, оборотню пришлось бы довольствоваться разговором с уксусным портье, а его сия беседа не интересовала ни в коей мере. Интересовали его совершенно иные вопросы, и ответы на них знала Лара Морани, любительница бродить по темным переулкам, паля в некстати подвернувшихся представителей нечеловеческого населения Лондона.(...любительница? брось ты, она профессионалка, так что держи с ней ухо востро - Без тебя  разберусь. - А что она потребует за свои ответы, ты в курсе? - А вот с этим разберусь тем более без тебя. Все, умолкни )
- Надеюсь, детали этих обстоятельств мы будем выяснять не здесь- добавил оборотень скорее утвердительно, нежели вопросительно, приветливо улыбнувшись Синтии, старательно крутившейся в нескольких метрах от стойки и с видом страшно занятого человека переставлявшей в художественной последовательности пару стоящих на подоконнике горшков с чахлой геранью. Девица ойкнула и поспешно отскочила в глубину служебного  помещения, во все глаза уставившись на посетителя,  только что отсветившего ей белоснежными звериными клыками, и стоящую рядом с ним девицу. Несомненно, день у Синтии удался.
- Ну, что скажешь? - поинтересовался Гарм, снова поворачиваясь к Ларе, и уже несколько иным тоном
Лара невольно фыркнула словоблудию оборотня. А он даже забавный. Жалко будет его потом убивать...
Кивнула коротко:
- Согласна. За углом есть местечко - "Мышь" какая то... Мне кажеться, там нам понравиться
Двинулась первой к выходу, потом не удержалась, повернулась к стойке:
- Портье, ау, уважаемый! - тот встрепенулся - Запомните этого человека хорошенько. Он - натура увлекающаяся, танцор, человек творческий. Если к вечеру не появлюсь - значит он меня затанцевал. Вызывайте полицию и конные патрули.
И спрятав улыбку, вышла на улицу, а портье во все глаза уставился на вервольфа
.
- Она совершенно права, сэр, - с самым серьезным видом кивнул оборотень таращащемуся на него мужчине, - Не появится - вызывайте. Появится без меня - тем более вызывайте.
И развернувшись на каблуках, вышел из холла на улицу, оставив переглядывающихся портье и Синтию размышлять над полученной информацией.
Отвязав от ограды нетерпеливо пофыркивающего коня, Гарм нагнал удаляющуюся охотницу, и вся троица - оборотень, мерно вышагивающий рядом с ним ведомый за уздцы гнедой и Лара - скрылась за углом здания.


… Привязав скакуна под окном заведения, оборотень вошел в таверну, за дверью которой уже успела скрыться к тому времени Морани.
- Вульф! - знакомый скрипучий голос встретил оборотня от самого порога - вот уж никогда бы он не подумал, что увидит некое подобие радости на помятом лице бармена, обнаружившем появление его персоны в пределах его, Шейкерменских, владений, - Пойди ка сюда, дело есть!
Что это за дело, стало понятно при первом же взгляде на заметно уменьшившееся количество посуды на столах зала; кроме того, заметно обеднел и алкогольный арсенал, разноцветно поблескивающий за спиной повелителя стаканов. Вообще складывалось такое впечатление, что заведение грабили, причем неоднократно.
- Я не работаю, Шейкермен, - оборотень отрицательно приподнял руки, - считай что я уволился. Кстати, наш договор автоматически аннулировался по истечении пяти дней неявки. У тебя плохая память, Вильсон, если будешь так продолжать - скоро прогоришь
Гарм отыскал взглядом свободный столик, стоящий у стены, на отшибе и в самой глубине помещения - и повернулся к стоящей рядом Ларе
- Садись, я сейчас подойду.
Приблизившись к стойке, оборотень посмотрел на недовольно подобравшего губы бармена
- Кстати, у меня там животное стоит, гнедой масти, мужского пола - скажи, чтобы присмотрели, - на столешницу опустилась бумажка слабо различимого в тусклом свете достоинства, тут же исчезнувшая под прилавком, - Пропадет - голову оторву.
Бармен молча зыркнул на стоящего перед ним оборотня и подозвав пробегающего мимо официанта, что-то шепнул ему на ухо.
- Так ты ж все таки подойди потом.
- Посмотрим...
Оборотень отвернулся от стойки и, пробравшись между пустыми столиками ( которых в зале было явное большинство, к искреннему прискорбию Вильсона ) отодвинул стул, сел напротив Морани и некоторое время молча смотрел ей в лицо.
- Расскажи мне, что ты знаешь про... Наин. Ты же об этом хотела поговорить? Вообще объясни, чего ты хочешь. Потом мы выберем из того что хочешь ты и чего хочу я то, что будет устраивать нас обоих... возможно выберем, - с усмешкой добавил оборотень и бросил взгляд на проходящего мимо официанта, - Кстати...
Лара внимательно следила за перемещениями оборотня. Когда он кивнул на столик, Морани не стала возражать. Прошестовала по пути оценив обстановку и посетителей. Осмотрела быстро столик, переставила стул так, чтобы видеть всех, отметила про себя где запасной выход.
