Ролевая игра «По ту сторону»

 

 

 

 

 

 

 

Содержание:

 

 

 

 

 

© «Перепечатка любых материалов сайта как в сети, так и на бумаге и их коммерческое использование запрещена и преследуется по закону.»
Главная » Истории и хроники » Гарм » ХХI.2. Битва. Исход.

Читать рассказ: Битва. Исход.

Гарм, Лара, Нэт  

Суке серебряные подарочки, лупящие по ее прозревающим зыркалкам – или чем там были ее тухло-зеленые огоньки – не понравились; сфера заколыхалась и вспучилась косматыми выростами, напоминающими  языки черного пламени, рванувшимися сразу во все стороны. А потом она шарахнула. Да так, что мир начал натужно, со стонами и скрежетом, скручиваться в штопор, попутно мстительно обругав провокатора такой дикой ответной репрессии блохастым извращенцем и аккомпанируя сим бессовестным инсинуациям сухими металлическими щелчками. Впрочем, щелчки прекратились сразу после того, как кто-то из внутренних вынырнул из нирваны и пнул оглушенного вервольфа в душу, дабы тот прекратил, идиот такой, портить боек  - ну, или  хотя бы перезарядил револьвер. И занялся уже наконец тем, чем просят.. ЧЕМ ПРОСЯТ, мать твою, а не чем НЕ просят. Гарм опустил ствол, в последний раз покосился вслед удаляющейся… ну, тому, на что было не велено пялиться – быстро выгреб из кармана патроны и, уже отшагивая назад следом за Морани, загнал шестерых избранных в барабан – и присел на одно колено, намертво отгородив охотницу, склонившуюся в паре-другой шагов  за его спиной над заиндевевшим живым крестом,  от  рычащей, стреляющей, выворачивающейся наизнанку аллеи ( с другой стороны Лару прикрывали могильный камень и здоровенный склеп ) и внимательно прощупывая слегка плывущим взглядом черно-белую кружащуюся мешанину, хладнокровно игнорируя  маячащего в некотором отдалении крылатого знакомца, настойчивой жестикуляцией призывающего вервольфа не быть  гадом  и посторониться на секундочку, приподнимающегося на цыпочки и даже пару раз попытавшегося взлететь, дабы посмотреть, на что это там нужно пялиться, дабы прослыть извращенцем – в общем, под шумок и пользуясь общей апокалиптической неразберихой ведущего себя как-то совершенно не по ангельски. Пока тот  вдруг не заколотил отчаянно крыльями, указывая на что-то вверх за спину вервольфу – туда, откуда вдруг поперло, нарастая с каждой секундой, пронизывающее, совершенно дикое давление. Оборотень заворожено оглянулся через плече… и тут же, чуть не порвав связки адресованным в сторону аллеи (но не факт, что услышанным)– Упасть всем!!! – подхватил растянувшуюся на снегу напарницу и рванул с места,  в авральном порядке скинув на инстинкт почти все рули – кроме того, что отвечал за скорость и глазомер…А через пару секунд уже вдавливал ее собой в глубокий снег - примерно метрах в шести-десяти от вспухающего огненного шара, явно готовящегося показать, что значит шарахнуть ПО-НАСТОЯЩЕМУ. Ударная волна тяжко, до комариного звона, хлопнула по перекрученным извилинам, и несколько метров тащила обоих по снегу, изо всех сил стараясь отодрать тормозящее локтями, коленями, ботинками, пару раз вроде как даже мордой  – в общем,  всем, чем только можно было упираться в землю из положения “сверху” -  “прикрытие” от  обмякшего тела напарницы. Не преуспев же, последний раз с отвращением отвесила по щеке сухой ключей ладонью – и сменила тактику, натолкав в судорожно сжавшиеся легкие шершавых тлеющих углей, мгновенно напустивших в мутнеющую голову горячую копоть  и чад. Последним рывком прополз чуть вперед, накрывая женскую голову отворотами расстегнутой куртки, лицо облепила какая-то холодная мокрая вата  - и всосала  последние отголоски затухающих звуков… 
… стоп-пауза… 
- Лара…  
Прозвучало как-то не очень. Наверное, потому что говорить, уткнувшись мордой в снег -  в принципе дело беспонтовое. Гарм осторожно повернул одержимую духом Грейт Бэлла голову, приподнял отворот куртки и скосил глаза в теплую темноту, - Морани… 
Душное черное марево. Ни одного проблеска. Вязкая чернота - и руки судорожно пытаются пошевелиться, она отталкивается ногами, а чернота, та самая, инородная, которую она сама выпустила секундой назад - тянет ее за собой.  
Лара цепляется, изо всех сил старается не рухнуть вниз, туда, откуда нет возврата. Но вокруг - лишь чернота. И не понятно, где верх, где низ, и куда собственно надо выбираться. Откуда то из самых глубин просачивается липкий страх - а вдруг она умерла так и не уничтожив этого сукина демона? Самое обидное умирать с такой мыслью. Поэтому охотница борется, не обращая внимния на тихий зов, который нашептывает - Морани, Морани, иди к нам, иди сюда, мы уже заждались тебя... 
Черта с два. Идите к Дъяволу БЕЗ МЕНЯ... 
И вдруг - странное чувство. Она ничего не видит, просто чувствует всей кожей, по которой бегут мурашки. Как будто мимо нее с диким воем проносится что то огромное, страшное, окатывая Лару волнами злобы, ненависти, безысходности и ... страха. 
Вот так низвергаются Высшие... Слава Богу, эта сука сдохла... - хотя Морани и не верит в Бога. Страх отпускает. Теперь можно и умереть с чистой совестью. Она перестает боротся, расслабляется и летит куда то... 
- Лара... Морани...