Теперь вопрос - сколько информации можно ему "отсыпать"? - за этим мысленным "взвешиванием" оборотень ее и застал. Она выслушала внимательно мужчину, отрицательно кивнула "насчет выпить", после чего приподняла бровь:
- Нет, так дело не пойдет. Оставь этот командирский тон, дружок. Мы обсуждаем здесь только то, что хочу я и что устраивает меня, все остальное идет лесом, понятно? И если тебя сейчас это устраивает - мы продолжаем. Если нет - докапывайся до информации про Наин сам. Если успеешь...- и кивнула в темноту за окном.
С сонно что-то бормочущей Кайной на плече Рудый зашел внутрь и огляделся по сторонам. Повернул к ближайшему столику возле небольшого окна (само собой уже без стекол), усадил девушку и сел так, чтобы можно было видеть кэб.
Выложил на стол золотую монету, к которой, как воробей к зернышку, тут же припрыгал официант с подбитым кем-то недавно глазом.
- Чего-нибудь мясного, и побольше, и виски... - внимание древнего привлекло движение за окном, он уложил следующего угонщика кобылы, и продолжил, - И чтоб все это было съедобное, и побыстрее.
вздохнул и оглянулся по сторонам, сжимая в руке талисман клана. Тусклое пламя жизни Анибуса безвозвратно угасло, вместо Ломиона теперь Рудый чувствовал Луизиату, поменялись они что ли...
А неподалеку Гарм сидел за одном столиком с охотницей, которой Рудый имел случай устроить экскурсию по крышам ночного Лондона, и болтал о...
- Либо решили напоследок перепихнуться, либо наконец-то пронюхали про Наин... - прокомментировал этот момент оборотень
Оборотень несколько секунд, чуть склонив голову, разглядывал сидящую напротив наглую девицу, попутно выбирая между " нахамить" и "нахамить нецензурно". Затем откинулся на спинку стула и с обманчиво-легкой улыбкой окинул полупустой зал рассеянным взглядом, задержавшись глазами на уныло перетирающем свои вечные бокалы бармене
- Эй, Шейкермен! Что у тебя скучно то так здесь? - и, снова повернувшись к Морани, почти без перехода, чуть подавшись вперед и вперив в лицо охотницы желтые, совершенно не улыбающиеся глаза, выдал длинную сложную фразу на адской смеси нецензурного старо- и ново-английского, завершившуюся коротким
- …остальное все лесом, понятно? Время из-за тебя только потерял... - и, с грохотом отодвинув в сторону стул, пошел к выходу, провожаемый сдержанно-удивленным взглядом Вильсона, на время приостановившего даже - немыслимое дело! - свои рефлекторно-протирательные движения.
( ... ой, дурак... ) - сдавленно выдавил внутренний советчик, тут же присовокупив что-то про психов и самоубийц, но тут же был послан столь же жестким образом и примерно в том же направлении, куда было рекомендовано отправиться всему, что не интересует Лару Морани.
Лара только улыбалась в ответ витиеватым выражением оборотня. Ой дружоооок.. Сколько вас таких я повидала.... У кошки четыре ноги, позади у нее длинный хвост, но тро-огать ее не моги-и-и-и, за ее малый рост, малый рост... - пока она пропевала это про себя, а скотина-оборотень (как она окрестила его про себя) пробирался к выходу, появился новый персонаж - двухметровый рыжый детина, в котором Лара узнала своего визави по полетам во сне и наяву. Оооо... слетелись как мухи... сам пришел, и бабу какую то припер... Хорошо хоть не дохлую. Какое все таки прекрасное место этот Лондон
Параллельно же руки  Морани делали свое дело. К правилам и этикетам она была не приучена, засим, вытащив пистолет, все с той же улыбкой выпустила пару пуль в спину оборотня.
Вежливости надо учить. И быстро уронив столик, залегла за ним. Авось выдержит...
- Однозначно не дадут поесть... - пронеслось в голове, когда Гарм выдал девушке не слишком цензурную фразу и направился к выходу.
Древний прекрасно знал, как на такие фразы реагируют приличные девушки, так что его рука плавно сгребла соседний столик, и поставила его вместо щита, закрывая им Кайну, и частично себя. Как и предсказывалось, девица выстрелила револьвер и выпустила пару пуль в Гарма.
- Как увлекательно, - пробормотал Рудый, пожевывая кусок хлеба, которым оказался укомплектован тот самый соседний столик.
Опять стреляют...
-Вашу ж мать! Какая сволочь стреляла?! - взвился под потолок рев. просыпаться от звуков выстрела Кайна очень не любила. Впрочем, в тот момент, она не любила вообще ничего, никого, никак и нигде.
Быстренько просканировав обстановку, девушка убедилась, что она больше не в прачечной.
Похоже на трактир. Рудый рядом, но в бинтах. Я живая. Таааак... что-то во всем это есть неправильное.
-Генрих...а напомните мне, пожалуйста, сколько я проспала и успела ли поесть? - прежде всего надо трезво оценить ситуацию и свое состояние.
А плащ ножи снова остались в кебе... и револьверы я не перезаряжала... не день, а сплошное разочарование.
(Сзади!) – отчаянно тявкнул внутренний советчик ровно за секунду до того, как сзади действительно произошло что-то нехорошее, от чего вервольф споткнулся на ровном месте, но тут же снова выправился, в процессе выдав что-то вроде - Коза драная, кррриворукая – и вышел таки за дверь, по факту исхода чуть не врезавшись в какого-то посланника божия, и довольно громко ее за собой притворив. И только на улице позволил себе остановиться и облокотиться на стену таверны.
Конечно же, Морани была никакая не криворукая, все это было в запале и сгоряча, и внутри медленно расползались два пятна обжигающей ледяной кислоты.
- Черт… Вот сука…
Жеребец удивленно дернул ушами и выкатил на нового хозяина темный глаз
- Что приятель… досталось нам с тобой? – конь дунул бархатными ноздрями и мотнул головой, взметнув длинной челкой – мол, черта с два, это тебе досталось, а я вообще не при делах. Некоторое время оборотень продолжал стоять, невидяще глядя куда-то сквозь темноту, потом словно очнулся, отвязал жеребца и убежденно проговорив
- Мне нужен переводчик, - примерявшись, поставил ногу в стремя и одним резким рывком перекинул вторую через седло Ты что делаешь, с ума сошел? – возмущенно вскрикнул засевший внутри кусок серебра ( Тебе нужен доктор, придурок…)- проникновенно проворковал внутренний советчик, и вдруг, внезапно заорав -( Выпустите меня отсюда! ) –под издевательское ржание Внутреннего Сволоча заметался внутри в поисках выхода
- Переводчик-латинист, - продолжил оборотень, не обращая внимания на творящийся внутри бардак
…если успеешь…
- Я успею, Морани, обломаешься
Судя по ощущениям, сзади дыры было две. Спереди – точно одна. Значит, через час-другой все станет плохо. Значит, придется поторопиться. Оборотень представил, какими глазами посмотрит на него Елена, когда ознакомится с результатами его поездки, повторил на бис половину озвученных в Мыши  фразеологических изворотов, самым приличным в которых было слово “дерьмо” и некоторые немногочисленные предлоги – и тронул поводья, пуская жеребца шагом вверх по улице.
В спине паразита-оборотня появились две аккуратные дырочки, чему Лара несказанно порадовалась. Смутил ее немного появившийся священник, но не настолько чтобы дать недобитому оборотню уйти.
Надо его...Стоп, не надо! Это же такая детина, ему только лопатой и работать, а я его пристреливать собралась! На поводок, лопату в зубы и копать, пока солнце еще высоко... Хотя кто знает, как оно сейчас высоко...
В три прыжка Морани оказалась у дверей. На ходу бросила священнику:
- передай Богу, скоро к нему будет много гостей, посланник... - и уже от двери, заметив, что залегшим за столиком кровосос смотрит на нее очень внимательно, снова не удержалась, слишком радужное было у охотницы настроение, послала ему смачный воздушный поцелуй и скользнула на улицу, сжимая револьвер, готовая стрелять ежесекундно.
И чертыхнулась, глядя как оборотень уезжает на своем рысаке. Секундная пауза -
Ну что Морани, вспоминай как ты через козла прыгала... Главное через этого не пересигать...
Перешла на бег, доставая нож, быстро переместила его в зубы, и с разбегу сиганула на круп, вжимаясь в тело оборотня. Мгновение - и серебряный клинок на его горле
- А вот и я, любимый, заждался? - нажимает на горло посильнее, давая понять серьезность намерений - И все таки ты, блохастый, меня выслушаешь. Если мне не поможешь, то смело езжай на кладбище бронировать места для себя и своих родных. Я не угрожаю, я констатирую факт. Наин пробудилась и готовиться устроить кровавую заварушку. Небо тебе мои слова подтверждает как ты видишь. - ослабила чуть хватку - А теперь, если ты свою оборотническую гордость засунешь себе в ... - Лара, Лара, лопата тебя ждет... ты и лопата будете прекрасно гармонировать в местном колорите если ты сейчас нахамишь и он откажется помогать - ... куда подальше, мы поедем в гостиницу, подлатаем тебя и потом я расскажу тебе все, что ты хочешь узнать про суку-Наин, но стесняешься меня спросить... Идет?
- Керн!
- рявкнул Рудый в окно, проезжающему мимо оборотню, - Хочешь убить Наин, спроси меня как!
- Интересно, это его заинтересует?
- А нам то собственно, какое до этого дело?
- Тоже верно, хотя...
Позади Керна тем временем на лошадку уселась выскочившая следом за оборотнем охотница, и Рудый, решив, что "Боливар не вынесет двоих" всадил обреченной на смерть от истощения животине пулю в брюхо.
А после этого вернул соседний столик в исходное положение, и рявкнул в зал, помахивая револьвером,
- И где этот долбаный официант?!