С трудом разлепив глаза, Лара пару раз моргнула, пытаясь восстановить зрение и остановить головокружение. Вот наконец взгляд останавливается на лице. Таком до боли знакомом. Стоун... Сделаю наконец то, что обещала, раз уж я, сцуко, выжила... - Морани освободила из-под оборотня руки, обняла его за шею, притянув лицо вервольфа к себе и крепко поцеловала. Через пару секунд оторвалась: 
- Слушай, напарник, может быть ты с меня слежешь? Сейчас уж точно не время и уж совсем не то место... Давай, давай, шевелись, проваливай с моей тушки... - и начала слабо спихивать Стоуна.Только может быть на шеках заиграл не совсем морозный румянец. 
Несколько секунд оборотень молча смотрел в блестящие черные глаза,  находящиеся прямо перед ним, совсем близко – сантиметров пятнадцать пропахшей озоном темноты, не больше. Успела ли Лара разглядеть и прочитать что-нибудь в короткой вспышке медленно уползающей грозы? Вряд ли… Следующая же молния уже продемонстрировала лишь то, что ей уже было хорошо знакомо – возможно, даже слишком.  
- Как, и все?! – то ли удивился, то ли огорчился оборотень и, поддавшись отпихивающим рукам, брякнулся на спину (заткнувшийся было Грейт Бэлл моментально спохватился и отозвался на редкость немелодичным звоном – второпях то, оно хорошо никогда не выходит) рядом с поднимающейся на ноги Морани, освобождая вышеупомянутую “тушку” от тяжести своей собственной. И, коротко вздохнув, тут же начал подниматься на ноги – разлеживаться действительно было не время и не место, тут напарница была совершенно права. Но только - насчет “разлеживаться”. Насчет  “летать” ничего сказано не было. 
- Ты ее  уделела, Морани! Ты ее сделала! Господи...( ну, типа выругался) – все это Лара выслушивала уже будучи подхваченной на руки и крепко прижатой к оборотню и кружась вместе с ним ( вернее – вокруг него)  – с той лишь разницей, что снег вспахивали только его ботинки, ее же летели над наливающимися багровыми отсветами сугробами. И первые остро подмигивающие звезды с ней тоже летали, и черные кроны деревьев, и… 
- Черт… 
Гарм остановился и медленно опустил девушку на ноги, не сводя взгляда с неба, откуда пялилась на них огромная, распухшая кроваво-красная луна. 
Стоун как не странно послушался - скатился с нее и вроде как бы даже не ерничал, да и проделал этот самый откат очень быстро и мобильно. Даже слишком быстро... Фууух... 
Морани поднялась, отряхивая брюки от снега, тихо вздохнув, поправила "пояс смертника" и... взлетела в воздух. 
- Ты ее  уделала, Морани! Ты ее сделала! Господи... - и как ни странно, организм (видимо измученный всяческими демонами, ментальными атаками и иже с ними) среагировал по крайней мере странно - охотница засмеялась - громко, счастливо, как уже давненько не смеялась: 
- Это мы, мы ее уделали, сука получила по заслугам!! Вааа, мокроносый, прекрати изображать карусель, а то меня сейчас стошнит на твой модный прикид... - и тут же как по команде, Стоун остановился и опустил Морани на землю. Мелькнула полная подозрений мысль - С чего бы то он такой покладистый... 
- Черт... - Лара осторожно заглянула в глаза Стоуну, полные странного, НЕчеловеческого чувства...чего? 
- Керн? -и проследив за взглядом, повторила эхом - -Ч-черт... - Полнолуние. Сейчас он превратится в того, кто он есть на самом деле. А мне останется только поцеловать его в нос и радостно стать закуской к праздничному столу - хорошее окончание такой славной битвы. И я без револьвера... 
Лара осторожно опустила руки с плеч вервольфа: 
- Напарник, мне не нравиться твой взгляд - голос спокойный от напряжения. - Может, пора уходить? 