Кто из посетителей сражу же привычно полез под стол, а кто потянулся к револьверам, мол нас лучше не трогай.
- Официант, мать твою так!
Искомое существо высунулось из подсобки, испуганно покрутило головой, и устремилось к столику, с подносом, на котором благоухало жареное мясо, и солидной бутылью с чем-то мутноватым в другой руке.
- Наконец-то...
Игнорируя стаканы древний присосался к бутылке и отлип от нее лишь, когда внутри оставалось не больше половины. Облегченно выдохнул. почувствовав как Жажда слегка отступила и посмотрел на проснувшуюся Аню.
- Обедать будешь, а то времени как-то очень маловато, дел невпроворот. Надо успеть завещание написать, и одного суккуба переростка угробить...
После чего обвел зал мутным взором, и закинув ноги на многострадальный соседний столик затянул в голос,
- Боже, Царя храни!!!!
Мать моя, женщина... и тут стреляют. Не Лондон, а тир какой-то.
Мимо пронеслась какая-то валькирия, приковав к себе внимание Кайны. Револьвер в руках девы свидетельствовал о том, что стреляла, видимо, она, но... одного взгляда хватило, чтобы рыжая простила всё и вся.
Боги...какая женщина.... Желание немедленно броситься за воительницей с целью познакомиться немедленно (хоть и с трудом) было подавленно чувством долга и голода. Тем не менее, Аня чисто по женски попыталась тактильно оценить как она выглядит и по возможности привести себя в порядок. Ощупывающие прическу пальцы неожиданно наткнулись на ткань. А чалму, я вроде никогда не носила...
-Генрих...а когда я успела превратиться в мумию?
В этот момент принесли еду. Дурманящий аромат шибанул в нос и все вопросы моментально вылетели из головы. Даже образ "прекрасной незнакомки" как-то резко померк.
Но и тут ее поджидал облом. Процесс насыщения был самым поганым образом прерван едвали не звериным воем, смутно напоминающим "Боже, Царя храни". Есть в такой обстановке было практически невозможно, потому как больше чем просыпаться от звука выстрела, больше чем похмелье и идиотские шуточки Сергея, лейтенант Оленева ненавидела пение полковника.
-Генрих, прекратите это немедленнно, а то я за себя не ручаюсь! - почти прокричала она, стараясь заглушить голос начальства и зажала уши. Аппетит был испорчен.
Не успел Гарм удалиться от таверны и на десяток метров, как до слуха его донесся мощный и очень знакомый голос, произошедший из окна почтенного заведения и открытым текстом предлагавший оборотню поделиться премудростями борьбы с демонскими силами, ради которых - то бишь, премудростей - он и притащился сегодня сдуру на встречу с одной представительницей вражеского охотничьего племени. И тут же по мостовой сзади мягко прошелестели подошвы, и чье-то гибкое жесткое тело с маху ткнулось в вервольфову спину, лихо вросши в седло, словно там отродясь и пребывало, просто этого никто по рассеянности не замечал, а в горло, обжигая кожу, жестко вдавилось острое посеребренное лезвие. Понимать это, очевидно, следовало так:  Лара Морани внезапно припомнила что-то важное и порешила продолжить так внезапно прервавшийся в самом начале разговор. К сожалению, Гарм в тот момент понимать что либо, кроме того, что сейчас он эту наглую девку отделает любой ценой, был не в состоянии
- А ну слезай! Слезай, я сказал! – зарычал оборотень, вывернушись через плечо и свирепо скосив желтый, полыхающий зеленым зрачком глаз на уцепившуюся сзади охотницу и в бешенстве почти не замечая, как острая кромка ножа полосует кожу. Жеребец захрапел и закрутился на месте, следуя натянутым назад и вправо поводьям, и вдруг, поддавшись общему безумному настроению, дико взвизгнул и встал на дыбы, едва не сбросив обоих скандальных седоков вместе со всеми их неурядицами на землю. Не иначе, сам покровитель всех непарнокопытных в тот момент случился неподалеку и незримо хлестнул гнедого по заднице, оградив этим подлым, но очень своевременным поступком лошадиные потроха от пули, коварно и непонятно по каким соображениям выпущенной из окна таверны.
Неизвестно, чем бы все это кончилось, не находись губы Лары в непосредственной близости от объекта увещевания, что позволяло   всем ее доводам проникать в затуманенный разум напрямую, а не на излете. Хотя, возможно, дело было вовсе и не в этом - не столь важно, но постепенно мертвенное мерцание в глазах вервольфа начало угасать, и руки его ослабили хватку, отпуская натянутые поводья. Конь перестал исполнять подобие циркового вальса и остановился, нервно переплясывая на месте.
Некоторое ( очень непродолжительное ) время оборотень молча о чем то размышлял, затем дернул головой, намекая, что не стоит грешить однообразием и пора бы уже предмет от  горла  убрать, ибо - осточертел. Затем бросил взгляд в сторону окна таверны, словно бы  прикидывая, что именно из него может вылететь в следующий момент - и, угрюмо, не оборачиваясь, бросив охотнице- Держись крепче,  - зло саданул жеребца в бока, резко бросив того с места в бешеный галоп


… До гостиницы долетели бы в считанные минуты, благо находилась пристнопамятная таверна и в самом деле - ну, не то чтобы совсем "за углом", но все ж таки от радушного пристанища гостей столицы довольно таки недалеко. Если бы не спонтанная остановка по дороге - минут на пять, не более - результаты которой возлежали сейчас на плечах вервольфа в виде кожаной куртки, надежно скрывшей от ненужных взглядов обширные мокрые пятна, щедро раскрасившие грудь и спину его рубашки. Нет. Грабежа не было. Хотя владелец магазина  был явно заинтригован, когда стало понятно, что многообещающего на вид визитера действительно интересует лишь верхняя одежда и он покидает лавочку, не поинтересовавшись содержимым кассы.
Наконец впереди показалось, быстро приближаясь, знакомое трехэтажное здание. Резко натянув поводья перед крыльцом, оборотень подождал, пока Морани покинет седло, и спустился за ней следом. Фыркающее и прядающее ушами транспортное средство было тут же передано в ведение гостиничного слуги,  уведшего скакуна куда-то в глубины внутреннего двора гостиницы, а спутники поднялись по ступеням и вошли в холл гостиницы, оставив за дверью постепенно загорающийся желтыми пятнами фонарей город, которые кто-то умный, наконец то догадавшись, что так жить нельзя и милостей от природы ждать не приходится, распорядился задействовать по прямому назначению.
Лара ехала позади вервольфа, почти незаметная за его широкой спиной. Пахло кровью и желчью. Видимо оборотню не понравилось что в него стреляли, но Лара его понимала. Ей бы тоже не понравилось. Оценив одобрительным хмыком обновку, получив выстрел желтыми глазами, спокойно без происшествий доехала до гостиницы.
Зашли в гостиницу – вервольф молчал. Портье кивнул головой, радуясь, видимо, что оба «танцора» вернулись живыми и здоровыми.
Уже открывая дверь, покосилась на пол
- С тебя накапало… вытри – кивнула на несколько капель крови под ногами оборотня. Зашла, пропустила мужчину, оглядела коридор – никого – закрыла на два оборота дверь. Посмотрела внимательно на мужчину:
- Давай, раздевайся. Если стесняешься, я отвернусь – выудила из шкафа холщовую сумку, покопалась и протянула оборотню стилет и здоровую бутылку рома – Скальпель и анестезия. Сам справишься? Меня ж ты к себе с ножом в руке не подпустишь, я думаю… А пока будешь “латать” свою шкуру, поговорим. – достала чистый стакан – Плесни. Сам и из бутылки попьешь. И кстати, как к тебе обращаться? Предупреждаю – что то типа Его величество крутой и гордый оборотень не прокатит.
Гарм принял из рук Лары инструмент врачевания и бутылку анестетика и, глянув на этикетку, не без одобрения покосился на охотницу - оборотень свято веровал, что при ранениях такой глубины дезинфекция внутренняя не в пример действеннее, нежели наружняя, а лить на землю концентрированный экстракт истины - есть зло и шарлатанство. На подробное перечисление всех его титулов он лишь слабо усмехнулся
- Хорошо, пусть будет просто - "Его величество", я согласен
Откупорив бутылку и наполнив стакан, Гарм снял куртку и отложил ее в сторону
- Так... мне нужна вода... - взгляд оборотня прошелся по помещению и остановился на двери ванной комнаты, - Много воды... Ты не против? - и не дожидаясь ответа, скрылся за дверью.
Некоторое время в зал доносился лишь шум льющейся воды, перемежаемый тихим металлическим звяканьем, затем их прорезал негромкий хрипловатый голос
- Морани... - заглянувшую в дверь охотницу встретил слегка ошалевший блеск потускневших волчьих глаз - то ли анестезия не сработала, то ли наоборот, сработала даже слишком хорошо, но последнее было все ж таки более вероятно
- У тебя бинты какие-нибудь водятся? ... - взгляд оторвался от лица Лары и задумчиво скользнул вниз, - Кстати... под тобой как - скандальные живут, не в курсе?
Величество... ага. Твоя шкурка, величество, будет прекрасно смотреться над камином в моем доме. Когда он у меня будет конечно... так и напишем под ней на медной табличке- Ве-ли-чест-вен-ная шкура
Пока оборотень возился и громыхал в ванной, Морани достала пару чистых тряпок и уселась на кровать, прикидывая скорость копания раненого оборотня. По всему выходило, что приложиться к лопате придется и ей.
Вот дъявол. Разберусь с Наин, и в отпуск, в Антарктику, к пингвинам, нервы лечить, чтоб не шмаляла по оборотням когда они хамят. Пойти чтоль посмотреть, чем он там громыхает?