- А?... - Гарм оторвал взгляд от  воспаленного небесного глаза и внимательно посмотрел на заметно напрягшуюся Лару... потом снова на луну - и опять на Лару. И слабо усмехнулся 
- Да нет, я не это... не кидаюсь... Ну, если сами не лезут, конечно...- добавил он чуть нахмурившись и запихивая обратно в  приоткрывшийся шкаф высунувшуюся было ухмыляющуюся костлявую рожу, - А уходить - да, пора, - и твердо развернулся  в сторону аллеи, - Пойдем. 
Ветер, разогнав тучи, и не думал униматься, и шелеста снега под быстрыми шагами было практически не слышно - так, словно между засыпанных снегом могил шли два оборотня, а не один. 
- Ты куда сейчас?- остановившись и окинув аллею быстрым внимательным взглядом (снег, снег, снег, и темные островки полузасыпанных снегом тел - кто живой, кто мертвый - сам хрен сейчас не разберет) оборотень посмотрел на Лару - и в лукаво прищурившихся глазах проскочила зеленоватая искра,- Кстати, отметить то это дело бы надо бы, а? Что скажешь, напарница? Только  сейчас мне своих с улиц увести надо,- опять посерьезнев, негромко добавил оборотень, снова внимательно прощупывая взглядом окружающую их темноту 
Что не кидаешся - это хорошо. Негоже шкурку портить... 
- Отме-е-етить... - охотница нарочно тянула слова, соображая что делать дальше. Миссия была завершена. Правда не так, как планировала сама охотница, но тем не менее демона больше не существовало. Что и радовало и огорчало одновременно. - Да, напарник, ты прав. Отметить надо. Ты пока собирай своих... - на секунду мелькнула шальная мысль - пройтись по аллее с пистолетом, заканчивая бренные жизни проклятых нелюдей. Мелкнула - и тут же погасла. Если начать осуществлять это прямо сейчас - первый, кого придется убить, станет ее напарник. Хватит, уже пробовалиоднажды, ничем хорошим это не закончилось - А я пожалуй отправлюсь в гостинницу - отдохну, отмоюсь, перевяжусь, а то что то старые раны заныли... соберу чемоданчик... - улыбнулась краешком губ - Хороший город Лондон, но и честь надо знать - повеселились - и домой. Ну давай. Удачи - и протянула руку для пожатия. 
- Стой, погоди...- оборотень поймал протянутую руку и сжал ее в своих, - Ты что  - пешкодралом, что ли, собралась? Делать тебе нечего... Погоди-ка 
Через несколько мгновений вервольфова куртка оказалась в руках Лары 
- Можно тебя  кое о чем попросить?... - ремень с пристегнутыми ножнами и кобурой присоединился к куртке, - Даже о двух вещах попросить... - оборотень одернул рубашку, - Пусть у тебя пока побудет? Бросать жалко – вроде как талисман уже – огонь, воду и медные трубы прошла… за двое суток – оборотень усмехнулся 
- А вторая... - оборотень приобнял Лару за плечи и, склонившись к ее уху, тихо проговорил, - Не стреляй в меня, - чуть отстранился, не отпуская ее плеч, пару секунд очень серьезно смотрел ей в глаза  -  снова приблизился и заговорщицки прошептал уже в другое ухо - там все равно свинец 
- Кстати, насчет “не кидаюсь”. Я соврал. 
И прежде чем Лара успела как-либо прокомментировать сие заявление, мерцающие зрачки оказались прямо перед ее лицом, и следующие минуты полторы комментировать ей было просто нечем – если только стукнуть его занятыми руками, каким-то малоуловимым образом оказавшимися за спиной вервольфа… Хотя, сказать по чести, то что он сейчас с ней проделывал, и то как он это проделывал редко подвигает девушек к сколь-нибудь серьезным оборонительным действиям – во всяком случае, не более чем в символической форме. Хотя – как знать, Лару Морани под определение “обычная девушка” не подпадала ни в коей мере… 
Наконец с видимым усилием оторвался от нее, чуть помедлив, последний раз мягко коснулся губ – и отшагнул, переводя дыхание  
- Правда съесть тебя, что ли… -  задумчиво проговорил он, обводя напарницу подозрительно поблескивающим взглядом – и тут же улыбнулся в своей обычной манере 
- Ладно, чуть позже. Подожди, я быстро, - добавил Гарм, разворачиваясь в глубину аллеи 
- Ну попроси. Побуду Дедом Морозом. - Морани чуть недовольно сморщила нос - О двух? Стоун, я сказала Дедом Моорозом, про Снегурочку речи ее было... - но когда оборотень вручил ей не только куртку, но и оружие, Морани явно насторожилась - Эй, ты чего? - Он собрался трансформироваться. Твою мать... Полнолуние - и я - раскрасавица на залитом луной кладбище в компании оборотня, в поясе шахида и чужими револьверами, заряженными винцом. Надо.... - додумать мысль Лара не успела. Одно движение - и желтые глаза напарница, блестящие озорными зелеными искрами - возле самого лица. Лара только успела чуть приоткрыть рот, дабы уточнить, чтоже он собирается делать. Очень удачно приоткрыла - губ коснулись теплые губы Стоуна. 
Вот сукин... ч-черт... - и мысль, вильнув, ушла с ругательств в совсем другом направлении. 
Мир снова вернулся на круги своя, когда Стоун разжал руки и шагнул назад. Морани таки осталась стоять, смотря на него широко распахнутыми черными глазами. Это что было? Я самозабвенно на морозе целовалась с... оборотнем?!?!  И ничего ему не отстрелила?? Что со мной? - в глубине души она, кажется, уже начинала понимать, что... Так, об этом я подумаю позже. 
- Правда съесть тебя, что ли… - Ладно, чуть позже. Подожди, я быстро - Керн Стоун развернулся и пошел по заснеженной аллее. 
Охотница буркнула в след: 
- Подавишся... - и развернувшись в противоположную сторону, бодро двинулась вперед. - Нашел носильщика. - но вещи не бросила. Во-первых, выкинуть оружие - это кощунственно, а во вторых, куртка вервольфа ей и самой нравилась 
Меня взволновал этот поцелуй просто потому, что у меня давно не было мужчины. И ничего больше. Точка. 
Прежде чем отправиться к намеченной цели, свернул в сторону собрата (Нэт), запримеченного еще в момент выхода на занесенную снегом мостовую. 
- Нэт, - убедившись, что Нэт вполне в сознании и его слушает, Гарм продолжил, - уходить пора. Забирай Мари и веди ее в поместье – похоже, сестренке досталось... круче, чем  сначала показалось… Кстати, там с ней рыжая сестра… то есть… ладно, не важно – короче, если до сих пор без сознания – ее… его тоже туда. До улицы донесете, а там кэб какой-нибудь… - оборотень бросил задумчивый взгляд в сторону фургона – может?... хотя – нет, верховые, не потянет, - Станок придется пока здесь оставить – я его тогда сейчас приберу, чтобы кому не надо глаза не мозолил… Потом как-нибудь заберем. Лады?... Ну и отлично, действуй. А мне еще Елену найти надо – ну, и посмотреть, может еще кто из наших здесь попал… Да, - уже развернувшийся было оборотень снова повернулся к собрату, - в городе не охотиться. Коротко и понятно. Что и кого включает это “в городе” прекрасно понимали оба – и тот кто говорил,  тот кто слушал. На все “почему”, буде они возникнут, будет отвечено позже, в более подходящее время 
В течение следующего – самого непродолжительного – времени над одним из относительно отдаленных от аллеи склепов было произведено некоторое действие, значительно расширившее сферу его функциональности – от тривиального хранилища знатных прахов до универсального хранилища знатных прахов, скорострельных агрегатов типа “пулемет” с боеприпасами, и почти полного комплекта мужского обмундирования облегченного типа, включая ботинки. Выскользнувший из приоткрытой двери большой черный  зверь бесшумно промчался между могил и моментально растворился в темноте. Впрочем, ненадолго. 