Лара заглянула и фыркнула - вид у вервольфа был... покоцанный. Кинула ему тряпки, прошествовала мимо, задев слегка плечом мужчину, налила себе рома, сделала глоток и только тогда соизволила ответить:
- А дъявол их разберет, какие они. я их ни разу не выдела, ну и соответственно - не слышала. А что?
- М?... Да нет... уже ничего,
- оборотень несколько секунд смотрел на шваркнутые ему на колени тряпки, затем молча, продолжая крепко зажимать разрез свернутым куском отжившей свое рубашки, поднялся с края ванны и опустившись на одно колено применил их к тому единственному, на что они были годны: вытер с пола следы только что произведенной хирургической операции. После чего, удовлетворенно просипев - Ага, порядок... - и невинно поинтересовавшись у нехорошо глядящей на него охотницы - Ты чего? - отправил ком покрасневшей ткани в мусорную корзину, вышел из ванной, накинул на плечи куртку и осторожно опустился в одно из кресел, коими расщедрившаяся администрация укомплектовала комнату номера
( Поздравляю. Продолжайте, у вас здорово получается. А главное - чертова куча времени )
Внутренний Сволочь был прав, прав на все 100%. Оборотень  пасмурно глянул на Лару Морани, появившуюся из дверей с бутылью в руках и этаким блеском в глазах... этаким, наводящим на мысль о скоропостижно назревающем очередном витке Народных Боданий - и жестко придавил гуляющего внутри беса...вроде как... в общем, кого то прессанул - то ли беса, то ли себя самого
- Ладно, извини. Заносит. ( ...Ты сказал ей - ЧТО?...  - Я сказал ей - "извини".  - Господи, он сказал ей ИЗВИНИ; молитесь, сукины дети, день Страшного суда близок!  - Заткнись.  -  Да ладно, успокойся, я никому не расскажу  - Заткнись!... ) Давай уже перейдем к делу.
Лара еще пару секунд подпирала плечом дверной косяк, потом шагнула в комнату. Ну не хочет называть своего имени, так то ему копать то не помешает
Давай. Итак, Ваше величество что-нибудь знает про Наин? - глотнула из стакана рома, выдохнула и продолжила, смотря в золотистые настороженные глаза. - Так вот, эта сука - демон, пытающийся вылезти на тропу войны из своей вонючей преисподней или как у них там это называется. Я не буду тебе пересказывать историю, наверняка тебе рассказывали как много веков назад вампиры и оборотни вели кровопролитную войну за власть над всем сущим? Так вот, это было дело рук Наин, мать ее. - Хороший ром, надо бы помародерствовать в том погребке еще разок - Если верить жэтим писюлькам, убивший Наин, обретет вечную жизнь и абсолютную власть над миром. Вот ваши прародители и старались... В результате, нашлись умные и честные - упекли Наин туда, куда надо. Но она не успокоилась и теперь лезет, сука, обратно - подошла к креслу оборотня и присела на столик напротив, протянув ему бутылку, предварительно плеснув себе еще - Чтобы вызвать ее обратно необходимо соединить три артефакта. Первый признак ее появления - тьма, спустившаяся на землю. По данным нашего штаба, да и по всем признакам - Наин уже в Лондоне. То бишь где то здесь какая то молодая дура выпила крови из чаши. Это первая фаза. Мы очень долго не знали, что именно представляет собой третий артефакт, но вчера я это выснила и горю желанием его заполучить. - потерла лоб и продолжила - Вторая фаза - это обретение Наин полной власти над человеческой оболочкой и обряд освобождения из оной. Для этого три артефакта должны быть соединены в определенном месте. Ну разумеется ее человеческая сущность тоже должна там быть. После того, как Наин освободиться... - отсалютовала стаканом оборотню - Мы все не жильцы. Твое здоровье. Так вот, моя задача - не дать этой суке выбраться из тела. Хотя конечно ходят легенды о том, что есть кинжал, которым можно Наин убить, но мы помпим о том, что убивший ее, получит абсолютную власть. А ходить под каким то полоумным придурком мне не хочеться. Засим. предлагаю тебе, Ваше величество, партнерство - ты помогаешь мне нарыть третий артефакт, а я делаю так, чтобы Наин больше никогда не появлялась - И если я придумаю, как ее "упокоить" навечно  - у вас нелюдей, вообще не останется шансов на выживание.. - приподняла четко очерченые брови - Вопросы есть?