Надо отдать должное, обещанное “быстро” было выполнено – не прошло и пяти минут, как в конце аллеи донесся приглушенный снегом перестук копыт, и вскоре из темноты выкатились два темных пятна, быстро превратившиеся в шустро рысящего скакуна и конвоирующего его волка, выныривающего то с одной стороны, то с другой, то чуть обгоняя – в общем, всячески пресекающего поползновения типа свернуть куда не следует или развить неподобающую скорость. 
Пять минут? Видимо, и их оказалось слишком много, ибо напарницы на месте не оказалось. Зато далеко впереди отчетливо просматривалась ее удаляющаяся спина. Волк приподнял уши – и тормознув испуганно растопырившегося поперек аллеи жеребца (несомненно, во все тяжкие клянущего несчастливую звезду, отведшую ему удел гвардейского транспорта в столь несчастливом полку) заскакивением поперек дороги, помноженным на крайне многообещающий оскал, бесшумно застелился над снегом с максимально возможной скоростью – ну не могла же, в конце концов,  Морани не услышать такого парадного подваливания, вот сейчас она начнет оборачиваться … ах ты, черт… сейчас…   
Ну конечно же, она обернулась. И не только. Когда волчья морда подбивает тебя под коленку, ограничиться одним оборачиванием крайне трудно. Волк по инерции проскочил вперед, прижав уши, нарезал круг почета и, обдав растянувшуюся хм... Снегурочку   холодной сверкающей пылью, с размаху улегся рядом с ней  - и положив морду на снег, скосил торжествующие желтые глаза на  - вообще-то, не снегурочкино какое-то... по выражению... и выражениям, кстати, тоже - лицо – “аааа, втихаряяяя удрать хотееела! а вот хрен” 
-Угу - тряхнул головой Нэт пытаясь восстановить в памяти где он в последний раз потерял цель, хотя, впрочем, это было уже не важно. Весь смысл того бреда, которым он занимался последние полчаса-час, до подростка так и не дошёл, нелюдь и людь сбежалась на кладбище накачавшись каким то пойлом, набила друг другу морды, кого то убила и разбежалась...А вопросы типа "что", "зачем", "почему", волновали очень мало кого. Ну может быть тех, кто ехал сюда с ясной им целью, но цель эту разъяснить никому не захотелось, по наитию поработали вот бред и вышел. Нэт ещё раз тряхнул головой, и, понимая, что совершенно запутался, решил забить на это дело принявшись рыскать по кладбищу в поисках собратьев. 
Улов оказался приличным: помимо двух оборотниц у повозки, рядом с телом вполне живого качка, который, как оказалось, ушёл от пулемётной очереди на входе, найден был ещё собрат в количестве одна штука, который также был оттащен к остальным вместе с копьём и скрипкой. Далее следовал процесс укутывания своих (безнадёжно краснеть уже не получалось, устало как то чувствовалось) найденными в фургоне тряпками, автостоп кэба без кэбмена, загрузка. Наполедок была захвачена найденная наконец то собратка-цель. 
Ванная, такая теплая, душистая, полная пузырей и пены, пахнущая жасмином и тмином... И кружка подогретого вина с корицей и гвоздикой... и огромная баранья, нет, говяжья... да все равно чья, лишь бы хорошо прожаренный шмат мяса. И рядом соусник с базиликовым соусом и полкраюхи воздушного хлеба с хрустящей корочкой... 
От таких мыслей рот мгновенно наполнился слюной, а ноги непроизвольно ускорили шаг. 
Опасность сзади!!!! - истошно завопили инстинкты, и что то ткнулось под коленки. Уйти от удара она не смогла, но в падении развернулась, как кошка, выпуская куртку и одновременно вытаскивая серебряный нож, приземлилась на четвереньки. Взгляд поймал здоровенную черную зверюгу, которая с совершнно хамским видом улеглась рядом и скосила на нее блестящие торжеством желтые глаза - на, мол, тебе... 