- Есть,
- коротко откликнулся оборотень, протолкнув полученную информацию добрым глотком универсального пиратского анестетика и машинально вытерев горлышко рукавом куртки, протянул ее обратно восседающей на столике охотнице. Надо заметить, что пока Лара четко и лаконично излагала суть проблемы в своей своеобразной цинично-колоритной манере, бутылка продолжала не менее  четко курсировать от оратора к благодарной аудитории и обратно, все более теряя в весе при каждом последующем рейсе. В результате всех этих перемещений, под конец повествования душа и разум вервольфа достигли той стадии просветления, когда разгуливающий по электрифицированному, дымящему заводскими трубами Лондону демон начал представляться не таким уж диким бредом, каким прозвучал этим  утром в особняке. По окончании оборотень потер щеку, быстро взвесил, какие вопросы задать, а какие придержать для личного рассмотрения -  и приступил к активному  уточнению деталей, в ходе которого выяснилось, что:
местонахождение остальных двух артефактов на данный момент не известно;
обнаружить носителя суки-Наин конечно же можно, но как – пока неизвестно, хотя скорее всего это тоже как-то связано с вышеперечисленными артефактами;
нет, просто промеж глаз не прокатит, это тебе – ха - не гвардеец, сука-Наин прожила слишком долго для того, чтобы позволить себя так просто угробить, ты, как-там-тебя-величество, плесни-ка еще, горло пересохло;
Его величество имеет имя – Керн Стоун ( перечисление всех титулов опускается в целях экономии времени и печатного места );
нет, “трепло блохастое” в число этих титулов не входит;
ну-ну, Стоун, твою мать, тебя зачем сюда позвали,  дай сюда, и так уже нажрался;
ни черта, не нажрался, это отравление серебром… усугубило, на, держи, ха-ха, Морани, у тебя прицел сбился, мимо стакана льешь;
пошел к Дьяволу, Стоун;
уступаю очередь, как даме, Морани.
Опустевшая бутылка скромно убралась под стол и сделала вид, что так оно всегда и было
- Морани, - на мгновение неожиданно трезвые глаза вервольфа остановились на лице Лары, - я тебе помогу... сделать, что ты задумала... - взгляд скользнул к окну и снова потемнел, словно вобрал в себя клубящуюся за стеклом густую живую муть
- Хрен ей, - ожесточенно выплюнул Гарм, решительно воздвигаясь из кресла и натягивая куртку - и тут же притормозил- Стоп... не пойдет.
Под курткой явно чего-то не хватало. Чего-то существенного. А, ну да, конечно же - наплечной кобуры там не хватало, чего ж еще.
К концу бутылки охотница примирилась с мыслью что делит ее с оборотнем. И даже с мыслью о Наин примирилась. И вообще, жизнь показалась ей в розовом свете, приправленным добрым количеством золотистых отливов. И оборотень ей даже, о Боги, показался хорошим мужиком.
- Я тебе помогу…
- Еще бы ты мне не помог, Стоун. Кстати, пардон за пули, дружок – пока Стоун крутился вокруг своей оси в поисках кобуры, Лара подошла, хлопнула его по плечу, не обратив внимание на дернувшийся глаз оборотня. – Но твоя спина так заманчиво гордо удалялась, что грех было не шмальнуть. – снова промелькнула мысль о шкуре на стене и табличке из меди, но Лара героическим усилием ее отогнала. – В общем, путь тебе на кладбище. Вместе со мной – глаз оборотня дернулся вторично – Ну не в этом смысле. Камень спрятан на кладбище. Так что нам туда сейчас.
Тряхнула головой, пытаясь отогнать алкогольные пары. Нашла куртку, натянула на себя, потом внимательным долгим взглядом осмотрела оборотня с ног до головы и обратно –
Здоровый жлобина. Главное, не упустить момент и вовремя его прикончить. Хотя… Если будет паинькой – пожалуй, поживет. Всегда мечтала о домашнем питомце. А вслух произнесла задумчиво:
- Стоун, а ты вообще, танцевать то умеешь?
- А как же... контрданс…танец с саблями,
– с расстановкой перечислил Гарм, сосредоточенно мучающий крепление, при этом стараясь не выпускать  охотницу из поля зрения, дабы не схлопотать еще одно неожиданное проявление расположения с ее стороны, пришедшееся аккурат рядом с одной из дырок, за которые она в тот момент как раз изволила извиняться ( …Это заразно. Возбудитель в спирту не гибнет – задумчиво констатировал Внутренний Сволочь, дохнув в вервольфовы извилины ромовым перегаром); выскочивший словно из ниоткуда нож со свистом станцевал вокруг его кисти, слившись в сплошную черную молнию и так же быстро спрятался обратно в ножны, негласно подтвердив утверждение, что узость репертуара может с лихвой возмещаться воодушевленностью и профессионализмом исполнения. Бесовской желтый глаз покосил в сторону собирающейся Лары, - Эй, партнер, ты как - готова?
Партнер была готова, и дабы окончательно развеять сомнения вервольфа, в руки его был тут же сунут  тяжелый длинный сверток, в коем при наличии желания без особого труда угадывались очертания лопаты и кирки. Не засоряя эфир  лишними расспросами - ибо что означает комбинация “поход на кладбище + сия экипировка” и так было понять не сложно, - оборотень двинулся на выход и остановился около двери, наблюдая, как охотница выуживает  из кармана куртки ключ, поворачивает его в замке и осторожно выглядывает  в коридор. Все более заинтересованно. И глаза менялись тоже как-то подозрительно. Лара Морани сей настораживающий факт из поля зрения упустила. Совершенно напрасно. В следующий момент дверь с пинка, с грохотом хлобыстнулась в стену, почти заглушив звон чего-то тяжелого, металлического и брякнувшегося на пол за ее спиной, и мимо охотницы промелькнула черная вервольфова куртка. Выставившееся в коридор вороненое рыло нагана свершило быстрый четкий поворот «вправовлевосновапрямо» ( из коридора донеслось чье-то обморочное икание и громкий стук поспешно захлопнувшейся двери )
- Пошла, Морани, я прикрою, - отрывисто бросил оборотень, застывший в дверном проеме в классической позе “стрельба с колена”, с хищной методичностью зондируя опустевший, тускло освещенный  коридор совершенно уже по дьявольски горящими глазами ( ...ну, ежели допустить, что нечистому свойственно баловаться крепким алкоголем )
Выступление с ножом было восхитительно. При виде него Лара машинально вцепилась в револьвер, но нож исчез так же быстро как и появился. Ай, маладца – внутренне восхитилась охотница, внешне же только одобрительно фыркнула.
Выступление же на «бис» с киркой и лопатой, порадовало ее гораздо меньше
Ах, ты, сукин ты сын… И поза то какая, красивая… Так и хочется ему эту кирку, да по самые…
Закинула  за плечо вещмешок, подобрала сверток, сделала пару перебежчатых шагов на полусогнутых, улыбнулась совершенно гадски и разжала руки. Сверток тихо громыхнул за спиной вервольфа:
- Поняла тебя, напарник – голос, совершенно серьезный – кстати, там у тебя что то упало… и пока не отползло – забери. Пошла вперед, жду тебя у средства передвижения, прикрывай… - перед носом оборотня на пол звякнули ключи, а Лара быстро промчалась по коридору, внутренне посмеиваясь.
«Забудет» кирку с лопатой, перекинется в волка и будет ямку лапками рыть…
Выждав, пока Морани благополучно форсирует коридор и покинет зачищенную зону, Гарм поднял револьвер к плечу, подобрал с пола ключи, рывком подтянул сверток, и опираясь на него, как на посох, поднялся на ноги. Замочная скважина оказалась настоящей хамкой, напряженностью момента проникнуться не желающей или просто не способной в силу своей природного цинизма, и пока оборотень искал на нее управу, потенциально недружественный элемент предпринял еще одну  попытку свершить вылазку на контролируемую вервольфом территорию, но был тут же загнан обратно в свою нору грозным  – Назад! – и видом молниеносно развернувшегося в его сторону револьвера, после чего окончательно отказался от дальнейших посягательств и ушел в глубокое подполье, окопавшись в своем номере. Оборотень же, дернув на последок запертую дверь и пригладив назад чуть растрепавшиеся волосы и приняв относительно цивильный вид, покинул этаж и спустился в холл. В холле пребывали тишина, спокойствие, а так же ожидающая его Морани и неусыпный портье, покусывая кончик карандаша напряженно поглядывающий на верхнюю часть лестницы, откуда доносился только что непонятный шум и прочие подозрительные звуки. И на лице Лары Морани царило такое выражение, что все благие намерения оборотня прекратить валять дурака и обрести уже должную намеченному делу серьезность тут же пошли прахом. Приблизившись к охотнице, Гарм с широкой многообещающей улыбкой и словами
- Ну что, напарник, пошли выбирать участок? – тут же сгреб ее за плечи и увлек  на улицу.
Проводив скрывшуюся за дверью парочку неопределенным взглядом, портье озабоченно принюхался, рассеянно пробормотал “Йо-хо-хо” - и снова уткнулся носом в какие-то свои записи.
Подпирая стойку ресепшена в ожидании оборотня, Морани уже успела выцыганить себе лошадку, которая теперь фыркала возле лошади Стоуна, и теперь размышляла – мысли были все какие то несуразные и хоть и по делу. Надеюсь, старуху Уилкс, зарыли не в общую яму, как остальных приютских. Иначе господину Стоуну придется перелопатить все кладбище вдоль, а потом еще и поперек. Потому что без оникса я оттуда не уйду. Тьфу-тьфу, чтоб не сглазить. Какова скорость копания довольно поганой почвы острой лопатой одним среднестатистическим оборотнем? – в этот момент на лестнице показался Керн Стоун и мысли Лары пошли другим путем – хотя пожалуй эта детина получше будет средних показателей? Интересно, чтобы это он так улыбается?
- Ну что, напарник, пошли выбирать участок? и обнял ее за плечи. Как медведь, ей богу… Интересно, а в кого он оборачивается, кстати?
Выйдя из гостиницы, Лара повела плечами, сбрасывая руку Стоуна со своих плеч:
- Убери лапы, напарник, ты не в моем вкусе. И вообще не в этой жизни. – резким движением отняла у Керна сверток , прошла до своей коняжки, приторочила его к седлу, запрыгнула в седло и покосилась черными глазами в сторону оборотня:
- Тронулись? – и мысленно добавила – я с ним точно тронусь. Умом.




РУ Новости

Little-Known, Highly-Rated movies. Find the perfect movie for your mood!

Download antivirus software from the site "Defence For Me" now!


ролевая игра