Морани плюнула со злости: 
- Тьфу ты дьявол... - рука, сжимающая нож, перестала быть центральным местом существа - Стоун, еще раз так сделаешь... - мгновенный выброс руки в сторону - и ухо вервольфа зажато между пальцами-крепко, но осторожно - уши оборву... пушистик! - потом быстро осмотрела напарника любопытным взглядом, с примесью легкой неприязни. С одной стороны интересно посмотреть как выглядит звериная сущность твоего... напарника. С другой стороны, он - Зверь. А значит - Враг. 
А потом вдруг выпустила ухо, провела по лобстой голове до носа, обратно и почесала за ухом. 
- А ты красавчик, Стоун. За транспорт - спасибо - быстро вскочила на ноги, подхватила куртку, и рысью добежала до жеребца. Пару секунд понадобилось, чтобы поймать поводья, и оседлать испуганную лошадь 
- Удажи, животное! - и фыркнув, ткнула лошадь в бока. Жеребец взвился, заржав. От неожиданности Лара клацнула зубами, чуть было не уронила куртку, вцепившись в поводья, но все же усидела, и уже не оглядываясь, рванула в город. 
Волк поднялся на ноги, с шумом встряхнулся, на мгновение окутавшись мутным облаком снежной пыли, проводил взглядом быстро удаляющуюся конную фигуру - и, развернувшись, размашистой рысью двинулся по аллее, сворачивая к каждому темному пятну, выступающему из снега и внимательно разбирая путаницу человеческих и нечеловеческих следов, раскиданных по утихшей арене битвы. Снежные письмена поведали следующее: живых на кладбище, кроме него самого и разбежавшихся гвардейских лошадей, практически  не осталось; собратьев, оказавшихся не в состоянии покинуть Хайгейт, Нэт уже собрал и оперативно с ного удалил; не-собратьев, в столь же неутешительном состоянии, собрали и удалили их собратья - соответственно, вместе с самими собой.  А там, где Гарм оставил Елену в момент появления стрелков, осталась лишь горка ткани, некогда бывшая одеждой, да присыпанное снегом оружие. И отпечатки лап, убегающие в завывающую темноту. Зверь сорвался с места и быстро набирая скорость помчался по цепочке следов – и вдруг резко затормозил, недоверчиво принюхиваясь к порывам морозного ветра. Нет, ветер соврать не мог, как ни странны были его заверения. Волк свернул за могильный камень и несколько секунд стоял над неподвижным, чуть присыпанным снегом телом ( Косарь), толкнул его лапой – реакция нулевая. Оборотень с отчаянием обернулся в ту сторону, куда уводили следы – потом ухватил лежащего зубами за одежду и быстро потащил в сторону от аллеи. Через несколько минут хранилище скорострельных агрегатов и проч. приобрело дополнительный статус убежища – не , конечно, но во всяком случае там было гораздо теплее, чем снаружи, не было ни снега ни ветра, а главное – вряд ли кому-нибудь из непрошенных посетителей кладбища, будь то привлеченная недавней канонадой полиция или какой-либо столь же маложелательный элемент, пришло в голову направиться именно в эту сторону и заглянуть именно в этот склеп, один из многих десятков ему подобных в этом местечке (да и скорее всего, бессознательно-инертное состояние офицера должно было завершиться в самое ближайшее время, и вряд ли бы тот стал дожидаться появления вышеупомянутых господ). Содранный же с фургона тент вполне добросовестно сыграл роль нижней защиты от мертвого холода земляного пола. 
Выскочив из склепа, волк снова встал на след и, меряя снег огромными стелющимися скачками, мгновенно растворился в темноте



РУ Новости

Little-Known, Highly-Rated movies. Find the perfect movie for your mood!

Download antivirus software from the site "Defence For Me" now!


ролевая игра